ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Реджина медленно пошла в сторону Эммы, которая стояла к ней спиной и не видела ее. Зайдя в купол, она посмотрела в глаза, смотрящего на нее Джонса.

Переместившись на поле за двадцать минут, до появления Реджины и Грэма Свон и Джонс зашли в купол. Киллиан посмотрев на уставшую блондинку, предложил той присесть на стул, который наколдовал. Но только девушка начала опускаться на него, как Джонс взмахом руки отодвинул его на несколько метров назад, и Эмма с грохотом упала на землю.

– Джооонс! – вставая на ноги, прокричала блондинка.

И уже собиралась выпустить искры из глаз, как на ее лице появилась тугая повязка закрывающая очи Королевы. Девушка пыталась снять ее, но магия Киллиана не дала ей сделать этого и тогда она просто встала и опустила руки по бокам. Подойдя к ней сзади, Джонс положил свои руки ей на плечи и тихо прошептал:

– Эмма, глаза сейчас не нужны.

– Что мне делать, Киллиан? – спокойно спросила блондинка.

– Пока просто подыши. Ощути, как прекрасен мир, когда его не видишь. Вообрази, что ты на вершине горы, а вокруг все белое. Солнце умело играет бликами по снегу, а вокруг никого. Только ты и свобода… Чувствуешь?

– … Чувствую… – умиротворенно проговорила Эмма.

– А теперь… – отойдя от девушки на несколько шагов, продолжил Джонс, – вспомни все свои мысли, все свои эмоции, которые как снежная лавина накатывают на тебя в данный момент. Все, что ты чувствовала и чувствуешь в последнее время. Вспомни всё, Эмма…

Девушка прокрутила в голове все чувства и переживания по поводу коронации, по бизнесу, но они прошли вскользь. Главное о чем думала, сейчас Эмма была Реджина. Нет. Она не забыла ее, и, наверное, никогда больше не забудет. Эмоции от их встреч с новой силой отразились на девушке. Она начала дрожать, тело просто не слушалось ее, а ноги подкашивались. Она вспомнила каждую деталь ее образа. Карие глаза, в которых так и хотелось утонуть, пухлые губы, гордая осанка и статность, смуглая нежная кожа и надменный взгляд. Тот взгляд, от которого подкашивались коленки. Два месяца сдержанности канули в лету и Эмма, наконец, выпустила все, что так долго копилось в ее душе наружу. Она подняла руки ладонями вверх, и из них извергся прямо в небеса поток света, силы, энергии и магии. Он был такой силы, что от него Джонса, как котенка отбросило в сторону. Свон стояла, а мысли и воспоминания крутились в голове в ускоренном темпе. Она больше не могла сдерживаться. Все свои чувства, переживания, страдание, она выпустила с этим потоком света и боли. Боль, которую она не смогла в себе поглушить. Боль потери любимого человека. Боль понимания, что уже ничего нельзя исправить. Боль осознания, что это конец…

Спустя несколько бесконечных секунд, Эмма опустила руки, и яркий свет погас вместе с ними. Она рухнула без сил на землю, садясь на колени и накрывая лицо руками. Киллиан тут же подбежал к ней, поставив на ноги, снял повязку и увидел капельки слез стоящих в этих прекрасных и до ужаса печальных серых глазах.

Свон не могла поднять взгляда на Джонса. Она опустила голову вниз, и слезы по одной тихо капали на землю.

– Эмма… Послушай… – начал объяснение Киллиан поднимая за подбородок и заставляя смотреть ему в глаза.

– Она любит тебя… И не нужно больше глупостей.

– Киллиан, она меня ненавидит всем сердцем, – сквозь зубы проговорила Свон, но глаза выдавали блондинку, они также продолжали мокнуть под соленой влагой.

– Свон, я прекрасно знаю ваши взаимоотношения.

– Джонс, ты ничего не знаешь! – высохшие слезы, наконец, дали возможность девушке спокойно и серьезно общаться с другом, – она ненавидит меня… – уже крича и делая шаг, назад выпалила Свон.

– Это не так. Я видел, как она переживала, когда ты пропала. Она наладила между вами связь, которую могут чувствовать только любящие души.

Эмма обомлела и не могла выдавить из себя и слова.

