ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эмма, что у тебя с голосом? – обеспокоился мужчина, услышав взволнованный голос блондинки.

– Приезжай, пожалуйста, ко мне. Мне плохо.

– Где ты?

– Я в баре на 45 улице.

– Оставайся там скоро буду, – прокричал Джонс и убежал из кабинета.

Эмма уже успела выпить полбутылки горячительного напитка, как она увидела брюнета.

– Оо Киллиан. Наконец ты приехал, – пьяным голосом проговорила блондинка.

– Эмма, что с тобой? Почему ты здесь? Почему ты пьешь? – вопросил брюнет.

– Да со мной всё в порядке, – весело ответила Свон.

– Миллс беременна от своего друга. Я не знаю, что мне делать. Она точно бросит меня и останется с отцом своего будущего ребенка, – проговорив это, Эмма осушила уже далеко не первый бокал.

Киллиан молча, присел и, смотря на Эмму, налил себе напиток.

– Послушай, ты сейчас не понимаешь, что происходит. Я же знаю, что вы испытываете друг к другу. Ты хоть поговорила с ней? – Он взял девушку за руку и посмотрел в глаза.

– А смысл теперь разговаривать. Всё кончено! – Эмма налила себе полный стакан и выпила его залпом.

Киллиан не стал больше ничего говорить, лишь отставил бутылку от Эммы и пододвинув стул поближе приобняла ее за плечи. Свон не стала отталкивать его, она лишь уткнулась лицом ему в плечо и горько заплакала.

Проплакав несколько часов, Реджина решила позвонить Грэму.

– Грэм, она ушла. Она даже не выслушала меня, – заплаканным голосом сказала Миллс.

– Реджи успокойся. Объясни что произошло? – обеспокоенно сказал мужчина.

– Я сказала ей, что беременна, а она единственное спросила «кто он». И после моего ответа в слезах убежала. Что мне делать, Грэм? – рыдая, спросила Миллс.

– Так. Успокоиться. Она вернется, и вы поговорите. Реджи, все наладится, – успокаивающим голосом сказал Грэм.

– Она не вернется! – прокричала в трубку Реджина.

– Ложись и отдохни. Тебе нельзя сейчас нервничать. Я позвоню попозже и узнаю как ты. Хорошо?

– Хорошо, – сказала Миллс и повесила трубку.

Просидев в таком положении около часа, Эмма рассказала Киллиану всё то, что она сейчас чувствовала. Рассказала, как поняла, что любит ее. Как пыталась привлечь ее внимание. И как была на седьмом небе от счастья, когда та ответила ей взаимностью. Джонс слушал ее, молча, и понимал надо, что-то делать. Эти две явно не смогут друг без друга.

Раздался телефонный звонок, и Эмма еле достав телефон из кармана, ответила:

– Алло. Грэм. Это ты? Реджина тебя уже обрадовала? – изрядно пьяным голосом проговорила блондинка, но язык ее явно не хотел слушаться.

– Свон, что ты творишь? – прокричал в трубку мужчина, – куда ты убежала? Ты знаешь как ей сейчас плохо. Ты должна быть рядом!

– Это я должна быть рядом? Ты отец! Ты и будь рядом, – прошипела блондинка.

– Свон! – разрывая телефон, прорычал Грэм, – ты идиотка! Она хочет быть с тобой. Воспитывать ребенка вместе с тобой. Я буду ему всего лишь дядей Грэмом и вы сами решите рассказывать вам ему про меня или нет.

У Эммы глаза вылезли из орбит. Она опять не понимала, что происходит.

– Грэм ты уверен в этом? – дрожащим голосом спросила Свон.

– Эмма я уверен в том, что она любит тебя и хочет быть только с тобой.

– Я поняла Грэм. Я всё поняла, – тихим голосом ответила Свон и повесила трубку.

– Киллиан мне надо домой, – вставая из-за стола, Эмма едва не упала.

Джонс успел подхватить ее.

– Я отвезу тебя, – сказал мужчина и повел девушку к машине.

По дороге они заехали в магазины, и Эмма купила там большого плющевого медведя и огромный букет цветов. Позвонив в дверь, Эмма почти не держалась на ногах, а буквально висела на Джонсе.

Реджина пролежала в своей комнате практически весь день, изредка выходя, чтобы проверить как там Генри. Он занимался своими делами, поэтому она возвращалась в свою комнату.

Раздался звонок в дверь, Миллс нехотя поплелась открывать ее.

