ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Допив кубок до дна, он встал, кряхтя, и посмотрел на свои голые ноги. Какая-то распыленная из диагностата субстанция покрыла ранки пленкой телесного цвета, так, что ран было совсем не видно. Он с трудом натянул свои разодранные ботинки.

– Мостовая здесь очень гладкая, – сказал Мюллер.

– Так ты дашь мне немного этого напитка для моего друга?

Без слов Мюллер вручил Раулинсу флягу, заполненную наполовину. Нед пристегнул ее к поясу.

– Это был очень занимательный день. Надеюсь, мы сможем встретиться снова.

Когда Раулинс, хромая, шел в зону Е, Бордмен спросил:

– Как твои ноги?

– Измучился. Но ранки быстро заживают. Ничего страшного.

– Ты смотри, чтобы у тебя не упала эта бутылка.

– Не бойся, Чарльз. Я хорошо ее прикрепил. Мне не хотелось бы лишить тебя такого удовольствия.

– Послушай, Нед. Мы действительно посылали за тобой много роботов. Мы все время наблюдали твою мучительную борьбу со зверями. Но мы ничего не могли сделать. Каждого робота Мюллер останавливал и уничтожал.

– Все в порядке, – сказал Раулинс.

– Но он действительно неуравновешен. Не захотел впустить ни одного робота в центральную зону.

– Все хорошо, Чарльз. Ведь я жив.

Бордмен, однако, продолжал говорить о том же.

– Я даже подумал, что если бы мы не посылали роботов, то это бы было значительно лучше, Нед. Потому что они слишком долго занимали внимание Мюллера. А ведь за это время он мог вернуться и выпустить тебя. Или, по крайней мере, перебить этих зверей. Он…

Бордмен замолчал, надул губы и скорчил гримасу перед зеркалом, взял себя за складку жира на животе. Проклятая старость. Пора снова подвергнуть себя преображению. Принять опять внешность шестидесятилетнего мужчины, одновременно вернув хорошее самочувствие пятидесятилетнего. После длинной паузы он добавил:

– Думаю, Мюллер уже подружился с тобой. Я очень рад. Пришло время попытаться выманить его из лабиринта.

– Как я должен это сделать?

– Пообещай вылечить его.

10

Они встретились через два дня в южной части зоны B. Мюллер приветствовал Раулинса с явным облегчением, чего тому и надо было. Раулинс подошел к нему, пересекая наискосок овальный зал – наверное, бальный – между двумя сапфировыми башнями с плоскими крышами. Мюллер кивнул головой:

– Ну как ноги?

– Отлично.

– А твой приятель… Ему понравился напиток?

– Естественно. – Раулинс вспомнил блеск в глазах Бордмена. – Он прислал тебе какой-то особый коньяк и надеется, что ты еще угостишь его своим нектаром.

Мюллер посмотрел на бутылку в вытянутой руке Раулинса и холодно сказал:

– К черту все это. Ты не сможешь меня склонить ни к какой торговле. Если ты дашь мне эту бутылку, я ее разобью.

– Почему?

– Дай, я тебе это докажу. Нет, подожди. Не разобью. Нет, дай.

Он взял обеими руками красивую плоскую бутылку, открутил колпачок и поднес к губам.

– Вы черти, – сказал он уже мягче. – Что это? Из монастыря на Денеб XIII?

– Не знаю. Он только сказал, что это тебе должно понравиться.

– Сатана. Искуситель. Меновая торговля, черт вас побери! Но на этом конец. Если ты еще раз появишься с этим своим дьявольским коньяком… или чем-нибудь иным… даже элексиром богов, я его не приму. Что ты делаешь целыми днями?

– Работаю. Я же говорил тебе. Им не очень-то нравятся мои визиты к тебе.

«Все же он меня ждал, – подумал Раулинс. – Чарльз прав: он проникся ко мне. Почему он такой упрямый?»

– Где они теперь копают? – спросил Мюллер.

– Да не копают они. Аккустическими зондами исследуют границы зон E и F, чтобы установить хронологию… то есть, чтобы установить, сразу воздвигли весь лабиринт или слои нарастали постепенно, вокруг центра. А ты как думаешь, Дик?

– Заруби себе на носу: ничего нового для своей археологии ты от меня не услышишь! – Мюллер сделал один глоток из бутылки. – Ты стоишь довольно близко.

– В четырех с половиной или пяти метрах.

