ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо. Но мог бы дождаться, – кинула претензию мэр и вошла в палату, сразу подходя к койке девушки.

– Снимите с меня все эти трубки, – властно говорила, лежащая на больничной койке, брюнетка, – я вам сказала.

– Доктор Вэйл сказал, что нельзя, – говорил дежурный врач.

– Здравствуйте, – Свон держала осанку и спокойный голос, – я Эмма Свон, мэр этого города.

Брюнетка перевела взгляд на мэра, – ааа… а я где?

– Вы в городе Фалмут, – ответила Эмма, – как ваше имя? Вас нашли в лесу, при вас не было документов.

– А как я здесь оказалась? Я же… – в этот момент женщина поняла, что не помнит ровным счетом ничего, – я…

– Так как вас зовут? – повторила вопрос Свон, переглядываясь с шерифом, уже понимая что-то неладное.

– Мисс… – Грэм подошел ближе, – вы помните свое имя?!

– Я… нет, – произнесла брюнетка, – не помню.

Эмма округлила глаза и взглянула на Грэма, чуть кашляя. Но после, отойдя, вернула свое внимание женщине.

– Вы… вы что-нибудь помните? – уточняла Свон.

Женщина закрыла глаза и было видно, как она напряглась.

– Нет… я не знаю, что помню…

– Идиот! – рыкнула Свон, поворачиваясь всем корпусом и смотря на Грэма, – какая к черту операция? Вызывай его!

Грэм и дежурный врач очень быстро вышли из палаты.

– Я не знаю кто я, – сказала неизвестная, – можно мне попить?

– Конечно, – Эмма отошла, а вернулась уже со стаканчиком с трубочкой, – возьмите, мисс.

Девушка жадно попила воды и кивком поблагодарила.

– А вы знаете кто я? – настороженно спросила брюнетка.

– Единственное, что нам стало известно, – Эмма забрала стакан воды и убрала его, – что вероятно ваше имя Реджина. У вас было кольцо с гравировкой.

– Простите, я не помню. А давно меня нашли, и вообще сейчас что? Ну, в смысле, зима, лето?!

– Сегодня шестое мая, – пояснила мэр города. Она так и стояла возле койки и смотрела на пострадавшую, – вас нашли три дня назад. Чисто случайно, наш лесничий, – Эмма не знала, как сказать этой женщине все то, что с ней делали.

– Так, я Реджина, Реджи… – для себя произнесла женщина. Было видно, как она растеряна, – а что я делала в лесу?

– Мы можем только предполагать, – протянула Свон. Она ждала шерифа или Вэйла, чтобы они рассказали все те страшные вещи, что этой бедной женщине пришлось пережить, – но вы не из нашего города.

Реджина выдохнула.

– Эмма, а… я правильно помню, а почему вы здесь? Вы приходите ко всем в больницу?

– Не ко всем, – Свон присела прямо на кровать к девушке и смотрела на нее, – я мэр города, в котором ничего никогда сверхъестественного не случается. А тут вы, я просто не могла вас бросить и не проконтролировать.

– Спасибо, я просто не знаю, что больше сказать, – брюнетка хотела привстать, но тело пронзила адская боль, – аммм…

– Лежите, – Свон привстала и остановила девушку руками за плечи, – вам пока рано вставать. Нужно отдыхать, – Эмма, не отрывая взгляда, смотрела в глаза женщины. Она отмечала для себя красоту карих глаз этой девушки, которой столько всего пришлось пережить и сколько еще придется.

– Почему так всё болит? Я случайно под тяжеловоз не попадала?! – с болезненной усмешкой выдала женщина.

– Сейчас придет доктор, он лучше вам расскажет, что с вами приключилось, – протянула Эмма, вновь садясь на край койки. Свон смотрела в эти прекрасные, но грустные глаза и отчего-то никак не могла себя заставить отвести взгляд.

– А сколько сейчас время? – Реджина посмотрела на окно, – уже, наверное, очень поздно?!

Как только девушка отвернула взгляд, Свон тут же встрепенулась, так как потерпевшая нарушила связь глаз мэра и ее собственных, хоть и не заметила этого сама. Зато заметила Эмма и встряхнула головой, уходя от этих эмоций.

– Десять вечера, – блондинка взглянула на наручные часы.

– Не так уж и поздно, – на автомате ответила брюнетка, – но вас, наверное, выдернули из дома? Ваш муж не против?

