ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миссис Лукас, а можно еще порцию картошки и оладий с собой? – попросил Генри, когда взрослая женщина подала им обед. На что она с вопросом посмотрела на Свон.

– И, если можно, все уложить в пластиковый контейнер, – разрешила Свон, но тут же продолжила, – и мне нужно с вами поговорить. После обеда, разумеется.

– Хорошо. Что-то еще? – спросила Лукас.

– Два пончика с глазурью, тоже с собой, – добавил Генри, и женщина ушла.

– Приятного аппетита, малыш, – пожелала Эмма сыну, и сама стала кушать обед.

– Тебе тоже, – уже спокойнее сказал мальчик, – а о чем ты хочешь поговорить с бабушкой Лукас?

– Хочу зарезервировать комнату для Реджины. Ее могут скоро выписать, а идти как ты понимаешь ей некуда, – ответила мать.

– Почему некуда?! А к нам, – сразу воскликнул мальчик, – пусть Реджина поживет у нас.

– Генри?! – Свон вопросительно смотрела на сына.

– Почему ты не хочешь, чтобы она у нас пожила? Я этого очень хочу.

– Она же не котенок или щенок, которых ты часто таскал в дом. Она взрослый человек. Она может жить в номере, который я ей сниму. Договорюсь с миссис Лукас, – говорила настоятельно Эмма.

– Вот именно не котенок, а человек. А ты как будто в приемник ее сдаешь. Реджине нужна помощь, а я хочу ей помочь, – Генри говорил уверенно, смотря на мать.

– И ты думаешь, я разрешу тебе ее позвать к нам?! – произнесла Свон, не менее уверенно смотря на сына.

– Да, – Генри не отступал, – ты и так всех друзей отвадила.

– Да каких друзей, Генри? – произнесла Эмма, – ты ни разу даже не познакомил меня со своими друзьями. Нормальными, твоими сверстниками, а не лесничим и учителем физкультуры.

– Ага, конечно, – забубнил сын, – а они хотят дружить с сыном мэра?!

– А что такого? – искренне не понимала мать, – я что зверь какой-то, из-за которого дети бояться дружить с моим сыном?!

– Они или боятся, или дружат, когда им что-то от меня нужно,- пояснил Генри, – а сейчас, когда я общаюсь с Реджи и ребята, которые тоже в больнице помогают начали со мной общаться. Реджи помогает мне, и она мой друг.

– Ох, Генри, – протянула Эмма и взглянула неуверенным взглядом на сына.

– Пригласи Реджи к нам, а если она откажется, тогда договоришься с миссис Лукас, – заулыбался Генри.

– Но, малыш, – Свон поджала губы и вздохнула. Она не могла устоять и отказать сыну, если тот смотрит на нее с такой искренней, детской улыбкой, – я предложу один раз. Уговаривать не стану.

– Я сам уговорю, – мальчик запрыгал, сидя на месте, – спасибо, мамочка.

– Мамочка… Как я люблю, когда ты меня так называешь, – Эмма по-доброму улыбнулась, смотря на свое счастье.

– А можно мне сейчас добавки? – парень с широкой улыбкой доедал оладьи.

– Ты же знаешь, что можно, – Свон посмотрела на барную стойку, за которой стояла официантка, – Руби, еще порцию оладьев, пожалуйста.

– Кстати, я сегодня две пятерки получил, – похвастался Генри.

– И по каким же предметам? Доброведению? – усмехнулась мэр. Она уже допивала свой кофе.

– Нет, за сочинение и по математике. Знаешь, как Реджина меня поднатаскала. Она такая смешная. Я ей пример задам, она мне его в уме решит, а потом думает, как она это сделала. Или газету ей новую принес, она минут десять ее изучала, потом резко – «Черт! Этот урод опять цены поднял!» – процитировал он брюнетку.

Свон сама удивилась после таких историй от Генри.

– Вот это действительно интересно. Прошлые привычки дают о себе знать, – покачала головой мэр, – а она совсем ничего не вспомнила?!

– Неа, – закачал головой ребенок.

– А что доктор Хопер? Ты же, наверное, присутствовал во время его сеансов?

– Она не любит с ним общаться, он ее раздражает. Она как ребенок начинает смеяться и кидать свой сарказм, совершенно его не слушая.

– Сарказм у нее на уровне, – хмыкнула многозначительно Свон, смотря как ее малыш уплетает вторую порцию оладьев.

Младший Свон усмехнулся, – это да.

