ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но ведь нет даже ни малейшей надежды на излечение, – Раулинс медленно встал и поправил рукой длинные золотистые волосы, одернул мятый комбинезон. Подошел к фонтану, брызжущему напитком, и наполнил бутылку. Вернувшись, отдал ее Мюллеру. Потом сам выпил из другой. Какое-то маленькое, явно хищное создание пробежало мимо них и юркнуло в ворота зоны D.

Наконец, Мюллер спросил:

– Ты хочешь мне что-нибудь объяснить?

– Прежде всего мы не археологи.

– Дальше.

– Мы прилетели сюда специально за тобой. Все это время мы знали, где ты находишься. Тебя выслеживали с тех пор, как девять лет назад ты покинул Землю.

– Я был довольно осторожен.

– Все твои хитрости были ни к чему. Бордмен отлично знал, что ты улетел на Лемнос. Он оставил тебя в покое лишь потому, что ты не был ему нужен. Но когда наступила такая минута, он вынужден был прилететь сюда. Он держал тебя в резерве, скажем так.

– Чарльз Бордмен прислал тебя за мной?

– Да, мы все здесь именно поэтому, – сказал Раулинс бесцветным голосом.

– Это единственная цель нашей экспедиции. А меня выбрали для контакта с тобой только потому, что ты знал моего отца и, конечно, мог мне довериться. И вид у меня довольно невинный. С самого начала Бордмен руководил мной. Говорил, что мне надо рассказывать, что мне надо делать, давал указания, как ошибаться, как петлять, чтобы все в конце концов удалось. Даже приказал мне войти в эту клетку, думая, что этим я расположу тебя к себе.

– Бордмен здесь? На Лемносе?

– В зоне F. У него там лагерь.

– Чарльз Бордмен?

– Да. Он.

Лицо Мюллера окаменело, а в голове молниеносно закружились мысли.

– Зачем он это сделал? Чего он хочет от меня?

– Ты ведь знаешь, что во Вселенной кроме нас и гидрян есть и третья раса разумных существ.

– Знаю. Мы открыли ее лет десять назад. Именно поэтому меня направили к гидрянам. Мне было поручено обговорить с ними дела оборонного союза, прежде чем та, внегалактическая раса доберется до нас. Но я не смог. А что это имеет общего с…

– Ты много знаешь об этой расе?

– Очень мало, – признался Мюллер. – Ничего, кроме того, что я тебе говорил когда-то. В первый раз я услышал о них в тот день, когда собрался отправиться на Бету Гидры. Бордмен сказал мне только, что в соседней Галактике живут какие-то существа, очень разумные, более развитые… и что у них есть возможность проникнуть в нашу Галактику и посетить нас.

– Теперь мы знаем о них больше.

– Но скажи сначала, чего Бордмен от меня хочет?

– Всему своя очередь, – Раулинс усмехнулся. – Многого мы еще о них не знаем, об этих существах. Мы запустили к ним одну ракету. Она пролетела несколько тысяч или миллионов световых лет. Мы выпустили ее из гиперпространства… Точно я не знаю. Это была ракета с передатчиком видеоизображений, посланная в одну из зон с усиленным рентгеновским излучением. Информация строго секретная, но я слышал, что это галактика Сигнус II или Скорпиус А. Мы как-то обнаружили, что одна из планет этой галактики населена существами с высокоразвитой цивилизацией. Совершенно чуждые нам существа.

– Совершенно?

– Они видят в более низком спектре, – пояснил Раулинс. – А основное поле зрения у них на волнах высокой частоты, в рентгене. Кроме того, они, видимо, могут воспринимать и радиоизлучение или, по крайней мере, черпать из него какую-то информацию, а также большинство волн среднего диапазона. Но не очень интересуются тем, что лежит в промежутке между инфракрасным и ультрафиолетовым излучением, то есть тем, что мы называем видимым светом.

– Подожди. Радиочувства? А ты знаешь, какой длины эти радиоволны? Чтобы черпать какую-либо информацию, нужно обладать огромными рецепторами. Каковы же размеры этих существ?

– Примерно со слона.

– Разумные формы жизни не могут быть такими.

