ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О да, им нужен отдых.

Вот к чему привели миллионы лет величия: склеротические старцы разлагаются в своих подземных клетках, в то время как роботы множатся и процветают, продолжая радостно служить своим выжившим из ума хозяевам. Наш поиск завершен. Мы нашли Высших, мы вторглись туда, куда не следовало бы входить посторонним, мы повстречались с кошмаром – увидели самую прекрасную из рас Галактики в старости.

Лучше бы роботам не пускать нас сюда.

Надеюсь, что, когда через миллионы или миллиарды лет подойдет срок Земли, она умрет чистой и быстрой смертью (планеты, как и люди, имеют на это право) и никакие чужаки не придут с ужасом смотреть на деградировавших, беспомощных, бессмертных наследников нашей культуры.

Мы оставили подземелье, где выморочная жизнь все еще старается обмануть смерть, и вернулись на сияющую поверхность Мирта, полагая, что поток чудес иссяк и наши приключения подошли к концу.

И опять оказались неправы. Мирт хранила для нас в запасе еще одно чудо, изменившее до неузнаваемости жизнь каждого разумного существа во Вселенной и втолкнувшее нас в новую, удивительную эпоху.

Дихн Рууу привел нас в большую комнату, заваленную различными аппаратами Высших, и, проходя мимо очередной кучи, я заметил на самом верху знакомый по «прежней жизни» предмет.

– Смотри-ка, – сказал я, – памятная медаль.

Там лежало полдюжины сверкающих металлических дисков, точь-в-точь такие же мы выкапывали сотнями по всем стоянкам Высших на всех планетах.

Никто из членов экспедиции не обратил особого внимания на мою находку. Все собрались около какой-то скульптуры из тонких, изогнутых, переплетающихся трубочек. Я окликнул Дихна Рууу и спросил его о назначении этих медалей.

Робот поднял с кучи цепочку бляшек, разложил их на своей огромной ладони и сказал:

– Это активаторы.

– Активаторы чего?

Вместо ответа робот засунул вторую ручищу по локоть в один из шкафов и вытащил на свет божий обруч из мягкого белого металла с широкими пазами.

– Это усилитель мысли, – пояснил Дихн Рууу, – средство общения.

Передача от сознания к сознанию.

– Вы можете показать мне, как он работает?

– Активаторы нужно поместить в пазы обруча. Затем вы надеваете аппарат на голову…

Я взял у Дихна Рууу усилитель мысли и несколько дисков и дрожащими руками принялся вставлять активаторы в пазы. Дихн Рууу ничего не сказал.

Доктор Шейн, стоявший на другом конце комнаты, вдруг обернулся, видимо, заметил мое выражение лица и спросил:

– Что ты делаешь, Том?

– Ничего, – буркнул я, засунул последний диск на место и поднял обруч над головой.

Я знал, что страшно рискую, но не хотел даже думать об этом. Вся моя жизнь была только прологом, предысторией этой минуты. Все эти годы я был несовершенным, отрезанным от мира одиночкой, а теперь, может быть, стану полноценным человеком.

Я надел усилитель мысли (обруч приятно холодил виски) и вдруг почувствовал, что в моей голове, внутри, тяжело бьет кузнечный молот, покачнулся и, кажется, упал. Я ничего не видел, будто кто-то выключил мои глаза. Языки пламени танцевали в мозгу. Разум покинул тело и летел сейчас в пустоте…

И «увидел» другой разум…

Контакт!

Какой-то внутренний голос произнес:

– Кто здесь? Кто зовет?

– Том Райс, – ответил я.

– Но ты же не телепат!

– Теперь телепат.

Я знаю, что сейчас соприкасаюсь с мозгом Дэвиса, телепата с «Гордости Космоса». Этот человек, вчера еще незнакомец, стал мне близок, как никто другой. Наши сознания встретились. Сейчас они сольются. Я был так счастлив своим новым умением, что издал исполненный восторга вопль. Оглушенный Дэвис отшатнулся, застонал от боли и захлопнул свой мозг. Не важно. Не страшно. На самом деле никакой боли нет. Я выскользнул из сознания Дэвиса и полетел вперед…

В космос.

Как легко, оказывается, прыгать через десятки световых лет!