– Черт, – у Эммы зазвонил мобильный и, она встала из-за столика и отошла чуть подальше, чтобы не мешать сыну обедать своими деловыми разговорами. По лицу мэра можно было отчетливо понять, что говорящему удалось ее сильно разозлить, хоть она и говорила спокойно и холодно, только мимика лица говорила сама за себя.

– Кто звонил? – спросил Генри у матери. Он уже привык, что звонки иногда очень ее злят.

– Мистер Пройс, – ответила Эмма, – нужно срочно ехать в отделение почтовой связи, а то они без меня и письмо отправить не могут.

– Ну езжай, – спокойно сказал мальчик, – я уже доел, а до больницы доеду на автобусе.

– Ну тогда до вечера. Я заеду в больницу, дождись меня, – Эмма чмокнула сына в щеку и, кинув миссис Лукас, чтобы записала обед на ее счет, вышла из кафе.

Глава 6

Мальчик забрал обед для Реджины и поехал в больницу. Ему хотелось как можно быстрее сказать ей, что она будет жить у них.

– Реджи, когда тебя выпишут, ты поедешь жить к нам! Мама согласилась, – забежав в палату, крикнул Генри.

Реджина лежала под капельницей. Не дойдя до палаты, у нее закружилась голова и ей помогала уже медсестра. Женщина приоткрыла глаза и посмотрела на ребенка.

– Ты вернулся?!

– Я то вернулся, – произнес обеспокоенный Генри и, поставив обед на столик, подошел к женщине, – что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь?

– Все хорошо, как всегда процедуры, – соврала брюнетка.

– Тебе только утром и на ночь делают капельницы, – заметил догадливый парень, – что с тобой? Говори мне честно.

– Малыш, все хорошо, не переживай. Расскажи лучше, как с мамой пообедал?

– Я и тебе обед принес, – Генри сел к лежащей девушке на койку и пристально смотрел на нее, – тебе после прогулки стало плохо?!

– Генри, все хорошо, у меня просто немного закружилась голова, – ответила с натянутой, но теплой улыбкой брюнетка.

– Это от того, что ты долго не была на воздухе, а тут сразу вон сколько мы погуляли, – сразу понял в чем дело Свон, – но ничего. Мы это исправим. А сейчас я тебя покормлю, – мальчик слез с кровати и отошел к столику за обедом.

– Генри, это не из-за этого, просто мне еще запрещены нагрузки. И пожалуйста, давай потом поедим, меня немного тошнит.

– Оу, хорошо, – Генри тут же вернулся к Реджине, – так ты, наверное, не услышала. После выписки ты поедешь к нам домой. С мамой я договорился.

– Малыш, не нужно. Это неудобно, я не хочу напрягать твою маму и вообще она хотела договориться о какой-то гостинице, – сразу начала отнекиваться брюнетка.

– Нужно. Тебе нужен покой и уход, – строго сказал Генри, – а в гостинице не будет ни первого, ни второго.

– Я сама справлюсь, да и ты меня не бросишь, верно?! Генри, это совершенно неудобно и не нужно, – Реджина отказывалась.

– Я тебя не брошу у нас дома. У нас большой дом и места всем хватит. Тем более мама сразу согласилась, когда я предложил, – чуть приврал Генри, – пожалуйста, соглашайся. Тебе понравится.

– Я поговорю с твоей мамой и, если она хоть чуть-чуть против – после выписки я еду в гостиницу, – уверенно сказала женщина.

– Она не против, и она сама тебе предложит, – заулыбался Генри, – и вообще она мэр и должна заботиться о людях. Так что, всё решено. Послезавтра или, когда там доктор Вэйл тебя выписывает, ты едешь к нам

– Посмотрим, – все же протянула Реджина.

– Ага, ага, – Генри улыбался коварно, уже всё решенной улыбкой, которая так и говорила, что уже все решено и он не отступится.

Свон после кафе помчалась в почтовое отделение, где мистер Пройс говорил ей по телефону случилась катастрофа. Катастрофой он назвал потерю 20 писем и трех бандеролей, так как украли его сумку среди бело дня.

– Вот же, гад! – ругнулась Эмма, выходя из отделения и подходя к машине шерифа. Ей тоже досталось от гневного мэра, которая просто ненавидела, когда ее вызывают и отрывают от дел по пустякам. Эмма стукнула рукой по капоту машины, выпуская пар наружу.

10
{"b":"558850","o":1}