– Что это за критерий? Их планета – огромный газовый шар, одни моря, силы притяжения, о которой вообще стоило бы говорить, никакой. Они парят над поверхностью своей планеты. Им не знакомы квадратные и кубические фигуры.

– То есть это стада суперкитов, достигших технической культуры. Но ведь ты не хочешь убедить меня в том, что…

– Вот именно. Достигли. Повторяю тебе, у нас с ними нет и не может быть ничего общего. Сами они не способны сооружать механизмы. У них для этого есть рабы.

– Ага, – сказал Мюллер.

– Мы, наконец, поняли, что там происходит. До меня доходят только обрывки этих сообщений, строго секретных, но я их сопоставляю и знаю, что существа эти используют других, то есть превращают их в какое-то подобие автоматов, управляемых по радио. Они используют всех, кто только обладает конечностями и может двигаться. Начали с маленьких животных на своей планете, подобных дельфинам, может, даже разумных, а потом и дальше развивали свою технику, пока не вышли в космос. Добрались до ближайших планет… овладели там какими-то существами вроде псевдошимпанзе. Теперь им нужны пальцы. Это для них очень важно. Сейчас зона их влияния охватывает около восьмидесяти световых лет и, насколько мне известно, расширяется поразительно быстро.

Мюллер покачал головой.

– Это еще худшая чепуха, чем твои рассказы об излечении. Слушай, скорость передачи радиоволн ограничена, правда? Если эти существа контролируют работу невольников на расстоянии в восемьдесят световых лет, эти же восемьдесят лет должна длиться передача приказов, каждое дрожание мысли, мельчайшее движение…

– Они могут покидать свою планету, – сообщил Раулинс.

– Но если они так велики…

– Невольники построили им собиратели силы притяжения. Они могут развивать также и межзвездную тягу. Всеми их колониями управляют надзиратели, которые находятся на орбитах, на высоте несколько тысяч километров, в капсуле с атмосферой родного им мира. Для каждой планеты достаточно одного надзирателя. Думаю, это какой-то сменяющийся дежурный.

Мюллер закрыл глаза. Вот непонятное гигантское чудовище распространяется по своей далекой галактике, подчиняя себе всех живых тварей, и постепенно создает рабовладельческое государство из послушных биологических роботов. Затем уже какие-то космические киты кружатся вокруг планет, контролируя свои великолепные предприятия, оставаясь при этом неспособными даже к незначительному физическому действию. Просто моря чудовищной стеклообразной массы, розовой протоплазмы, напичканной органическими рецепторами, которые охватывают оба конца спектра. Шепчут что-то друг другу вспышками рентгеновского излучения. Передают приказы по радио. «Нет, – подумал он. – Нет».

– Гмм… – сказал он осторожно. – Ну и что из этого? Они ведь в другой галактике?

– Нет. Они уже добираются до наших колоний. Знаешь, что они делают, когда наталкиваются на планету, заселенную людьми? Оставляют надзирателя на орбите и полностью господствуют над колонистами. Они уже поняли, что люди – наилучшие рабы. Сейчас они захватили уже шесть наших миров. Завладели бы и седьмым, но там удалось уничтожить надзирателя. Теперь это не так просто. Они отводят наши снаряды в сторону, отбрасывают их назад.

– Если ты все это придумал, – вскричал Мюллер, – то я тебя убью.

– Клянусь, это правда.

– А когда это началось?

– В прошлом году.

– И что происходит? Эти существа все больше и больше людей в нашей Галактике превращают в живые трупы?

– По мнению Бордмена, у нас есть возможность остановить это.

– Как?

Раулинс пояснил.

– Они, наверное, не отдают себе отчета, что мы тоже разумные существа. Потому что мы не можем с ними договориться. Они немые. Общаются каким-то телепатическим способом. Мы пытались по-разному передать им информацию, бомбардируем их на всевозможных частотах, но все напрасно. Видимо, они нас не понимают. Бордмен считает, что если бы мы убедили их в том, что у нас есть чувства и душа, то они, может быть, оставили бы нас в покое. Бог знает, почему он так думает. Вполне возможно, что у этих существ есть какой-то план, по которому они собираются поработить полезных, по их мнению, созданий, не наделенных, однако, разумом. Поэтому если бы мы смогли им доказать…

38
{"b":"558838","o":1}