ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Давным-давно
Награда для генерала. Книга вторая
Первая жизнь, вторая жизнь
#Зановородиться. Невероятная история любви
Тейпирование. Как правильно использовать в домашних условиях. Пошаговая иллюстрированная энциклопедия
Легкий способ бросить курить
Мое преступление (сборник)
Убойная Академия
Чапаев и пустота

Повернувшись к своей фрейлине, она приказала приготовить платье для вечернего выхода. Сегодня в опере выступала новая звезда столичных французских подмостков Лизон Юдо. Говорили, что у нее выдающийся голос, который стоит услышать. Впрочем, говорили так же, что у дивы выдающимся был не только голос, но и пышная грудь чуть ли не полностью показывавшаяся из лифа, когда Лизон набирала воздуха, чтобы в очередной раз продемонстрировать великолепную ля второй октавы. Что обеспечивало посещение ее выступлений не только любителями музыки, но и поклонниками пышных женских прелестей, в надежде ожидающих свершения выхода на сцену не столько мадмуазель Юдо, сколько ее округлостей.

Поднявшись по лестнице в свои палаты, Беатрис начала приготовления. Когда прислуга плотно зашнуровала сзади жесткий корсет, де Эспри не справедлива к женщинам, если заставляет их сдавливать тело этим костяным орудием пыток. К корсету пристегнули на пуговицах нижнюю каркасную юбку, форму которой придавали обручи из китового уса. Далее следовало цельнокроеное шелковое платье из голубого шелка, узкое в плечах, с глубоким декольте. Юбка платья мягко ниспадала вниз на широкий каркас по линии бедер. Рукава-фонарики были украшены темно-синими бархатными вставками, в которых поблескивали в огне свечей небольшие сапфиры.

Длинные волосы, цвета сусального золота, уложили в высокую сложную прическу, закрепили серебряными шпильками и обильно посыпали пудрой. Все это великолепие завершала тонкой выделки диадема, благодаря темным сапфирам подчеркивая платье.

Поверх шелковых перчаток, на запястье застегнули жемчужный браслет, в комплекте с ожерельем, украшавшим шею Беатрис.

Костюм дополняли шелковые чулки с вышивкой и туфли на изогнутом каблуке, к которым пристегнули голубой кружевной бант. Взяв в изящную руку веер, Беатрис покрутилась перед зеркалом и состроила гримаску своему отражению.

В небе собирались тучи, и в воздухе уже витал свежий аромат дождя, когда кучер натянул поводья, и карета остановилась возле здания оперы. Беатрис, расправив веер, не спеша поднималась по и улыбаясь встречавшимся ей знакомым.

— Беатрис, сегодня ожидается громкая премьера, — негромко сказала мадам де Блесси, прикрыв рот веером. — Но многого я не ожидаю. Слава о Лизон Юдо намного громче ее голоса.

— Не могу судить, Жозефина, — пожала плечами Беатрис. — Мне еще не удавалось присутствовать на ее пении.

— Сегодня тебе представится возможность, — мадам де Блесси махнула веером. — Ты сегодня одна?

— Конечно, ты же знаешь, что Бернар уехал, — де Эспри лукаво посмотрела на собеседницу.

— Тогда, быть может, ты составишь нам компанию в ложе? — предложила Жозефина. — Эвет уже там.

— Тебе и Эвет я всегда рада сопутствовать, — вежливо ответила Беатрис, направляясь в сторону балконов.

— Подожди, сейчас должна подойти графиня дю Сорель, — остановилась мадам де Блесси. — А вот и Элиан, — сообщила она, указывая веером в сторону приближающейся графини.

Беатрис обернулась и увидела высокую женщину, голова которой была увенчана темными волосами с россыпью жемчужин. Элиан дю Сорель выбрала платье из тяжелого бархата темно-зеленого цвета, щедро украшенного хризолитами. В ее ушах, игриво поблескивая, качались изумруды, запертые в круг из желтых топазов. Синие глаза графини встретились с каре-зелеными глазами Беатрис. Де Эспри подумала, что время идет на пользу Элиан, с годами она, кажется, блистает все ярче и изысканней.

Дамы вежливо, как это положено в высоких кругах, поздоровались, одарили друг друга любезностями, обменялись свежими сплетнями и прошли на свои места, где их ожидала Эвет де Блесси. Зал шумел, потом зашептал и, наконец, умолк. Представление началось. Глаза публики, в основном благородных господ, через бинокли были прикованы к выплывшей на сцену мадмуазель Лизон Юдо. Дирижер взмахнул палочкой и по залу разлилась музыка. Дива в глубоком декольте начала набирать воздух в пышную грудь, а с ней и половина ожидающих хорошего зрелища господ. Грянул удар барабана, звуки скрипки взвились в воздух. И Лизон поставленным голосом затянула арию.

