ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Игал, Марко и Ло, приблизились с пленной горожанкой, Цила вздохнула с облегчением. Она была все же сильно напугана тем, что участие этих троих в ее рискованном предприятии могло кончиться их гибелью, и, увидев их живыми и здоровыми, она могла наконец успокоиться. Никто не произнес имени Ксуана. Что толку говорить о нем, если и так ясно, что больше его не увидеть никому. Осталось только почтить его память – что еще можно было сделать для него?

Измученная трехдневной скачкой пленница едва стояла на ногах. Спустившись на землю, она легла, вытянулась обессилено, и кочевники, столпившись вокруг, смотрели на женщину.

– Приходилось ее время от времени класть поперек седла, а не сажать верхом, – с усмешкой сказал Ло.

А Марко добавил:

– Наверняка на кой каких местах у нее и кожи-то не осталось!

Но он не подыгрывал: просто страдания наездника сближали ее с ними.

– Отведи ее в мою кибитку, будь добр, Марко. Я присмотрю за ней. Как только поправится. Мы с Зорги решим, что с ней делать…

Хан нахмурилась:

– Жизнь и так тяжела, а тут еще один лишний рот.

– Как только она выздоровеет, мы отправим ее домой. Я должна позаботиться о ней – один человек из города сделал для меня очень много. И, в конце концов, – здесь она оказалась по моей вине.

Закутавшись в плащ, он провел ночь в защищенном от ветра скалистом ущелье. Смог наконец поесть, напиться и снова быть готовым к путешествию. По прошествию нескольких дней он несколько привык и мужество вернулось к нему. По крайней мере он уже не боялся умереть посреди дороги. Единственное, чего приходилось опасаться, так это нападения какой-нибудь стаи одичавших собак.

Но все же силы постепенно оставляли его, и как ни берег он припасы, однажды ночью он опять оказался без еды и питья… И тогда стало ясно, что если он в ближайшее время не повстречает кочевщиков, то едва ли протянет долго…

Прошло еще несколько дней, и порожденное жаждой безумие овладело его разумом. Какой-то животный рефлекс заставлял его идти и идти. Он падал, поднимался и снова падал, чувствуя, что прошел несколько километров между двумя падениями.

Он еще раз попытался встать, но опрокинулся навзничь. Пустыня бешено завертелась в его глазах горизонт наклонился, и сознание покинуло его.

Племя пробыло еще некоторое время на том же самом месте. Так решил Зорги. Все знали, что причиной тому – абсурдная надежда на то, что Ксуан отыщется. Но в одно ненастное утро могучие кони разорвали круг кибиток, и следом за повозками стада потянулись к зеленым болотам.

Снова сидя на коне, безымянная держала руку Цилы и улыбалась. В кочевщиках она открыла нечто, что вызвало у нее смущение и растерянность. Она узнала некую новую для себя человеческую добродетель: душевное тепло.

Весь комфорт города не давал ей прежде того ощущения счастья, что она черпала в присутствии людей, под грубостью который скрывалась огромная доброжелательно. Она перебирала в памяти этих мужчин и женщин, более гордых, в сущности, чем сами патриции, часто недоедавших и бедных, но умеющих смеяться. Никогда не забыть ей горячие споры у костра, дивные протяжные песни, в которых говорилось о ветре, девушках, прекрасных, словно дикие кобылицы, о вечной дружбе и свободе…

– Цила, когда вырастет моя дочь, мы придем к вам, быть может… Мы научим вас некоторым вещам, а вы научите нас жить…

– С радостью примем вас. Ну, хорошо! Ты, надеюсь, все запомнила? Тебе нужно держаться все время на северо-восток. В сумке компас… Когда доберешься до места, где тебя остановили, накормишь и напоишь коня в последний раз и отпустишь его. Он сам нас отыщет, не беспокойся.

Молодая женщина кивнула головой утвердительно, махнула на прощание рукой и оторвалась от каравана.

Игал решил проводить ее. Он испытывал к ней определенную симпатию и хотел удостовериться, что будет в порядке.

Он вернулся в племя только на закате.

– Что-нибудь не так? – спросила Цила.