– У меня нет мужа, – с легкой, но отчасти грустной улыбкой ответила Свон. Она не собиралась прекращать вопросы этой женщины, ведь сама не знала, что задавать, так как брюнетка не помнит ничего.

– А я даже не помню, есть ли у меня, – подумав, сказала Реджина.

– Вы всё вспомните. Обязательно, – заверяла мэр, даже не зная правдивы ее слова или нет.

– Мэр Свон, – в палату вошел Виктор, а за ним Грэм.

– Доктор Вэйл, почему эта женщина оказалась в палате одна, без вашего присутствия? Почему вы даже не удосужились осмотреть ее и хотя бы поговорить? – Свон, как увидела Виктора, тут же поменяла добродушный взгляд и голос, с которым она разговаривала с Реджиной на строгий, требовательный и очень грозный. Она встала с койки и смотрела на доктора.

– Я бы осмотрел, но она не давала этого сделать. Я поручил ее доктору Мейну, – Виктор подошел к Реджине, – здравствуйте, я доктор Вэйл. Можно я вас осмотрю?

Реджина кивнула и тогда врач повернулся к Свон и Грэму.

– Покиньте палату, пожалуйста.

– Доктор Вэйл, эта ваша пациентка и не сметь ее никому поручать. Вам ясно?! – произнесла Свон и только потом покинула палату.

Когда все вышли, Вэйл начал производить осмотр. Это не заняло много времени, и он приступил к вопросам.

– Вы помните, как вас зовут?

– Сама нет, но мне сказали, наверное, Реджина.

– Вы помните что-то из своего прошлого?

– Нет, мне и время года пришлось спрашивать.

– Понятно. Мы к вам завтра пришлем психиатра, и он с вами побеседует.

– Доктор, а что со мной? У меня всё очень болит и кружится голова.

– Вы очень сильно избиты. Если бы вас не нашел мистер Локсли, вы бы погибли. У вас множественные повреждения и черепно-мозговая травма, а еще… – мужчина замялся, он не знал, как сообщить женщине о таком. Ведь в университете и на практике он с этим не сталкивался, – вас неоднократно насиловали. У вас имеются внутриматочные разрывы.

Брюнетка не знала, что сказать, ведь она даже не знала и не помнила, что с ней происходило.

– Наверное хорошо, что вы этого не помните, – Вэйл погладил ее по руке, – мы поможем вам поскорее восстановиться и вернуться к нормальной жизни.

– Ну что, она что-нибудь помнит? – спросил Грэм, смотря через стекло в палату.

– Ничего. Ни имени, ни прошлого, ни даже время года, – ответила отчего-то нервно Свон.

– Ну она хоть не помешалась? Помните, Виктор говорил, – спросила шериф.

– Нет. Она абсолютно здравомыслящая, – ответила Свон. Она сама смотрела в палату, – но ничего не помнит и это ужасно.

– Может это хорошо?! Виктор сказал, что все это продолжалось около двух месяцев, – выдохнув, сказал Грэм.

– Два месяца?! – эхом произнесла Свон и закрыла глаза, – это нереально. Какой-то ужас. Грэм, найди мне этих людей.

– Ты хочешь нереального. Она не местная, ее скорее всего привезли откуда-то и выбросили,- эмоционально говорил мужчина, – я связывался с ближайшими населенными пунктами, там никто о пропаже женщины не заявлял.

– Тогда я подключу к этому делу специализированные органы из центра. Я позвоню в Бостон, – произнесла Свон, смотря грозно на Грэма, который еще не знал, что Эмма решила во чтобы то ни стало найти этих ублюдков.

– Я же уже сказал, что сделаю все, что в моих силах. Мой запрос уже обрабатывается, – шериф не понимал такого волнения со стороны мэра.

– Нужно больше, чем твои силы, Грэм, – рыкнула Свон.

Мужчина только фыркнул.

– Мэр Свон, может я загляну к вам?

– Загляните, шериф, загляните, – Эмма покачала головой, но тут же продолжила, глядя на мужчину, – в участок и продолжайте поиски.

– Но… – Грэм не стал договаривать, так как к ним вышел Вэйл.

– Ну как она? – спросила Свон, держа маску.

– Я ей все рассказал, но по ней не понять какие эмоции она испытывает. В истерике не бьется, – пожал плечами Виктор.

4
{"b":"558850","o":1}