ЛитМир - Электронная Библиотека

Эмма также быстро покончила со своей одеждой, оставаясь в одном только нижнем белье. Минута ожидания и Реджина тоже была почти полностью обнажена. Не было слов, были только чувства и действия. И Свон воспользовалась как раз этими действиями. Она моментально навалилась на брюнетку и начала яростно и жадно целовать девушку в шею, а рукой ласкать грудь через ткань бюстгальтера.

– О, Боже… – простонала Реджина, только ощутив огненную кожу возлюбленной. Выгибаясь под странными поцелуями, Миллс и сама успевала руками ласкать Эмму.

Счастье и желание переполняли. Единственное Реджина продолжала помнить про ребенка и боялась, что они с Эммой нанесут ему какой-нибудь вред своими действиями.

– Ты сводишь меня с ума, – прорычала блондинка, кусая Миллс за плечо, но тут же нежно целуя место укуса. Руки переместились на спину и через секунду стянули с девушки лифчик, откидывая его куда-то на пол. Губы прильнули к возбужденным соскам, сразу начиная играться с ними, то нежно покусывая, то жестко посасывая. Одна рука, не успела Реджина и очухаться, от дикого прилива возбуждения, уже пробралось в трусики, начиная массировать клитор.

Миллс действительно не успела даже ахнуть, когда ее коснулась рука Свон. Она даже не успевала сосредоточиться на чем-то одном. Ее тело было полностью во власти блондинки. Реджина выгибалась, а ее соски горели, требуя продолжения действий, а пульсация внизу живота показывала жаркое желание прикосновений.

И Эмма давали эти самые прикосновения. Со страстью массируя клитор и целуя грудь, Свон не могла остановиться. Ей в эту секунду захотелось всего и сейчас же. Захотелось этого тела, как никогда не хотелось. И она, не останавливая ласки в трусиках, медленными, дразнящими поцелуями спускалась вниз, к резинке. Мимолетные и теплые поцелуи смешивались с бурей, происходившей в уже давно заждавшемся лоне. Те жесткие, ритмичные ласки в уже изрядно влажных трусиках, переплетались яркими вспышками эмоций от совсем нежных поцелуев по животу и резинке ткани.

Реджина томно постанывала, закусив губу, она всем телом призывала Эмму взять ее. Тело изнывало от желания, ведь оно уже несколько месяцев не ощущало ласки и прикосновений. Миллс не то, что запретила себе смотреть на кого-то или просто удовлетворять свои потребности, девушка просто каждый раз имея желание получить от партнёра, желаемого вспоминала Эмму.

И вот теперь она вновь рядом, и именно на ее прикосновения тело отвечает мелкой дрожью.

– Какая же ты мокрая, – прошептала Эмма, стянув трусики и устраиваясь между ног брюнетки. Она осторожно начала целовать ее внутреннюю сторону бедра, плавно и медленно переходя к самой сути. Руки ласкали грудь, а губы и язычок делали приятное и так и чувствовали, как от одних только прикосновений Реджине настолько хорошо, насколько это вообще возможно.

Миллс ничего не могла ответить, она вообще сквозь пелену слышала блондинку. Сейчас ее мысли были только о том, что Эмма рядом и именно с ней фантастически хорошо. Через чуть приоткрытые веки брюнетка смотрела в белый потолок, на котором от каждого касания Эммой ее клитора взрывался фейерверк. Она продолжала стонать, все громче и громче, ведь разрядка уже была очень близка.

И Свон, уловив этот момент, не стала дальше мучить Реджину. Отрываясь губами от лона брюнетки, она моментально заменила губы и язык двумя пальцами, сразу задавая им бешеный ритм. Полностью навалившись на девушку, Свон с силой и остервенением доставляла ей удовольствие. А сама уже чувствовала, что ее разрядка настолько близка, от одних только стонов и криков Миллс, что и прикосновений к собственному телу совсем не нужно, всего чуть-чуть подтолкнуть. И Эмма сделала этот толчок. Одной рукой она орудовала в заждавшемся лоно Реджины, а второй нащупала совсем мокрое свое, тут же пробираясь в трусики и моментально проникая двумя пальцами. Охая в голос, блондинка задала ритм наисильнейший, сливая свои стоны со стонами Миллс. Они кончили вместе. Со звериным рыком, сливающимся воедино и разносящимся по всей квартире.

