ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Был поздний вечер, и мы с Томом решили уже не возвращаться домой. Мы пошли в компанию его друзей я их там никого не знала. Но зато знал Том и охотно представлял меня как свою девушку, но говорил он это так, как будто я была его вещью – с отвращением в голосе вспоминая эти моменты, говорила Эмма.

– Уже стояла глухая ночь и эти с позволения сказать мужчины предложили, если ты помнишь, хотя конечно ты помнишь, ты, потом долго припоминал мне этот момент. Они захотели ограбить ювелирный магазин напротив университета. Мне эта идея сразу не понравилась, но Том уговорил меня. Он прекрасно знал, что у меня есть какие-то способности. Он отвлек парней, а я вскрыла замок и отключила сигнализацию. Набрав полные карманы золота, мы направились обратно, по пути ограбив маленький магазинчик с алкоголем. Киллиан, как же я жалела потом, что пошла на поводу у Тома и его тупых друзей… – Эмма тяжело вздохнула.

– Придя домой, хотя это и домом назвать было трудно, какой-то подвал. Они стали праздновать победу и Том вместе с ними. Я сидела в стороне и наблюдала за ними. А потом… – голос Эммы задрожал, и за стеной было слышно, как слезы уже накатили на серые глаза блондинки. Эмма не могла проговорить это, воспоминая, сейчас сильно сказались на девушке, – а потом… они… Киллиан, если бы, не ты… – уже глотая горькие слезы, навзрыд почти кричала девушка.

Джонс больше не мог стоять в стороне и слушать это. Он открыл дверь и увидел, как Эмма сидит на полу, накрыв ладонями лицо, слезы капали на пол, и девушка не могла остановиться. Джонс присел рядом и крепко обнял блондинку.

Эмма почувствовав теплоту мужчины, раскрыла руки и с силой обняла его и уткнувшись носов ему в шею прошептала, – прости… прости меня, Киллиан… – рыдая говорила Свон.

– Я рядом, Эмма, как тогда, так и сейчас, я всегда буду рядом… – успокаивал ее Джонс, поглаживая белокурые волосы.

Они просидели так довольно долго. Слезы девушки тихо стекали по щекам, а Джонс все продолжал гладить волосы Эммы, а она неподвижно сопела ему в шею.

– Эмма… – хотел начать разговор Джонс, но блондинка отодвинулась от него и приложила указательный палец к его губам.

– Подожди, я еще не все рассказала. Когда эти подонки накинулись на меня, Том стоял и просто смотрел на это все. Я почему-то в тот момент не смогла воспользоваться магией, я до сих пор не понимаю почему, наверное, этот урод подсыпал мне, что-то в пиво. Я вырывалась всеми силами, сознание путалось, я помню лишь громкий смех, доносившийся с разных сторон, и помню удовлетворенное лицо Тома. Но тут появляешься ты. Спаситель. Мой спаситель.

Джонс немного усмехнулся, но не показал это на вид, он продолжал, молча слушать блондинку.

– Ты отталкиваешь всех этих придурков от меня и грозно, что-то им говоришь, потом беря меня за руку отводишь сюда. В эту квартиру. Киллиан, она мне уже как второй дом, – наконец, улыбнулась блондинка.

– Я заметил, – язвил брюнет.

Смешок сорвался с губ Эммы, а из глаз перестали лить слезы.

– Я не знаю, что ты потом сделал с ними со всеми, хотя и представляю. Я помню лицо Тома, когда я пришла через несколько дней в университет. Он стоял на коленях и пытался вымолить прощение, очень сильно ты напугал его, – ехидно улыбнулась Свон, – а еще ты ничего не рассказал отцу. Ни про ювелирный, ни про магазин. Киллиан, я ведь действительно тебе очень благодарна. Ближе тебя у меня никого нет. И сейчас я искренне хочу попросить у тебя прощение за все. Прости меня, пожалуйста, Джонс, – слезы опять накатили на глаза, и девушка, смотря в глаза брюнету, тут же опустила их, крепче прижимаясь к мужскому телу.

– Эмма, все в порядке. Я очень благодарен судьбе, что она свела меня с тобой. Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь. И знай, я всегда, чтобы ни случилось, кто бы ни стоял на моем пути, я всегда буду за тебя, и всегда буду рядом! – уверенно говорил Джонс, поднимая девушку на ноги.

– Спасибо, – прошептала Эмма, не отпуская мужчину из объятий. Сейчас она чувствовала спокойствие и тепло. Так хотелось сохранить это ощущение в груди. Спокойствие и умиротворение вот, что нужно было блондинке.