– А ведь был еще ближе, когда подавал мне флягу. Я не заметил, что это тебе мешало. Ты ничего не чувствовал?

– Чувствовал.

– Только терпел, как подобает стоику, правда?

Пожав плечами, Раулинс беззлобно ответил:

– Мне кажется, что впечатление от «этого» раз за разом слабеет. Оно все еще довольно сильно, но мне уже легче выдерживать его, чем в первый день. А ты замечал это с кем-нибудь иным?

– Никто другой не собирался наскакивать на «это» дважды. Иди сюда. Смотри. Это мой источник воды. Просто шик. Вот эта черная труба бежит вокруг всей зоны B. Из какого-то полудрагоценного камня. Ониксовая, вероятно. Довольно симпатичная, – Мюллер присев, погладил акведук. – Здесь какая-то система насосов. Тянет воду из глубины, может быть, в сотню километров. На поверхности Лемнос нет никаких открытых водоемов.

– Есть моря.

– Независимо от… но, чего бы там ни было, тут ты видишь один из этих каналов. Каждые пятьдесят метров есть такая штука. Насколько я понимаю, это снабжало водой весь город, а значит, его строителям не нужно было много воды. Водопровода я не нашел, канализации тоже. Хочешь пить?

– Вообще-то нет.

Мюллер подставил ладони под спиральный кран, украшенный затейливой гравировкой. Полилась вода. Он быстро выпил несколько глотков. Когда он убрал руки, вода перестала течь. «Автоматически, как будто что-то наблюдало за нами и знало, когда выключить воду, – подумал Раулинс. – Хитро. Каким же образом это просуществовало миллионы лет?»

– Напейся, – сказал Мюллер, – чтобы уж и позже не чувствовать жажды.

– Я не останусь здесь долго, – сказал Раулинс, но воды хлебнул.

Неспеша они направились в зону А. Клетки были снова закрыты. Раулинс вздрогнул, увидев их. «Теперь бы я ни за что не согласился на подобный опыт», – подумал он. Они нашли скамьи из гладкого камня в форме кресел с подлокотниками. Видимо, они предназначались для каких-то созданий с более широкими спинами, чем у людей. Усевшись, они начали разговаривать. Их разделяло расстояние, достаточное, чтобы Раулинс не чувствовал себя плохо от излучения Мюллера. И все-таки они сидели довольно близко.

Мюллер разговорился. Он перескакивал с темы на тему, порой сердился, порой жалел себя, но в общем говорил спокойно, и речь его была даже интересна. Это была беседа взрослого мужчины, которому небезразличен более молодой собеседник. Они выражали свои взгляды, делились воспоминаниями, философствовали.

Мюллер рассказывал о начале своей карьеры, космических путешествиях, тонких переговорах, которые он вел от имени Земли с колонистами на других планетах. Часто он упоминал имя Бордмена. Раулинс старался не подать вида, что хорошо знает этого человека. Отношение Мюллера к Бордмену было смесью глубокого восхищения и предвзятой обиды. Он до сих пор не мог простить Бордмену, что тот использовал его слабость, послав к гидрянам. «Это нелогично, – подумал Раулинс. – Если бы во мне было столько любопытства и честолюбия, то я сделал бы все, чтобы мне поручили эту миссию. Несмотря на Бордмена. Несмотря на риск».

– Ну что с тобой? – спросил Мюллер в конце. – Ты, кажется, притворяешься менее сообразительным, чем есть на самом деле. Кажешься несмелым, робким, но у тебя есть мозги, старательно скрытые под внешностью прилежного студента. Каковы твои планы, Нед? Что дает тебе археология?

Раулинс посмотрел ему прямо в глаза.

– Возможность понять миллионы прошедших цивилизаций, рас. Я так же увлечен этим, как ты своим делом. Я хочу знать, как и почему все это происходило. И почему так, а не иначе. И не только на Земле и в нашей Солнечной системе. Везде.

– Хорошо сказано!

«Ну да, – поддакнул про себя Раулинс. – Чарли, наверное, оценит этот мой прилив красноречия».

– Может быть, я смог бы пойти на дипломатическую службу, как это сделал ты. Но вместо дипломатии я выбрал археологию. Я думаю, что не пожалею. Ведь столько интересных вещей можно открыть здесь или в другом месте. А ведь мы только начинаем осматриваться в космосе.

33
{"b":"558838","o":1}