ЛитМир - Электронная Библиотека

Реджина посмотрела на отца, – красное полусладкое.

– Тоже, что и Реджина, – ответила громче, чем Эйден Эмма.

– Отличный выбор, девочки, – сказал Грэг и, встав из-за стола, пошел к бару, – Эди, виски?

– Да, пап.

Отец семейства быстро наполнил стаканы и поднял бокал.

– Я хотел бы выпить сейчас за моих детей. За Эйдена и Реджину, которые приехали и сейчас находятся рядом и за этим столом. Дети мои, я очень за вас горд.

– Спасибо, папочка.

– Спасибо, отец.

– Подождите, тост не окончен! У нас прибавление в семействе, это Эмма. Девочка моя, тебя любит мой ребенок, а значит тебя люблю и я, поэтому добро пожаловать в нашу семью, – Миллс поднял бокал.

– Спасибо, Грэг, – искренне улыбнулась на теплые слова отца ее избранника Эмма, – я просто счастлива находиться за этим столом, – и встала точно также, как и Грэг и все они чокнулись фужерами и отпили кто вина, а кто и виски.

– Надеюсь, что через год у меня будет внук, а от тебя Реджи хотя бы зять, – Миллс укорительно посмотрел на дочь.

– Папа, – рыкнул Эйден, защищая сестру.

– Не переживай, папочка, будет, – с улыбкой сказала Реджина, – а что у нас насчет внука?

– Не переживай, Реджи, будет, – также притворно, как и брюнетка ответила Свон и немного почувствовала некую злобу за переведенные Реджиной стрелки.

Миллс улыбнулась, – не сомневаюсь, Эйден плодовитый мальчик.

– Реджи, выключи свои сарказм и язвительность, – уже к разговору подключилась Коралина.

– Простите, я переборщила. Эмма, я не хотела тебя обидеть, – искренне сказала брюнетка.

– Ты совсем меня не обидела, Реджина, – улыбнулась язвительно уже Эмма, – я надеюсь, что и ты не в обиде? – с намеком проговорила Эмма и, взяв фужер, глотнула немного вина, при этом не отрываясь смотрела за реакцией брюнетки, на очередную двоякую фразу со своей стороны.

Миллс усмехнулась.

– Нет, я тоже не в обиде. Мы же обоюдно все поняли, – процедила она.

Мужчины не замечали перепалки и взглядов, но Коралина с любопытством наблюдала за дочерью и будущей невесткой. Эйден на пару с отцом уже угомонили ни первый бокал их любимого виски. А девушки так и продолжали играть в гляделки и кидаться язвительными фразочками, пусть и не открытыми, но обе понимали истинный смысл своих слов и слов оппонентки.

– Эйден, налей мне виски, – когда уже весь обед был съеден, попросила Эмма.

– Детка, ты хочешь смешать вино с виски? – удивленно спросил парень, но все же потянулся за бутылкой.

– Пап, так я увижу сегодня своего красавчика? – спросила брюнетка.

– Конечно, милая, тогда по бокальчику и наверх переодеваться, – дал команду Миллс.

– Детка, ты же поедешь с нами? – приобняв Эмму, спросил Эйден.

– Куда, котик? – приобняв в ответ Эйдена одной рукой, а второй потягивая виски, спросила Эмма и для себя отметила, что нужно было сразу попросить ее любимый напиток, а не нелюбимое вино.

– На конюшню, – улыбнулся парень.

– О, нет, – протянула Эмма, улыбаясь, – я лучше потренируюсь.

– Поехали, ты увидишь знаменитого Вулкана и посмотришь, как я смотрюсь в седле. Я же хожу на твои тренировки, – протянул Эйден.

– Эди, если твоя девушка боится, не нужно ее заставлять, – кинула Реджина, – я переодеваться.

– Ничего я не боюсь, – возмутилась Свон и встала вслед за брюнеткой, – я еду.

– Отлично, тогда пошли переодеваться, – Эйден взял за руку Эмму, и они пошли в след за Реджиной, которая была рада, что Свон повелась на ее провокацию.

Глава 3

Эмма и Эйден поднялись в спальню, и парень открыл шкаф.

– Тебе переодеваться в принципе не нужно, а я быстро.

– Хорошо, – кивнула Эмма и присела на край кровати. Вино подправленное виски плясали по венам и разгорячили сознание и развязали язык.

– Так почему мы не можем целоваться при твоей сестре? – как только Эйден переоделся Эмма обняла его за шею и нежно поцеловала.

