ЛитМир - Электронная Библиотека

К вечеру весь участок уже знал, что Свон проиграла и без шуточных высказываний конечно не обошлось. Эмма терпела все издевки коллег, зато за Миллс ребята были горды. Она первая кто смог отказать бравому детективу Свон. Все ребята собрались в баре, и пирушку по случаю проигрыша должна была оплачивать Эмма.

– За первый проигрыш, детектива Свон! – первый же тост сказал детектив из отдела убийств и все громко зааплодировали и подарили Эмме бурные овации.

Весь вечер рядом с Эммой находился Киллиан. Старался ей помочь, но она постоянно его отталкивала. Настроение было на нуле. Информации не было вообще, а задержание Тома и Дина ничего кроме как их избиения не дало. Ни одного слова из них про Келби было не вытянуть. И Свон не стесняясь и не боясь за свои повреждения, употребляла русскую водку рюмку за рюмкой. Пила она ее редко, только когда действительно хотела напиться и забыться. А сейчас был именно такой день.

Реджина все день не знала чем себя занять. Посмотрев телевизор, она уже к середине дня изнывала от безделья в этих четырех стенах. Убравшись дома, уже к вечеру она вспомнила, что обещала Эмме ужин, и с хорошим настроением пошла его готовить. Очень порадовавшись, что холодильник забит продуктами, Миллс сразу придумала, что приготовит.

Когда ужин почти был готов Реджина начала беспокоиться. Эммы все еще не было, на звонки она не отвечала. Сердце сжималось только от одной мысли, что Свон ее предала.

«Этого не может быть. Она всегда держит свое слово. Она сказала, что не бросит и будет рядом. