ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секретарь для эгоиста
Мисс Питт, или Ваша личная заноза
Фуга для темнеющего острова
Куда пропал амулет?
Наследник старого рода
Трансформа. Альянс спасения
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
Крадущийся в тени
Зеркало грядущего

На Беатрис красовался жилет из белого шелка, расшитый золотом, шифоновые рукава мягкими складками обволакивали руки, на которых позвякивали браслеты. Ниже золотого пояса, при каждом движении стройных ног колыхались брюки из легкого прозрачного материала, настолько широкие, что сказать юбка это или все же брюки было невозможно. Вместо привычных туфелек на невысоком каблучке Беатрис обула мягкие сандалии. Волосы были распущены и в пряди вплетены шелковые ленточки с монетками.

— Ох, дорогая сестра! Сегодня ты восхитила всех! — довольным голосом прошептал Филипп, склонившись к ее уху. — Я приятно удивлен твоим костюмом. Неужели сама Шахерезада явилась во плоти?

— Рада, что тебе нравится! — искренне ответила Беатрис, рассматривая костюм брата. — Если уж я Шахерезада, то ты, должно быть…

Филипп отступил на пару шагов и расставил руки. Его тело окутывала бархатная тога голубого цвета с серебряной окантовкой, в руках маркиз держал лиру, на голове покоился лавровый венок.

Беатрис не сдержала улыбку.

— Странный ты выбрал костюм, Филипп. А где же крылья?

Он рассмеялся и, взяв два бокала вина, предложил один Беатрис.

— По правде говоря, не моя была идея, — признался он, сделав глоток. — Элиан выбрала этот наряд, мне он показался довольно забавным. Все-таки когда еще представится возможность почувствовать себя… — маркиз мечтательно вздохнул. — Богом любви.

— Почему мне кажется, что эти слова ты слышал в свой адрес довольно часто? — иронично спросила Беатрис, удивившись тому, что графиня выбрала для ее брата костюм. И не просто кого-то, а — если верить мифам — самого лучшего любовника. Но спрашивать не стала. И признаться себе в том, что ее этот факт задел за живое не желала.

— Оставим эти подробности, сестра, — шутливо подмигнув, Филипп повертел в руках лиру. — И откуда она ее только взяла?

Беатрис пожала плечами.

— Лира есть, а Элиан нет, — тихо выдохнула она.

— Наверное, она уже здесь, просто переодетая, — предположил Филипп. Его взгляд наткнулся на Эвет, которая выбрала для себя, а скорее Жозефина постаралась, образ монахини. — Посмотри, де Блесси закутала свою дочь с ног до головы. Видимо, чтобы сохранить ее невинность!

— Как тебя развеселила эта мысль! — подозрительно посмотрела Беатрис, когда маркиз отставив бокал, направился в сторону Эвет.

— Пора проявить свою божественную сущность, — бросил он ей через плечо.

Беатрис с любопытством наблюдала, как Филипп низко поклонился и предложил молодой де Блесси руку для танца. Зардевшись, она согласилась, и пара смешалась с толпой.

Мимо де Эспри проплывали дамы, которые в отчаянных попытках казаться хоть чуть моложе наносили на лица столько пудры и румян, что казалось, если их ударить по затылку, то макияж — словно маска — упадет и разобьется об пол. Увядающие дамы с завистливо надували губы, проходя рядом с Беатрис, но все же улыбались ей. Посмотрев на танцующих, на выпивающих и просто ходивших от одного стола к другому гостей, у Беатрис возникло ощущение, что здесь и сейчас, в этом самом зале смешались все эпохи, все религии и все сословия. Так много было разнообразных нарядов, столько цветов, масок, шляпок, покрывал, плащей и много чего еще, что у маркизы от всего этого великолепия голова пошла кругом. Вот Кришна ведет светскую беседу с кардиналом Святой Церкви, Генрих Восьмой выпивает на брудершафт с огромным павлином, какой-то пират пристает к молоденькой служаночке. Она сделала маленький глоток вина.

Музыка смолкла.

— Дамы и господа, — объявил дворецкий. — А сейчас прозвучит паспье*! Прошу!

Раздались первые звуки, господа приглашали дам и наоборот, все смеялись и шумели, предвкушая очередные па. Беатрис сделала еще глоток, на этот раз большой.

Кто-то склонился к ней, протянув руку в черной перчатке. Беатрис не успела разглядеть приглашавшего до того, как он наклонил голову, и шляпа с широкими полями закрыла обзор. Беатрис, поколебавшись мгновенье, вложила свою руку в руку приглашающего. Незнакомец выпрямился. Беатрис охнула.

— Вы уже согласились на танец, мадам, отказываться неприлично, — мягко притянув к себе Беатрис, улыбнулась Элиан.

