ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Экраны более высокого уровня – седьмой, восьмой и десятый – передавали изображения, вероятно, из зон G и К, наиболее выдвинутых наружу, самых больших и опасных. Мюллер не желал рисковать и возвращаться туда, чтобы детально проверить свою гипотезу. Его вполне удовлетворяло и то, что он видит на этих экранах изображения и наиболее удаленных мест лабиринта. «Нет никакого смысла, – подумал он, – подвергать себя опасности, чтобы исследовать эти ловушки поподробней».

Одиннадцатый и двенадцатый экраны передавали вид равнины вне лабиринта, равнины, теперь оккупированной пришельцами с Земли. Посреди нее возвышалась стальная башня звездолета.

Немногие приспособления, оставленные древними строителями лабиринта, имели такую информационную ценность. Посреди центральной площади в колпаке из какого-то прозрачного вещества стоял огромный двенадцатигранный камень рубинового цвета, а внутри него непрерывно тикал и пульсировал какой-то механизм. Мюллер допускал, что это своего рода атомные часы, отмеряющие время в единицах, принятых тогда, когда они были сконструированы. Периодически камень менялся, рубиновая поверхность его мутнела, становилась синей, затем гранатово-красной, и, наконец, черной. Иногда камень начинал колебаться на своем основании. Мюллер старательно регистрировал эти изменения, но так и не понял их смысла.

На каждом углу этой восьмиугольной площади стоял острый металлический столб высотой метров шесть. В течение всего года эти столбы медленно вращались в скрытых гнездах. Скорее всего это были какие-то календари. Мюллер знал, что они делают оборот за тридцать месяцев, то есть за то время, за которое Лемнос совершает полный оборот вокруг своего уныло-оранжевого солнца, но подозревал, что они имеют какой-то более глубокий смысл. Он давно тщательно исследовал эти сверкающие пилоны, но безрезультатно.

На улице зоны А через равные промежутки стояли странные клетки с прутьями из белого камня, похожего на алебастр. Ни одну из них ему так и не удалось открыть. Дважды за все эти годы, встав рано утром, он видел, что прутья втянуты внутрь каменного тротуара, а клетки открыты. Первый раз они простояли открытыми три дня, потом ночью, когда он спал, прутья вернулись на свое место.

Через несколько лет клетки снова открылись, и тогда он наблюдал за ними постоянно, желая узнать действие этого механизма. Три ночи он не спал, а на четвертую, когда его сморила дремота, клетки снова закрылись, и ему так и не удалось увидеть, как это произошло.

Не менее таинственным был и акведук. Вокруг всей зоны Е шел закрытый желоб из какого-то кристаллического вещества с небольшими отверстиями через каждые пятьдесят метров. Когда он подставлял под любое из этих отверстий какую-нибудь посудину или даже сложенные лодочкой ладони, то оттуда лилась чистая вода. Когда он попробовал засунуть в отверстие палец, оказалось, что снаружи в отверстие нельзя проникнуть, оно закрывалось! Заглянуть туда тоже не удалось. Ему казалось, что вода просачивается сквозь камень, он считал это невозможным, но радовался, что обеспечен чистой, почти родниковой водой.

Конечно, это было паразительно. Удивляло и то, что в старинном городе сохранилось столько действующих приспособлений. Археологи, исследовав артефакты и скелеты на равнине Лемноса вне стен лабиринта, пришли к выводу, что планета лишилась разумных существ по крайней мере полтора миллиона лет назад, или даже пять-шесть миллионов лет. Хотя он был только археологом-любителем, но приобрел в этих местах неплохой опыт и знал печальные последствия течения времени. Раскопки на равнине были действительно древними. Археологи обнаружили древние рудники, а внешние стены города свидетельствовали, что на его перестройку использовали именно эти материалы.

Однако большая часть города была построена до зарождения и эволюции человека на Земле и казалась нетронутой на протяжении всех этих веков. Частично этому способствовал сухой климат, здесь не было никаких бурь, не шли дожди – по крайней мере те девять лет, которые Мюллер здесь находился. Только ветер и гонимый ветром песок могли выдувать мостовую, но и следов их воздействия не было видно. Песок даже не собирался на плитах улиц. Мюллер знал, почему.