– Реджи, меня убьет, если я расскажу, но ты моя любимая девушка и я хочу, чтобы вы подружились, – Эйдену виски тоже развязал язык, – года три назад Реджи отмечала получение работы в Нью-Йорке в каком-то баре, я не смог поехать. Ну вот там она встретилась с девушкой, – парень усмехнулся, – заметь не познакомилась, а встретилась. Я никогда бы не подумал, что Реджи заинтересует девушка. Так вот, это был ее первый и последний опыт. Как она говорит секс был фантастический, – Миллс опять улыбнулся, – короче, на утро эта девушка сбежала от нее, но у Реджи снесло крышу. Она три недели до отъезда ее искала, меня просила найти. Каждый раз, когда приезжает домой она ездит в тот бар. Но меня больше не это волнует, она ни с кем не встречается, у нее ночные отношения, а утром она сбегает, как та девушка из бара. И кстати у нее больше не было женщин. Вот поэтому я так отреагировал, когда ты рассказала, что раньше была по девочкам.

– И что, она до сих пор ее ищет? – сглотнув, спросила только через пару осмысленных минут на полном серьезе Эмма.

– Она ее любит и скорее всего будет искать, – сказал парень и отстранился, – я очень хочу помочь своей сестре, но… найти эту девушку я не смог, а кто еще так проникнет в ее сердце я и представить не могу, – с грустью сказал Эйден.

Эти слова глубоко засели в белокурой голове. Любит. Она ее любит. Повторялось из раза в раз в мыслях Эммы. Она и представить себе не могла, что тот роковой и для нее вечер мог так повлиять и на ту страстную темноволосую незнакомку с прекрасными и бездонными карими глазами. С горячим желанием, с такими же увлечениями и странностями.

Свон не искала. Она сбежала. Вернее, просто ушла, поцеловав в щеку. Ушла с теми же мыслями с какими уходила всегда и не только от нее.

Да. Эмма жила такой жизнью до встречи с Реджиной, именно такой которой живет Миллс, после встречи с Эммой. Вот такой вот парадокс отношений к людям, отношениям, сексу. Единственное, что их объединяет – так это прекращение отношений с девушками. Именно их встреча стала роковой для обеих. Для одной она поселила боль в сердце и заставила закрыться от любых серьезных отношений, только секс и удовлетворение физиологических потребностей. А для другой с точностью до наоборот. Заставила одуматься, остепенится и остановится. Но кто же знал, что остановится она на брате той самой роковой женщины?

– Вот так вот, – протянул Эйден, – ладно, пойдем, они, наверное, нас уже ждут.

– Иди, я не поеду, – отстранено ответила Эмма и отошла к окну, где как раз и находились Реджина и Грэг. Ей сейчас как никогда захотелось остаться наедине со своими мыслями и хорошенько подумать

– Эмма, ты чего? Поехали. А что я скажу Реджи и папе? Будет хорошо, а если захочешь уединиться там недалеко есть лес и речка.

– Скажи, что у меня разболелась голова, – смотря неотрывно на Реджину, сказала Эмма.

Эйден что-то хотел сказать, но остановил себя. Он поцеловал Эмму в белокурую макушку.

– Если что-нибудь понадобится – обращайся к маме или звони мне, я приеду, – и парень вышел.

А Эмма так и продолжала стоять возле окна и вновь и вновь вспоминать ту ночь, те объятия, ласки, чувства, желание и те глаза, которые представляла каждый раз, когда хотела получить те самые ощущение, что и тогда и которых так и не получала. А слова Эйдена про влюбленность Реджины совсем перевернули сознание и заставили глубоко задуматься.

Реджина и Грэг не стали расспрашивать Эйдена про отказ Эммы. Отец был не против просто провести время со своими детьми, а Реджина просто все поняла.

Приехав на конюшню, Реджина практически побежала к деннику Вулкана. За несколько десятков метров было слышно ржание жеребца.

– Мальчик мой, – Миллс открыла калитку. Вулкан бил копытом, чувствуя присутствие хозяйки. Реджина накинула уздечку и сразу вывела коня на улицу, отпуская его, не боясь, что он куда-нибудь ускачет.

– Малыш, как я соскучилась!

Эйден и Грэг смотрели на все со стороны и улыбались. Когда брюнетка вывела коня, только тогда они зашли в конюшню и подошли к своим лошадям. Конь Эйдена Айс был спокоен и поедал свое сено, но, когда парень подошел Айс заржал, приветствуя его. В соседнем деннике стояла кобыла отца Найя.

7
{"b":"558847","o":1}