«Я открыла дверь, и моему взору явилось зрелище. Эмма стояла, ну как стояла она ели держалась на ногах, поэтому Киллиану приходилось держать ее. Свон в свою очередь держала в руках огромный букет цветов, и большого плюшевого медведя».

Отойдя от шока, Реджина спросила:

– Эмма, что это? Почему ты так напилась?- переведя свой взгляд на мужчину, – Киллиан, где ты ее нашел?

– Ну как тебе сказать Реджина. По ней видно. Я нашел ее в баре неподалеку.

– Милая прости, – уже изрядно пьяным голосом выговорила Эмма и, протянув брюнетке, букет сделала шаг вперед, но ноги ее сегодня уже держать отказывались. Киллиан вовремя успел подхватить, а то блондинка упала бы прямо на Миллс.

– Джонс, положи это тело на диван, – немного грубо сказала Миллс.

– Зачем ты так набралась? – спросила она у Эммы.

Эмма что-то невнятное пробормотала, пока Киллиан укладывал ее на диван.

– Я думаю ее сейчас лучше не трогать, – обратился он к брюнетке.

Миллс взяла букет и пошла, ставить его в вазу. Попутно приглашая Джонса пройти на кухню.

– Киллиан, она все тебе рассказала? – уже на кухне спросила брюнетка.

– Да, Реджина, она мне всё рассказала.

– И что ты думаешь на этот счет?

– Я думаю, что тебе очень повезло, также как и ей, – улыбнулся брюнет.

– В чем нам повезло? Она злится на меня. И сейчас она пришла, а завтра когда проснется, уйдет, – обреченно сказала Реджина.

– Миллс вы обе столько много творите глупостей вместо того, чтобы просто быть счастливыми. Как ты думаешь, почему она так набралась? – приподнимая бровь, спросил мужчина.

– Потому что я беременна, и она не хочет этого ребенка, а я не сделаю аборт.

– Реджина пойми, ей надо было немного времени. Она завтра проснется и всё тебе объяснит.

– Она скажет, что уходит. Она не поймет и не примет, – вставая из-за стола, сказала Реджина.

– Отнеси, пожалуйста, ее в спальню, я хочу еще хоть раз почувствовать ее тепло рядом, – идя в гостиную, попросила Миллс.

– Я отнесу ее. Но обещай мне, что выслушаешь ее завтра? – подойдя к дивану, попросил Джонс.

– Хорошо, но зачем тебе это, почему ты хочешь, чтобы я ее выслушала? – не понимала брюнетка.

– Потому что она мне очень дорога. Дорога как друг. И мне не безразлично, что будет с ней и людьми, которые ей важны, – сказал Киллиан, относя спящую Эмму в спальню.

– Спасибо, что помог ей. Наверное, тебе пора, – сказала Миллс.

– До свидания Реджина. Я завтра тебе позвоню на счет операции.

– Хорошо, до свидания Киллиан.

Закрыв дверь, Реджина пошла в спальню. Зайдя туда, она увидела, как Эмма развалилась на всю кровать. Миллс решила, что хорошо бы раздеть девушку. Сняв куртку и стянув обувь и джинсы, женщина укрыла Свон одеялом, а сама отправилась в душ. Приняв душ и переодевшись, Реджина легла на вторую половину кровати, как сразу же почувствовала, что Эмма загребла ее в свои объятия. Ее мутило от запаха алкоголя исходящего от Свон, но тепло и объятий девушки для Миллс были дороже. Поэтому повернувшись в руках любимой, брюнетка уткнулась лицом ей в шею и погрузилась в сон.

Наш ребенок

«Как же раскалывается голова…» – Свон проснулась от жуткой головной боли. Посмотрев на соседнюю половинку кровати, она увидела спящую Миллс.

«О боже! Как же я вчера поступила… Она меня теперь не простит. Надо было сразу выслушать ее, а не убегать из дома и напиваться до немощного состояния. Так стоп! А как я вообще оказалась здесь? Да еще и раздетая. Наверно, Реджина меня уложила и раздела. Значит, она не сердится на меня, а то не пустила бы в свою постель…»

От этой мысли Свон улыбнулась и тихонько вылезла из объятий Миллс, пошла на кухню.

Там она сварила крепкий кофе и выпила таблетку аспирина. Сидя на кухне, она увидела букет цветов и рядом сидевшего медведя. Она вспомнила, как пыталась подарить ей их, но чуть не упала на нее, и что ей помог Киллиан.

41
{"b":"558848","o":1}