Тяжело дыша, Эмма лежала на Миллс, которую пробивала мелкая дрожь. Веки Реджины поддергивались, а сухие губы были чуть приоткрыты. Тело полностью было расслабленно, а руки нежно прижимали к себе самое дорогое.

– Ты и будущий малыш самое дорогое, что у меня есть, – спустя несколько минут, хриплым голосом сказала Реджина и поцеловала Эмму в висок.

– Я знаю, – Свон уже лежала на боку и обнимала, лежащую на спине брюнетку за талию, и говорила с закрытыми глазами еле слышно и тяжело дыша.

Миллс нежно перебирала белые пряди волос, вдыхая их аромат. Слова были не нужны. Хотя бы сейчас, хотя бы в эти минуты девушки знали, что чувствует каждая из них. Завтра может они и будут думать о происходящим и может Эмма посчитает это ошибкой, но сейчас слова не нужны.

Глава 9

Реджина проснулась от слабых подталкиваний в спину. Девушка совсем не поняла, что происходит и еще несколько минут лежала в теплых и нежных объятиях Эммы.

После той совместной ночи Свон больше не отталкивала Реджину, и сама не боялась находиться с ней рядом. По началу они начали постоянно проводить время вместе. Обеды в перерывах между работой, вечерние прогулки по паркам, полностью совместные выходные. Под напором Миллс совместный просмотр книг для беременных и научно познавательных фильмов, гимнастика. Именно все то, что Свон ненавидела больше всего. Реджина постоянно следила за рационом блондинки, режимом принятия витаминов и добавок, что тоже не мало бесило Свон. Но ради Миллс она была готова потерпеть ее заботу, иногда называя ее «курицей-наседкой». Они вместе посещали Теди. Который с каждым разом замечал изменения в «дружеских» отношениях девушек.

Всем известно, что женщины во время беременности хотят секса в несколько раз больше, так и Эмма не была исключением. Но Реджина пока не проштудировала все книги, интернет и наконец консультации с Робинс она отказывалась приближаться к Эмме.

На работе все было отлично. Эмма занималась проектами, к которым добавилось еще несколько очень интересных. Селф очень хвалил ее и уже совсем не жалел, что тогда так получилось с Россом. Ведь через четыре недели после произошедшего на него подали в суд, и Реджина, как и обещала уладила это дело не в его пользу, при этом приличной встрече, напоминая мужчине, что следует держать язык за зубами. Свон несколько дней была недовольна выходкой Миллс, хотя брюнетка совершенно не пыталась оправдываться и отрицать свой, по ее мнению, очень милый поступок. В чем не мало поддерживала ее Элизабет, которая часто проводила с ними время и пыталась вместе с Миллс убедить Эмму переехать к ее подруге.

Медленно и аккуратно повернувшись, брюнетка поняла, что это за тихие, еле заметные толчки.

– Эмет, малыш, – Реджина сползла чуть-чуть вниз. Так, что ее голова лежала на уровне с животиком спящей Эммы.

– Ты мое счастье, – прикасаясь губами к животику, шептала Миллс. Когда Эмет зашевелился первый раз, Миллс не сдерживала эмоций. Слезы катились градом, Реджина стояла перед Эммой на коленях и целовала ее живот. Считая этот момент, когда их малыш зашевелился внеземным, ведь он не может вставать в сравнение ни с каким другим событием. У Реджины и Эммы сердцебиение Эмета, его толчки в утробе вызывали счастье всемирного масштаба.

– Солнышко мое, ты почему так рано проснулся?

– Может, потому что его тетя слишком чувствительно к этому относится, а он просто перевернулся на другой бок и продолжил спать, – пробурчала сонно Эмма, не открывая глаз.

Миллс еще раз поцеловала животик и подняла голову, смотря на Свон.

– Эмет, ты поспи еще немного, а я сейчас пообщаюсь с твоей мамой, которая постоянно язвит и подтрунивает.

– Нечего настраивать ребенка против матери еще до рождения, – продолжала бурчать Свон, не открывая глаз.

Миллс медленно доползла до лица Эммы.

53
{"b":"558847","o":1}