ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмма рассмеялась:

– Ах, вы про это. Вы не знали, что шампанское увлажняет кожу. Мне эта процедура пришлась очень даже по душе. Что-то вы в нос разговариваете, не заболели ли? Всё же стоять мокрой, посреди улицы, ночью, около раскуроченной машины – не совсем комфортно, да и здоровью вредит, – насмешливо улыбнулась блондинка.

– Да нет, что Вы, я себя превосходно чувствую. А вот Вы, так наувлажняли кожу, что она обвисла – вот тут, – взяв девушку за подбородок и проводя большим пальцем по щеке, сказала Миллс.

– Вам так и хочется ко мне прикоснуться? – съязвила блондинка, не двигаясь ни на миллиметр.

Реджина резко отдернула руку.

– Знаете, мисс Свон, я поняла, зачем вы здесь. Вы решили посмотреть на людей, таких же как вы, ничего не представляющих из себя, – уходя от темы, процедила брюнетка.

– Зачем мне это. Я уже налюбовалась вами на вчерашней вечеринке, – спокойно произнесла блондинка.

– Что вы имеете в виду?

Эмма поняла, что только что сказала двусмысленную фразу и мысленно отругала себя за это.

– Вы говорите про людей ничего не представляющих из себя, и знаете, я сразу подумала о Вас. Разве может человек с такими манерами, что то из себя представлять? – усмехнулась Свон и перевела свой взгляд с Миллс на картину.

– Не вам говорить о моих манерах. Девушке, которой вообще не знает, что это такое. И, кстати, мне кажется, что произнося эту фразу про любование мной, вы имели ввиду кое-что другое, – неосознанно флиртуя, прошептала Реджина.

– О, как интересно. Говорят, человек всегда слышит то, что ему хочется услышать, вне зависимости от того: правда это или нет, – также шепотом, наклоняясь к уху брюнетки, произнесла Эмма.

Девушки не замечали, что остались одни в центре просторного зала, в непосредственной близости друг от друга.

– Мисс, но это не я сейчас приближаюсь к вам. Я прошу Вас удалиться из моего личного пространства, – уперевшись руками в плечи Эммы, Реджина оттолкнула ее от себя.

Отойдя на безопасное расстояние, Эмма отвела пристальный взгляд от карих глаз собеседницы и, оглядываясь, спросила, – а где же ваш друг, мисс Миллс?

Миллс нервно обернулась и, увидев, что Грэм нет, произнесла:

– Он… я… А какая Вам собственно разница? – желая уйти от темы, спросила Реджина.

– Да так, – ответила с укором Свон, – как Вы находите картину? – Эмма решила все же сменить тему и начать светский разговор.

– Она бездарна. Вы только посмотрите, как неумело выбран сюжет, подобраны тона, да даже краска наложена неровными слоями, как будто художник впервые взял кисть, – посмотрев на картину, сказала Реджина.

«Что ж, хоть в чем-то я с ней согласна» – подумала Свон.

– Не могу не согласиться с Вами, мисс Миллс, – серьезно ответила Эмма, не отрывая взгляда от картины, – а гамма цветов, разве можно смешивать эти тона.

– А посмотрите на этот сюжет, он же абсурден. Посмотрите на вот эту картину, – она показала на другое полотно, – этот художник нарисовал серию таких ужасных рисунков.

Эмма с удивлением наблюдала, как Миллс рассказывает о картине. Она явно понимала толк в искусстве. Но увидев, кто автор этих картин, с уст блондинки сорвался смешок.

– Я говорю что-то смешное? – гневно спросила брюнетка.

– Нет, просто посмотрите, кто автор, – Эмма показала на подпись внизу картины «Том Уокер»

Посмотрев на подпись, Реджина не сдержалась, рассмеявшись в полный голос.

– Тогда все понятно. А здесь есть, хоть одна картина, которая бы Вам понравилась?

– По-моему, здесь нет картин, заслуживающих внимания с моей стороны. Кто вообще мог организовать столь бездарную выставку?! – не скрывая недовольства, отозвалась блондинка.

– Вы не правы. Эта выставка очень хорошо организована! – гневно выпалила Миллс. – Если тут нет экспонатов, которые нравятся вам, то не нужно критиковать организаторов.

– Да? А мне кажется, что именно организаторы должны контролировать, что им подсовывают на выставку и такого безобразного отношения к своей работе я нигде не видела, – злобно ответила Свон.