Скрытые механизмы поддерживали порядок, всасывая всю грязь с улиц и площадей. Для эксперимента он взял из садов несколько горстей земли и разбросал их тут и там. Уже через несколько минут эта земля стала двигаться по полированной мостовой и через несколько минут втянулась в щели, на мгновение открывшиеся у основания ближайшего здания. Вероятнее всего, под городом размещалась огромная сеть каких-то непонятных механизмов. Неуничтожимые, почти вечные приспособления, которые при помощи каких-то невероятных ремонтных установок могли противостоять действию времени.

У Мюллера не было необходимого оборудования, чтобы пробить невероятно твердую мостовую. Изготовленными самостоятельно примитивными орудиями он пытался копать в садах, пытаясь таким способом добраться до этих таинственных подземелий, но хотя и вырыл яму глубиной до трех метров, так и не обнаружил ничего, кроме земли.

Это приспособление наверняка где-то было – ведь должна же была какая-то система следить за тем, чтобы действовало телевидение, чтобы улицы оставались чистыми, чтобы стены не крошились, чтобы в отдаленных зонах вокруг лабиринта всегда были наготове смертоносные ловушки.

Какая же раса смогла построить город, переживший миллионы лет? Еще труднее было вообразить себе, отчего погибли эти существа. В заброшенных рудниках были найдены кладбища, оставленные строителями лабиринта. Они помогли узнать, что город построили гуманоиды небольшого роста (около полутора метров), очень широкие в плечах, с длинными руками, оканчивающими гибкими пальцами, и ногами с двойными суставами. Но следов этой расы не было на планетах этой солнечной системы, и никто подобный не встречался людям в других системах. Может быть, эта раса переселилась в какую-нибудь далекую галактику, до которой еще не добрались люди. Или, что тоже было весьма вероятно, они не совершали межзвездных перелетов, а развились и погибли здесь, на Лемносе, оставив этот город-лабиринт как единственный памятник своего существования.

Кроме него ничто на планете не свидетельствовало о том, что она была когда-то населена, хотя захоронения (которых было чем дальше от лабиринта, тем меньше) были открыты даже в тысяче километров от него. Может, время стерло все города с поверхности Лемноса и остался только лабиринт? Или, может быть, укрытие, расчитанное на миллион существ, было на Лемносе единственным городом? Ничего теперь не указывало на существование каких-либо поселений. Сама идея лабиринта доказывала, что в последние века своего существования это племя спряталось в хитро построенную крепость, чтобы защититься от какого-то докучающего им врага.

Но Мюллер знал, что это только домыслы. Несмотря на это, он не терял надежды, что лабиринт возник в результате какой-нибудь ошибки цивилизации и не был связан с конкретной угрозой извне.

Попали ли сюда когда-нибудь иные существа, для которых исследование лабиринта не представляло никаких трудностей и которые поубивали всех жителей города прямо на улицах, после чего механизмы, поддерживающие чистоту, убрали их останки? Это было невозможно проверить. Никого из них уже не было в живых. Попав в город, Мюллер застал его тихим, мертвым, как будто здесь никогда не было никакой жизни – город автоматов, пустой, безупречный.

Только звери населяли его. У них был миллион лет для того, чтобы найти пути через лабиринт и размножиться в нем. Мюллер насчитал двадцать видов млекопитающих размерами от крысы до слона. Травоядные животные паслись в городских садах, а хищники жили в заброшенных домах и на охоту выходили в парки. Экологическое равновесие здесь было совершенным. Этот город-лабиринт напоминал Вавилон: «Там в домах ваших поселятся звери и драконы, и будут кричать совы в домах града того, и сирены в полях его».

Огромный, таинственный город теперь безраздельно принадлежал Мюллеру. Он хотел до конца жизни успеть познать его секреты. До него это пытались сделать не только земляне. Пробираясь по лабиринту, он видел останки тех, кто в нем заблудился. В зонах N, G и F лежали по крайней мере двадцать человеческих скелетов. Трое из них дошли до зоны Е, а один даже в зону D. К этому Мюллер был готов, но удивился, обнаружив множество скелетов неизвестного происхождения.

5
{"b":"558838","o":1}