– Нет-нет! Мы добрались нормально. А знаешь, мне кажется, что она когда-нибудь вернется.

– Мне тоже, и думаю, совсем скоро!

– Ну… А все же было нечто странное: несколько часов спустя после расставания с той женщиной я слегка задремал от однообразной качки в седле, как вдруг мне почудилось, что я вижу в пустыне какого-то человека. Он шел пешком и одет был как-то странно. Но покуда я протирал глаза и искал бинокль, он исчез непонятно куда.

– Что? И ты даже не попытался приблизиться к тому месту, чтобы выяснить правда это или только показалось, – удивилась Цила.

– Ну что ты, я просмотрел все вокруг, но ничего не обнаружил…

– Проспал! – поддразнила его Цила.

– Может быть, стоит поискать еще? Я все-таки торопился вернуться?

Любопытство заставило Цилу принять решение:

– Я и Суками несколько застоялись, и нам не помешает небольшая встряска… Целый день ползти вместе со стадом – это расслабляет. Я поеду туда и посмотрю…

– Прямо на северо-восток, два часа езды отсюда, – напутствовал ее Игал, когда она уже вскочила на Сукаму.

Прибыв на указанное место, девушка направила коня по широкому кругу, постепенно сужая его радиус. И вдруг за небольшой скалистой грядой заметила какое-то распростертое тело. Человек лежал на спине, глаза его были закрыты. В его изможденном, искаженном страданием лице она узнала черты своего спасителя-безымянного. Сердце его еще билось. Она быстренько извлекла фляжку, приподняла одной рукой его голову и положила горлышко фляги на его губы. С первых же капель воды жизнь вернулась к нему, и он начал жадно глотать. Скоро глаза его открылись, лицо искривила усмешка, и он опять потерял сознание. Тогда Цила снова сделала нечто невозможное для женщин из купола: взяла мужчину на руки и понесла его к рослому коню. Посадила найденного на седло перед собой, так, чтобы он опирался ей на грудь, свободной рукой подобрала поводья и поскакала во весь опор в лагерь.

5. ЕЩЕ ОДИН КОЧЕВНИК

Караван двигался совсем медленно под лучами палящего солнца. Разведчики растворились в голубизне дали, счастливые представившейся возможности пуститься в галоп. Ничего удивительного: изнуренные голодом и жарой, они все же гораздо сильнее страдали от скуки, готовы были пуститься в безумную скачку, лишь бы не тянулось так мучительно время! Огромный черный баран вел стадо, а собаки подгоняли отстающих резким, хриплым лаем. Четкий строй всадников и повозок охранял караван. Сукама знал свое дело хорошо: тяжкий груз, казалось, совсем не причинял ему неудобство. Не нуждаясь ни в каких приказах седока, он послушно следовал за караваном.

Сидя в головах у спасенного, Хан переделывала для него одежду пропавшего Ксуана. Время от времени ее взгляд отрывался от рукоделия и останавливался на лице спящего мужчины. С тех пор, как вчера вечером Цила привела его, он вряд ли пару раз открывал глаза хотя бы на самый короткий миг.

С большим трудом удалось несколько раз накормить и напоить его – но сон его теперь был здоровым, настоящим отдыхом…

– История повторяется. Ты нашла этого мужчину, как я некогда нашла твоего отца умирающим посреди пустыни. И когда вы соединитесь – одним кочевщиком на свете станет больше…

Цила счастливо усмехнулась.

– Эге! Послушать тебя, так брак уже дело решенное!

– Да, так и будет. Ты – красивая, здоровая и сильная. Это такие качества, которые мужчина ценит…

Цила смущенно возразила:

– Боюсь, его вкус несколько отличается от нашего… Что скажешь на то, чтобы дать ему имя Надир, как у отца твоего отца, который так любил крупных женщин, что даже женился на такой, которая была на целую голову выше его самого!

– Цила! Напрасно ты стараешься все осмеять, ведь…

– Смотри, он проснулся!

Молодой человек только что открыл глаза и недоверчиво оглядывался по сторонам:

7
{"b":"55885","o":1}