ЛитМир - Электронная Библиотека

Эта игра надоедала с каждой секундой. Этот школьный поцелуй не устраивал ни ту, ни другую сторону. Поэтому положив руку на шею, Реджина углубила поцелуй, немного придвигаясь к телу Эммы плотнее.

Свон приняла правила игры, отвечая на все действия Миллс. Но это Эмму не совсем устраивало, хоть и большего она позволить себе не могла. Руками она скользила по спине брюнетки, но только по спине.

Одним резким движением Реджина оказалась на коленях Свон. Зарываясь руками в волосы блондинки, и всем телом прижимаясь к ней, Миллс продолжала страстно ее целовать.

Что же ты творишь? – задавала про себя вопрос Эмма, а сама не понимала, что же ее сдерживает. Почему она не может проявить настойчивость, почему не переступит через эту дурацкую границу, которую Миллс установила, но ведь позволяла ее переступить. Да и все теперешние действия брюнетки говорят о том, что она не против, что она разрешает, но… Но Эмма дала обещание, от которого сама уже взвывает… Напряжение и нарастающее возбуждение не позволяет Эмме продолжить эту пытку. Она сама отрывается от таких сладких губ, но руки продолжает держать на талии и молча, пронзительно смотрит в карий такой же возбужденный взгляд.

Миллс усмехается и слезает с коленей, вставая с дивана.

– Спокойной ночи, – брюнетка сама не понимает, что же на нее нашло, что она почти позволила себе. Не Эмме, а себе практически перейти границу.

– Может… – подорвалась Эмма и подошла поближе к Миллс, смотря в глаза, – хотя… нет… спокойной ночи, сержант.

– Не надейся, ничего бы не было, – сказала Миллс, уходя в спальню.

– Я и не пыталась, – усмехнулась блондинка, и налив себе еще бокал, моментом выпила его. И посмотрев на бутылку, поняла, что ночь предстоит длинная и безумно тяжелая, как на мысли, так и на ощущения.

Глава 9

Три дня пролетели очень быстро. Реджина и Эмма ежедневно погружались в круговорот событий. За эти дни отдел сумел провести две успешные операции по срыву сделок по торговле наркотиками. Свон и Джонсу удалось поймать крупного наркоторговца из банды «Белая пантера», который утверждал, что чисто случайно попал на эту сделку.

Каждодневные допросы проходили в присутствии Миллс, но по негласной договоренности она не мешала Эмме выполнять ее работу. Но преступники понимали, что Миллс знает и во многое вмешивается и в последствие может помешать серьезным планам «Белой понтеры» и в частности Черной Королевы.

После работы также как и предыдущие дни, Миллс и Свон проводили вместе. Катаясь по городу на байке или выезжая за город и находя тихое место, искали спокойствия. Им не нужно было говорить и расспрашивать о чем либо друг друга, им было хорошо так как оно есть, молча, но рядом.

Грэм был взбешен. Его негодование видел каждый находящийся рядом человек.

– Грэм, сядь! – грозно сказал Кавана, – мы сами виноваты, что их взяли. Мы знаем кто такой Френк. Вот он нас и сдал. Почему Алекс не разрешает мне его убрать?

– Он нам нужен. И эти три партии не большая потеря для нас.

– Партии да, а люди? За четыре дня взяли 13 человек. Хорошо, что трех адвокат вытащил под залог, – сказал Рикки, продолжая смотреть на ходящего из угла в угол Хантера.

Раздался звонок. Грэм, не смотря на звонившего, поднял трубку.

– Да?

– Привет. Как дела? Почему ты вчера мне не позвонил? – спросила властно Митчел.

– У меня были дела, а потом я разговаривал с этими, которых выпустили из участка. Они говорят, что какой-то там сержант Миллс во все сует свой нос. И потом может причинить много проблем.

– Значит, нужно ее предупредить, – смеясь, сказала Алекс.

– Что это значит? – настороженно спросил Грэм и посмотрел на Кавана, – что ты задумала, Алекс?

– Привезти мне Миллс, – сказала Митчел.

– Как ты себя это представляешь?

– Что она сказала? – спросил Рик.

– Она хочет похитить Миллс, – ответил быстро Грэм и уже хотел опять вернуться к разговору с Алекс, как Кавана вырвал у него трубку.