ЭЛИАН

Элиан стояла в линии господ, Беатрис среди дам. Господа поклонились, дамы присели в реверансе. Сколько было таких же переодевшихся в мужские костюмы женщин, сказать было невозможно.

Графиня выставила правую руку перед собой, согнув ее в локте, Беатрис сделала то же самое, едва касаясь ладони Элиан. Они стояли совсем близко друг к другу. Шаг назад, шаг вперед, шаг ближе, шаг дальше. Элиан вновь слегка поклонилась, сновак музыкантам, сделали несколько шагов, приседая, затем обернулись и, пройдя мимо следующей за ними танцующей пары, встретились. И снова их ладони соединились. Элиан смотрела в глаза Беатрис, широко улыбаясь.

— Вы прелестно танцуете, — сделала комплемент графиня, поклонившись.

— Благодарю. Вы тоже, — ответила Беатрис, делая реверанс.

Скрипка с флейтой выступали прекрасным дуэтом, донося витиеватые мелодичные обороты.

— Почему вы выбрали моему брату именно этот костюм?

— Мне кажется, что он его вполне заслуживает.

Де Эспри покраснела.

— Неужели ты меня ревнуешь? — насмешливо спросила Элиан, перед тем, как они поменялись партнерами.

Графиня поклонилась мадам Дидье, которая с изумлением вытаращила на нее глаза. Дю Сорель ей подмигнула и снова встретилась с Беатрис.

— Мне просто интересно.

— Просто, кажется, ему очень идет этот… образ, — Элиан кивком указала в сторону Филиппа, который сидел в стороне в окружении трех дам, целуя им руки, наливал шампанское и смеялся.

Беатрис улыбнулась.

— Да, пожалуй, вы правы.

Элиан сделала шаг назад, затем снова подошла, намного ближе, чем это было нужно.

— Через две недели, граф дю Мельер приглашает на охоту, не хочешь ли составить мне компанию?

— Я не люблю охоту, и вам это прекрасно известно, — заметила Беатрис.

— Тогда решено.

Они разошлись и снова встретились.

— Решено что?

— Ты погостишь у меня пару недель.

— Что? Нет!

— Почему нет?

— Потому что тебе прекрасно известно, — де Эспри раздраженно повела плечами. Она не знала, что именно ее так нервирует.

— Ничего мне не известно, но ладно. Оставим этот разговор до более подходящего времени.

Беатрис ничего не ответила. И до конца танца они не проронили ни слова. Музыка начала замедлять свой ритм. Де Эспри сделала последний реверанс, Элиан отвесила поклон, отведя руку назад, затем выпрямилась и быстро, так, что, кажется, ничего и не произошло, поцеловала маркизу. Это заметил молодой Отес и уже хотел было присвистнуть и хлопнуть в ладоши, но Элиан посмотрела на поник и поспешил ретироваться.

Графиня взяла бокал красного вина и осушила его, потом предложила Беатрис сделать то же самое. Де Эспри последовала примеру Элиан. Объявили следующий танец, Элиан протянула руку в приглашающем жесте, но маркиза покачала головой и проследовала к столу. При каждом движении браслетики на ее запястьях позвякивали, а пояс на талии заманчиво блестел, словно манил чьи-нибудь руки. Элиан вздохнула, и вдруг осознание того, что Беатрис становится для нее не только объектом спора, а уже чем-то большим, ударило ее, словно свалившаяся сверху тучная мадам Дидье. Она быстро отогнала эти опасные мысли, взяв еще один бокал вина.

Заметив, что на щеках Беатрис заиграл хмельной румянец, Элиан ненавязчиво заменила пустой бокал на полный и предложила тост:

— Давайте, дорогая, выпьем за любовь?

— Согласна, — де Эспри зажмурилась, тряхнула головой, отчего монетки, вплетенные в ее волосы заиграли, словно маленькие колокольчики.

Они выпили. Да, сегодня можно было пить и вселиться много, никто не осудит. Сегодня здесь все под другими именами и другие личности.

— Мне нужно на воздух, здесь слишком мало воздуха, — пожаловалась Беатрис. Элиан подставила локоть. Опираясь на руку графини, Беатрис неверной походкой направилась к выходу. Так звенели монетки в волосах и браслеты на руках, и так переливался и играл пояс, что, когда они вышли на террасу, Элиан не удержалась и положила свою руку на талию спутницы. Беатрис сделала попытку освободиться, но вино давало о себе знать, движения были плавными и почти бессильными. Когда она только убирала руку Элиан, и опускала свою, графиня вновь ее обнимала.

11
{"b":"558846","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тридцать три несчастья. Том 3. Превратности судьбы
Шаг через бездну
Чистые и ровные мелодии. Традиционная китайская поэзия
Венецианский призрак
Жить заново
Квази
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Джон Грей (обзор)
Волчья река
Кысь. Зверотур. Рассказы