ЛитМир - Электронная Библиотека

Да она сама просила, сама этого хотела, но она даже не могла представить, что будет так больно. Закусив до крови губу и обхватив себя руками так, что ногти вонзались в предплечья оставляя кровавые следы, чтобы не закричать в голос.

Слушать стоны любимой под другим мужчиной это не выносимо. Когда она услышала и стоны брата Реджина поднялась на ноги и добрела до своей спальни, успевая только закрыть дверь и вновь падая на пол уже без сознания.

Эйден двигался яростно, каждым движением входя до основания. Вновь поменяв позу, он положил Эмму на кровать, а сам продолжал стоять на полу.

Свон не чувствовала ничего. Ей хотелось плакать от осознания своей никчемности. Она не хотела, чтобы Эйден хоть на секунду почувствовал, что Эмме никак. Поэтому она с яростью и остервенением двигала бедрами навстречу члену парня, а с ее губ срывались симулирующие стоны. И с каждым толчком они становились все громче и громе. Но тут до Свон стало доходить, что Эйден вот-вот кончит и она, не дожидаясь этого, начала отстранятся, прося:

– Эди, выйди! Выйди пожалуйста! – проговорила блондинка специально сбивчивым голосом.

Миллс навалился на Эмму и, сделав несколько сильных толчков, кончил. Полностью заполняя Свон своим семенем. Именно сегодня он захотел почувствовать, как это доходить до экстаза со своей любимой, поэтому в нужный момент он только глубже вошел.

Он обессиленно повалился на блондинку.

– Я люблю тебя, детка.

– Эди! – проговорила громко Свон, сталкивая парня с себя, – что ты наделал?!

– Малышка, не переживай, это первый раз, зато какой! – протянул парень, вновь притягивая к себе Эмму, – ты была великолепна, детка!

– Зато ты был… – прорычала Свон и села на кровати, останавливая себя от нелицеприятных слов и запуская пальцы в свои волосы. Она только сейчас начала осознавать какую ошибку совершила и что не нужно было всего, что происходило несколько минут назад.

Парень сел рядом с девушкой.

– Любимая, не злись. Мы же любим друг друга и даже если что-то будет – ничего страшного, – парень целовал Свон в плечо.

– Ничего страшного?! Эйден, да ты хоть понимаешь, что ты натворил?! – прокричала Эмма, скидывая руку мужчины со своего плеча, – я сейчас не готова ни к ребенку, ни к… – не закончила Свон, а встала с кровати и пошла в сторону душа, быстрее бы смыть с себя такие ненавистные сейчас ощущения.

– Детка… – Эйден хотел пойти за ней, но дверь в ванную захлопнулась, явно не собираясь его впускать. Он откинул покрывало и залез под одеяло, с непониманием того, что Эмме так не понравилось.

– Вот черт! – проговорила Свон, находясь под струями душа и наконец полностью осознавая безвыходность и противность всей сложившейся ситуации. Эмма не знала теперь точно, что ей делать. Час назад она была полностью уверена, что будет с Эйденом. Что он хороший и самый лучший для нее вариант. Но сейчас. Сейчас Свон начинает осознавать и понимать всю неправильность своего поступка. Она не сможет жить с Эйденом. Только не сейчас. Не теперь. Не сможет и не хочет. И это уже точно – окончательное решение. Вот только объявить его нужно будет потом. Не сейчас и не здесь. Чтобы не омрачать праздник его родителей. Она скажет ему потом, в городе. А потом соберет свои вещи и навсегда уедет, исчезнет из его жизни и жизни Реджины.

Через некоторое время ожидания Эйден уснул, не дождавшись Эммы.

А Свон, выйдя, увидела, как Эди спит и тихо усмехнулась. Она медленно подошла к парню и накрыла его одеялом, поцеловав в щеку.

– Прости меня, – прошептала она. А потом быстро одевшись и прихватив с собой бутылку виски и стакан, она вышла из спальни, проходя в гостиную. Время было позднее и все уже спали, поэтому Эмма, не боясь, что ее заметят спокойно расположилась на диванчике и медленно стала потягивать напиток.

Коралина не могла заснуть, поэтому под тяжестью мыслей решила выпить бокальчик виски. Зайдя в гостиную, она включила лампу и сразу увидела Свон, бутылку и стакан.