– Александра, мое почтение. Когда ты хочешь чтобы Миллс была у тебя?

– Привет, Рик. Сегодня вечером или максимум завтра утром. Ни ты, ни Грэм не должны светиться. Поручи это кому-нибудь…

– Я понял, сделаю.

– И еще, мне нужна и это знаменитая Свон. И желательно быть нежными с ними, мне не нужны два трупа.

– Хорошо, – отвечал Кавана, смотря на гневные глаза Хантера.

– Отдай мне трубку, – Рик отдал трубку Грэму и пошел выполнять приказ.

– Зачем? Как ты себе это представляешь? Свон, Миллс мне иногда кажется, что ты реально сумасшедшая! – кричал Грэм, – ты понимаешь, что сама себя подставляешь перед полицией?!

– Я все продумала. Ты приедешь туда и пообщаешься с ними, детали я объясню тебе позже, – ответа Хантера Алекс ждать не стала и повесила трубку.

Утро последнего дня спора выдалось как всегда ранним. Эмма все эти дни так и ночевала у Миллс, но дальше поцелуев дело не доходило, хоть Свон и не наседала.

Она хотя еще не смирилась с проигрышем, но начала понимать, что не может так вот взять и принудить Миллс. Ей было легче проиграть, чем потерять ее доверие. А вот на вопрос почему, Эмма не могла найти ответа. Дела в участке шли как нельзя лучше, и следующая мелкая партия должна была прийти через три дня. Как и предыдущие операции Киллиан и Эмма планировали вместе и все они, как и прошлые были отлично организованны и выполнены.

– Джони, мне все равно, не нравится вся эта ситуация, – закончив разработку нового плана, Эмма закрыла папку, – уже три операции сорваны и в каждой новые клиенты и совершенно незнакомые для «Пантер» покупатели. Как будто они специально сливают нам товар.

– Свон, мы это уже не раз обсуждали. Этого просто не может быть. Кел там на хорошем счету, они его не раскрыли и полностью доверят и даже не думают я уверен об этом. А то, что мелкие партии были проданы таким же мелким наркоторговцам, то это наращивание новых связей для синдиката. Эмма, у нас все идет как нужно. Через три недели прибудет партия на границу с Мексикой, и там мы уже задержим Королеву. А дальше все пойдет по накатанной, – разъяснял уже не первый раз Джонс.

– Ладно, я еще подумаю, – кинула как обычно блондинка и села за стол разбирать бумаги.

– Сегодня последний день, Эмма. Мне уже Скот звонил, спрашивал, когда мы с ним будем праздновать первый твой проигрыш, – ближе к вечеру ехидно протянул напарник.

– Еще один день, Джони. Сегодня все решиться, не беги впереди паровоза, – усмехнулась Свон.

– Да ты уже неделю у нее ночуешь, но так ничего и не было.

– Откуда ты знаешь? – встрепенулась Свон.

– Ты забыла, что я каждый вечер проезжаю мимо твоего дома. Мотоцикла нет, но утром ты приходишь вся свеженькая, значит, всю ночь не колесила. Эмма, не даст она тебе, успокойся.

– Джони, сержант Миллс еще сама не знает, что она моя. Но она моя и будет моей. Я не проиграю спор, я трахну ее! Будь уверен! – грубо и резко, сказала Эмма и увидела глаза Джонса, который встал прямо и неотрывно смотрел в сторону выхода из кабинета, сглотнув при этом ком в горле.

Реджина целый день хотела зайти к Эмме и пригласить ее на ужин, который сама планировала приготовить. Но услышав разговор, она застыла на месте.

– Желаю удачи, детектив Свон, в вашем нелегком деле, – сжав зубы от злости, процедила Миллс и вышла, громко хлопнув дверью.

Эмма даже оборачиваться не стала, всё слыша, а тем более видя в глазах друга, который даже не знал, что сказать.

– Вот же дьявол! – стукнула себя по голове ладонью Эмма и почувствовала себя сейчас последней дрянью.

– Наверное, стоит извиниться, – предложил Киллиан. Он хоть и был умен и проницателен, но также как и сама Эмма верил, что это только спор, что никаких чувств и в помине нет.

18
{"b":"558851","o":1}