– Свон! Поверь мне. Просто поверь, мне, своему лучшему другу, который видит вас со стороны. Вас обеих. Эмма, ты не сможешь без нее, уже не сможешь. Ты думаешь, я не вижу, как ты себя изводишь эти два месяца. Ты пытаешься ее забыть, но не получается. С ней сейчас происходит тоже самое.

– Джонс, этого не может быть… она… – пыталась снова возразить Свон, но взгляд мужчины остановил ее.

– Эмма, она тебя любит, точно также как и ты ее. И вы не сможете это скрывать. Каждый раз, когда вы будете видеться, встречаться пусть это будет раз в год, но ваши чувства не остынут. Они каждый раз с новой силой будут проявляться, и в конечном итоге вы обе не выдержите.

Джонс увидел, как в куполе появилась Королева «Тьмы» и, посмотрев в ее глаза, он понял, что она готова.

– Просто поверь в нее и в себя, Эмма… – договорив это, он растворился в сером дыме.

Эмма непонимающе всматривалась в силуэт, оставленный в серой дымке.

– Киллиан… – оглядываясь по сторонам, устало крикнула она.

Обернувшись, блондинка увидела, как к ней медленной, неуверенной походкой приближается Реджина Миллс.

Когда Киллиан исчез, а Эмма повернулась, мир Реджины перевернулся. Она смотрела на любимого человека и все еще думала, что это невозможно.

«Эмма. Как я рада сейчас увидеть тебя. Мне безумно хочется обнять и прижать к себе. Ощутить твое тепло, твой неповторимый запах. Зачем они свели нас? Мне очень тяжело находится рядом с тобой. Ты смотришь на меня, я вижу, что ты растеряна, но от твоего взгляда у меня все съеживается внутри…»

Реджина побоялась подходить ближе, поэтому остановилась в нескольких метрах от Эммы. Несколько секунд молчания, но все, же первой разговор начала Миллс.

– Привет, – еле слышно сказала девушка.

Эмма стояла в оцепенении, она смотрела, как Миллс подходит к ней. С каждым ее шагом сердце Свон бешено колотилось, но остановившись всего в нескольких жалких шагах от нее, сердцебиение прекратилось, а дышать стало все труднее.

«Реджина Миллс. Как же долго я тебя не видела. Всего два месяца прошло, а мне кажется, как будто прошел целый год. Каждый мой день, каждая бессонная ночь, все мои мысли были о тебе. А сейчас, ты здесь, стоишь передо мной и говоришь «Привет». Как же я соскучилась. Мой мир изменился с той самой вечеринки у Джонса, когда я впервые увидела тебя. Он прав я никогда не смогу тебя забыть… Как же хочется сейчас обнять и ничего не говорить…»

Эмма стояла и молча, любовалась Королевой. Она не могла выдавить из себя и слова. Мысли крутились в голове, а ей только и хотелось, обнять, никогда и никуда больше не отпускать Миллс. Молчание затянулась и Свон не переставая всматриваться в эти прекрасные карие глаза, взяла себя в руки. Спокойно, но только с виду, на душе, же у блондинки просто бушевал шквал эмоций, сказала:

– Здравствуй, Реджина.

– Как у тебя дела? Ты очень бледная, – с трепетом спросила Миллс.

– Дела отлично, занимаюсь фирмой, королевством. Живу одним словом, – также без эмоций ответила Эмма.

– А твои как? – спустя несколько секунд, спросила блондинка, и тут дрожащий голос подвел ее.

– Нормально. Наша… – на секунду Реджина замолчала, – то есть та галерея, в которой мы организовывали выставку, стала очень популярна и мама отдала ее мне. Эмма, я хотела…- но продолжить Миллс не смогла, не найдя слов.

Свон стояла и просто слушала. Ей так не хватало этого до боли знакомого и как ей казалось родного голоса. Но когда Миллс замолчала, Эмма посмотрела на нее и не могла понять в этих карих глазах, что хочет сказать ей брюнетка. Почему-то сейчас Свон снова включила холодность, вспоминая последние встречи и забывая свои настоящие чувства.

– Что ты хотела? – с нотками спокойствия и отдаленности спросила Свон.

– Забудь. Грэму и Киллиану не нужно было всего этого делать. Я сейчас уйду, просто прости меня…- Миллс, молча, смотрела в глаза Эммы.

55
{"b":"558849","o":1}