Успокоившись, Эмма, наконец, взяла себя в руки и с улыбкой на лице отодвинулась от мужчины и посмотрела ему прямо в глаза. Он понял все без слов и тоже улыбнулся ей.

– Ну, что, Свон, а сейчас расскажи, где ты была все это время? И да я с ног сбился, я был, наверное, везде, где только можно было быть? – спросил Джонс, наливая крепкого чая на кухне.

– Мне нужно было побыть одной и подумать, – принимая чашку, сказала Эмма.

– И о чем же ты думала, Эмма?

– Обо всем, Киллиан, – опуская взгляд, ответила блондинка.

– Ты о ней думала, Эмма? О Реджине?

– И о ней тоже.

– И что ты решила? – задал конкретный вопрос брюнет.

– Я решила вернуться к жизни. Мне нужно принять дела у отца, вникнуть в королевские обязанности. Джонс, пора браться за голову, – Эмма понимала, что Киллиан не об этом спрашивает.

– Это отлично, Свон, Дэвид будет на седьмом небе. А что ты решила делать с Миллс?

– Джонс, давай забудем эту историю. Я не хочу больше к ней возвращаться. Реджина Миллс осталась в прошлом. Есть только Королева «Тьмы», с которой мы будем встречаться раз в год на ежегодных встречах и все. Для меня Реджина умерла, – сказав последнее, сердце девушки сильно кольнуло, но она не могла по-другому, только так она сможет избавиться от мыслей о ней.

– Но, Эмма… – Киллиан хотел рассказать, что творила Миллс, что с ней происходило, но Эмма тут же остановила его, встав со стула, она гордо сказала:

– Джонс, мы закрыли эту тему. И на этот раз все серьезно, я больше не хочу и не могу об этом думать. Слишком больно. Она в прошлом и точка! – подытожила блондинка.

Киллиан понимал, что сейчас Эмму невозможно будет убедить в чувствах Реджины, и он решил повременить, дать ей время как они и договаривались с Грэмом.

– Джонс, а ты научишь меня использовать магию рук? – спросила Эмма, уже переместившись вместе с мужчиной в гостиную.

– Зачем тебе это, Свон?

– Как зачем? Я Королева «Света», а умею пользоваться только лишь глазами. Пожалуйста, Киллиан? – просила его Эмма.

– Конечно, я попробую, но обещать ничего не буду, – улыбнулся уголком губ Джонс.

– Отлично, а сейчас поехали в офис, пора уже начать новую жизнь… – воодушевленно сказала Эмма.

Настоящие друзья

Прошло около двух месяцев с того момента, как Эмма и Реджина виделись последний раз. Ни одна из девушек не пыталась найти встреч с другой. За это время произошло очень многое.

Королева «Тьмы» Реджина приняла все дела у своей матери. Кора все же уговорила дочь начать заниматься галереями и для начала отдала ей ту, в которой они с Эммой организовывали выставку. Кора предложила выбрать любую из сотни ей принадлежавших, но Реджина выбрала именно эту. Она была ей очень дорога, не смотря ни на что.

В королевские обязанности Миллс втянулась очень быстр. Первая официальная встреча со своей свитой прошла на высшем уровне. Ее спрашивали о восстановлении мира, о дальнейших отношениях с миром «Света». Реджина разъяснила всем, что мир восстановлен, все правила по нейтралитету сохраняются и если их кто-то их нарушит, к нему будут применены серьезные меры вплоть до казни. Вся свита очень долго обсуждала встречу с Королевой. Все без исключения заметили, что Реджина сдержана и задумчива. Она сухо отвечала на все вопросы, а те которые касались мира «Света» вообще иногда оставляла без внимания.

Жизнь потекла в ускоренном режиме. Каждодневные встречи, переговоры, связанные с миром магии.

Она вернулась в свое туристическое агентство, которое практически забросила. Галерея требовала непосредственного ее внимания и участия. Сотни дел, которые наваливались на Реджину каждодневно, отвлекали ее о мыслях и воспоминаниях об Эмме.

Работа поглотила ее и единственный человек, который был рядом и поддерживал ее, был Грэм. Он принял на себя все мелкие обязанности по решению магических проблем, которые возникали ежедневно. Возвращаясь, домой за полночь, Миллс валилась с ног, к ночи силы покидали ее. Но, то, что это не дает ей думать, о чем-либо очень радовало.

50
{"b":"558849","o":1}