Пока шло представление, кто-то тихо переговаривался, дамы наблюдали в бинокли не за действием на сцене, а за другими посетителями, отмечая тех, кто явился в обществе новой фаворитки, кто оделся по последней моде, кто сидит в ложе с губернатором, в общем, за всем, что только можно узнать, когда собирается дворянское общество. От этого хищного зверя ничего нельзя было скрыть, если, а такое случалось часто, объект его пристальных глаз не обладал достаточным умом и хитростью. Сколько жизней было загублено лишь только по одной случайности, неудачному стечению обстоятельств и недальновидности. Стоит сделать промах и больше никогда уже не подняться из пепла, в который можно превратиться, если свет узнает о грехах ближнего своего. Толпа растопчет и разорвет на части, если постигнет неудача. И назад дороги нет.

Беатрис медленно перевела бинокль со сцены в сторону зала, внимательно изучая публику, и не пожалела. На противоположной стороне, в глубине ложи, виконт Отес увлеченно целовал шею замужней мадам де Перрин, которая явно не оказывала сопротивления, даже ради приличия. Покачав головой, супруга Бернара де Эспри вернула свое внимание на сцену. А слухи были правдивы, грудь Лизон действительно готова была показаться всему залу.

— Боже мой, — насмешливо прошептала Элиан, слегка склонившись к уху Беатрис. — Кажется, еще одно движение, и ее бюст покинет свое место!

— Да, — согласно кивнула де Эспри, удивляясь тому, что графиня буквально прочитала ее мысли. — Мне тоже так показалось. Но поет она действительно превосходно. Как вам кажется? Вы довольны? спросила Элиан, слегка опустив взгляд ниже украшенной жемчугом шеи собеседницы.

— Выступлением! — громче, чем нужно ответила Беатрис, смутившись. На нее тут же зашикали из соседней ложи. Она тихо извинилась.

Дю Сорель беззвучно рассмеялась, прошептав, что всего лишь пошутила и принесла извинения за свой юмор.

После окончания всех сцен и арий, Лизон Юдо удостоилась бурных оваций. Она поклонилась, на сцену выбежал какой-то молодой офицер с букетом цветов и, склонив голову, припал к руке дивы. Зал зааплодировал еще громче. Мадмуазель Юдо поблагодарила юношу и он, счастливый, ушел со сцены. Дали занавес.

Публика покидала свои места.

Мадам де Блесси с дочерью Эвет, графиня Элиан дю Сорель, маркиза Беатрис де Эспри стояли у выхода из здания оперы, оживленно обсуждая действия, происходившие недавно на сцене, когда к ним подошел почтенный господин Фабрис, герцог де Херв-дю-Эли.

— Милые дамы, — откашлявшись, поздоровался он, целуя поочередно каждой из них руку.

— Месье Фабрис, — вежливо ответили они.

— Я хотел бы пригласить вас всех, в честь своего очередного юбилея, семидесятого, кажется, — рассмеялся он своей шутке. — В свое имение, поохотится в моих владениях. На следующей неделе. Буду рад принять вас с вашей свитой.

— Буду счастлива погостить у вас, герцог дю Эли, — поклонилась Жозефина. Эвет последовала примеру матери.

— Ах, Жозефина, — улыбнулся старик. — Жаль, что Леонс не дожил до этого дня, он был моим близким другом. Уверен, что сейчас он наблюдает за нами и радуется, что его дочь стала такой красавицей!

Эвет одарила месье Фабриса польщенной улыбкой. Герцог вопросительно посмотрел на Беатрис.

— Я непременно буду, — кивнула та. — Бернар сейчас в отъезде…

— Да, я знаю, дорогая, — перебил ее старик. — Кстати, сегодня я не видел здесь твоего брата. Его я приглашаю так же, позже напишу ему письмо.

При этих словах мадам де Блесси недовольно поджала губы.

— Графиня дю Сорель, вас я жду непременно, — сказал старик голосом, не терпящим возражений.

Элиан ничего не оставалось, она и так дала бы свое согласие, ведь Беатрис собиралась погостить у герцога, а такую прекрасную возможность упустить было нельзя.

— Ну, что ж, — продолжил месье Фабрис, получив улыбку от графини. — Вопрос решен. Жду вас, дамы, в начале следующей недели. Кстати, будет бал в середине… — он опять кашлянул. — И в конце недели состоится бал-маскарад. Так что, берите слуг и необходимые вещи.

3
{"b":"558846","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обсидиановое зеркало
Как читать рэп
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Квази
Как найти королеву Академии?
Мое преступление (сборник)
Ведьмак (сборник)
Затворница
Выбор офицера