– Эмма, ты что не спишь? И… ты пьешь?

Блондинка от неожиданности дернула рукой и пролила немного напитка на кожаную обивку дивана, тут же вставая и стряхивая капли рукой.

– Простите, миссис Миллс, – проговорила Свон, ставя стакан на небольшой стеклянный столик.

– Ничего страшного, – взяв бутылку виски и стакан, она подошла к блондинке, – выпьем? – мать показала на свою бутылку.

Эмма кивнула и взяв вновь свой стакан присела на диван, внимательно следя за Корой.

Женщина откупорила бутылку и налила себе бокал, запахивая полы халаты, села на диван.

– Я даже рада, что ты тут, хоть пить не одной. И пожалуйста, просто Кора.

– Простите, Кора, – натянуто улыбнулась Эмма и протянула свой бокал, призывая женщину чокнуться с ней.

Кора чокнулась и отпила напиток, смотря на блондинку.

– Может расскажешь, что ты делаешь одна в гостиной с бутылкой виски так поздно?

– Кора, я не очень хотела бы говорить вам об этом. Это будет очень неприятная для вас тема, – Свон допила остатки своего напитка и потянулась за бутылкой, в которой оставалось довольно мало жидкости. Перед тем как Коралина зашла в гостиную Эмма провела здесь больше часа и успела немного опьянеть.

– Не пей эту дрянь, возьми нормальный, – увидев действия блондинки, сказала Коралина, – и давай ты расскажешь, а я уж решу приятно мне или нет.

– Зато он крепкий. Видать давно пылился у Эйдена в шкафу, – Эмма не понимала зачем это говорит его матери, но разве пьяный ум может трезво думать? И вновь глотнула напиток, медленно потягивая и не смотря на женщину в надежде, что она не повторит свой вопрос.

– Эмма, что происходит? Я не идиотка и все вижу, просто я должна знать правильны мои предположения или нет, – Кора положила свою руку на руку Эммы.

– А каковы ваши предположения? – Свон посмотрела затуманенным взглядом на женщину.

– Только не обижайся, если я не права, – Кора дождалась кивка от Эммы, – мне кажется, что между тобой и Реджи что-то происходит. Я видела ваш разговор вечером в день приезда.

– Я не могу обижаться на правду, – ответила Свон и вновь отпила горячительный напиток, несильно морщась от горького вкуса.

– Так что между вами? – Кора знала, точнее догадывалась, но сейчас она хотела знать правду.

– Секс, – без утайки ответила Свон, – простите, если резко. Но давайте я лучше вам расскажу все с самого начала, а уже потом вы можете меня выгнать ко всем чертям из вашего дома?

У Коры сжалось сердце от осознания того, что ее дети спят с одной девушкой и тем более, что ее дочь лесбиянка, а Эйдену изменяют с сестрой. Эта информация как каша смешивалась в ее голове.

– Давай, – протянула женщина, осушая бокал.

И Эмма начала свое повествование. Без утайки и недоговоров. Ей хотелось сейчас высказаться. Хоть с кем-то поделиться этим тяжелым грузом, который так сильно давит сейчас ей на плечи. И начала Эмма с трех годовой давности. Как они встретились с Реджиной, как в пьяном угаре переспали, как потом расстались и больше не виделись. Как Свон мучилась воспоминаниями ощущений, а Реджина чувством безграничной, неразделенной и потерянной любви. Как она искала ее, как переживала и перевернула свою жизнь. Как до сих пор чувствует дикое чувство вины перед братом, как сама уговорила Эмму быть с Эйденом и забыть о ней и ее чувствах. Также Свон рассказала, как познакомилась с Эди. Как он стал тем самым лучиком надежды в жизни блондинки. Как был всегда рядом, как ей хорошо и спокойно было с ним. До приезда в этот дом, до осознания, что эта не ее жизнь. Что она не хочет такой жизни. Не хочет быть, жить, создавать семью с Эйденом. Свон говорила и не смотрела в глаза Коры, а женщина молчала и не смела перебивать блондинку, чувствуя каждое слово и понимая, как это слово тяжело дается Эмме.

И когда девушка рассказала абсолютно все, закончив на сегодняшнем решении – она замолчала и опустив голову дала волю слезам.

33
{"b":"558847","o":1}