– Если наши мнения сошлись в том, что Том бездарен, то сейчас я вас не поддержу. Эта галерея дает шанс всем художникам, в ней выставляются работы как начинающих, так и вполне состоявшихся и успешных авторов, – закипая, выдала брюнетка.

– Молодых художников полно. Просто нужно умело искать достойные таланты. А как я вижу, хозяин этой галереи далеко не ас своего дела, а точнее, совсем не умеет этого делать, – спокойно, но в тоже время с долей иронии, проговорила Свон.

– Я смотрю, вы считаете, что разбираетесь в искусстве. Так вот: ваш вкус – далек от идеала, и на вашем месте, я бы не лезла туда, – ярость Реджины набирала обороты.

Эмма не понимала, почему Миллс так рьяно защищает это убожество. Хотя Свон действительно не сильна была в искусстве, но тут было явно видно, что, да как. Но ее слова задели девушку, и она с яростью в глазах прошипела, – это еще у кого какой вкус. Посмотрите вокруг, даже люди стали разбредаться от этого убожества. Ведь даже ваш друг не выдержал и ушел.

– Мой друг не ушел, а оставил меня разбираться с вами. Галерея это собственность моей матери. Миллсы владеют всеми самыми известными галереями страны, и Вы не имеете права критиковать людей, которые занимаются этим всю жизнь, – крикнула Реджина.

«Похоже, на этот раз я действительно ляпнула что-то не то» – улыбнулась своим мыслям Эмма.

– Упс… Да как же у вашей семьи получилось продержаться всю жизнь, на этом, с позволения сказать, идиотизме. А хотя, может быть ваша мать позволила устроить сегодняшнюю выставку именно вам, тогда мне всё ясно, – усмехнулась блондинка и, развернувшись, направилась прочь.

Миллс была уже просто переполнена гневом и не могла, да и не хотела сдерживаться. Ей хотелось уничтожить на месте эту назойливую, наглую, высокомерную, заносчивую девчонку. Она захотела запустить в нее огненный шар, как неожиданно увидела рядом Грэма.

– Реджи, что ты творишь? Возьми себя в руки. Твоя мать тебя убьет, если ты это сделаешь,- гася рукой разгорающийся в руке девушки огненный шар, успокаивающе шептал друг.

– Она меня вывела, – процедила Миллс.

– Реджина, это ведь первый человек, вызвавший в тебе столько эмоций. Почему? Ладно, пойдем отсюда, пока ты никого и ничего не испепелила, – сильнее сжав руку, он повел девушку за собой.

– До свидания, мисс Свон, я теперь просто уверена, что снова увижусь с вами, – злобно кинула в спину Эмме Реджина.

– До скорой встречи, мисс Миллс, – не скрывая саркастичной улыбки, бросила Эмма через плечо и, гордо подняв голову, покинула здание.

Клуб

Подойдя к машине, блондинка увидела в ней Киллиана с какой-то дамой.

– Милый, что ты делаешь с моей машиной? – засмеялась блондинка, видя, как судорожно девушка выбежала из нее.

– Свон! Вечно ты любишь обламывать, – гневно посмотрел он на нее.

– Ну, уж извини, дорогой, мне кажется – это всё-таки моя машина, – улыбаясь, она села в авто.

– Ладно, поехали, я отвезу тебя домой.

– Нет, мы едем в клуб, – коротко сказала Свон.

– Эмма, твой отец…

Не дав договорить мужчине, Эмма злобно посмотрела на него, так, что у того от напряжения полезли глаза из орбит, сердцебиение участилось, и он не мог даже пошевельнуться. Через секунду девушка перенесла взгляд в другую сторону и рассмеялась. Мужчина нервно задышал.

– Эмма, мне уже надоели твои шуточки, – не отдышавшись, произнес он.

– Тогда не спорь со мной.

Джонсу не оставалось ничего иного, как вставить ключ в зажигание и резко нажать на педаль газа, двигаясь в направлении клуба.

Посадив Реджину в машину, Грэм сел на водительское сиденье.

– Миллс, ты вообще сбрендила? Хватит так на нее реагировать, – продолжая прерванный разговор, сказал мужчина.

– Я все поняла и успокоилась. Лучше отвези меня в наш любимый клуб, я хочу развеяться, – тихо сказала Реджина.

5
{"b":"558849","o":1}