Удивленный, восхищенный, очарованный, несся я по Галактике. Я чувствовал, как отовсюду тянутся ко мне мысленные импульсы, я видел их, как яркие точки света, белые звезды на фоне ночного неба. Телепаты переговаривались, пытаясь понять, откуда взялся незнакомец. Я коснулся сознания Нахмана Бен-Дова, буддиста-израильтянина с Хигби-5.

– Кто это? – рявкнул он. – Ваши позывные? Кто вы такой?

– Том Райс.

– Но как…

Я распахнул свой разум, и наши сознания коснулись друг друга, я почувствовал его силу, его тепло. Я заметил рядом еще один огонек и потянулся к нему – это была Мардж Хотчкисс, и отвратительная баба не кажется мне больше отвратительной, потому что за раздражительностью, ленью, эгоизмом теперь видна ее – наверное, так – душа. От Мардж я вылетаю прямо в объятия Рона Сантанжело, он приветствует меня, радостный и изумленный и тут, словно плотину прорвало, в мое сознание врывается хор телепатов, голоса со всех уголков Вселенной, они хотят знать, как это я, человек, не обладавший способностями с рождения, вдруг обрел возможность прикасаться к чужим сознаниям. На какое-то мгновение я вступил в контакт со всеми телепатами Галактики одновременно, как бы это сказать, замкнув на себя всю телепатическую сеть.

И наконец, наконец я услышал тот голос, который искал все это время.

– Том, до чего чудесно! Я никогда и не мечтала о таком! И не думала, что это может случиться!

– И я тоже, Лори, и я.

Мое сознание рванулось вперед, к моей сестре, а она летела навстречу мне через космос, и все другие телепаты исчезли, отошли в сторону, замкнули нас в оболочку тишины, оставили вдвоем. Мы раскрыли друг другу свои мысли. Издалека, за сотни световых лет моя сестра Лори обрушила на меня такую волну любви и тепла, что я чуть не прервал контакт, боясь утонуть, потерять себя. Заметив это, Лори как-то снизила напряжение эмоций, мы приблизились друг к другу (у меня это получалось с каждым разом все лучше и лучше), и наши сознания слились.

Слились. Полностью.

В это мгновение единения мы узнали друг о друге все, что можно было узнать. Она выпила из меня мое путешествие, все, до мельчайших подробностей – от смертной скуки, одолевавшей меня на борту сверхпространственного корабля, летевшего к Хигби-5 через всю нашу одиссею до той минуты, когда я надел усилитель мысли. Лори не нужно будет проигрывать блоки посланий – она уже знает всю историю моих приключений.

А я проник в ее мозг, погрузился в ее сознание, был ею, я стал парализованной девушкой, собственной сестрой, и понял, что раньше совсем не знал ее. Я был полным дураком, когда жалел ее, пытался защитить от жизни, прятал от нее свои радости, чтобы она не завидовала, чтобы ей не было больно. Я тратил свою жалость впустую, да Лори никогда и не завидовала мне. Она очень сильная, наверное. Моя сестра – самый сильный человек во Вселенной, и паралич, госпитальная койка ничего не значат для нее. У нее друзья во всех уголках Галактики, она ничего не боится и никому не завидует, а уж мне-то в последнюю очередь. В миг полного слияния я осознал, что это я, невосприимчивый к телепатии, был прикован к Земле, я был калекой. Лори жалела меня, как я жалел ее, но ее чувство было сильнее и имело под собой больше оснований.

Но время жалости прошло.

– Посмотри, это Яна, – сказал я и передал образ.

– Она прекрасна, Том. Я знаю, вы будете счастливы вместе. Но почему бы тебе не дать ей усилитель?

– Да. Сейчас…

И тут меня понесло в воронку, контакт с Лори оборвался, я снова был один, запертый в костяных стенах собственного черепа.

– Он приходит в себя! – прозвучал голос доктора Шейна. – Ему лучше.

Я открыл глаза. Я лежал на спине на холодном каменном полу комнаты.

Вокруг меня с озабоченными лицами стояли все члены экспедиции. Саул держал в руках усилитель мысли, который он сорвал с моей головы. Яна испуганно жалась к Пилазинулу. Я попытался встать. Закружилась голова, но со второго раза мне все-таки удалось подняться.

– Верните мне это! – завопил я и кинулся к обручу-усилителю.

280
{"b":"558838","o":1}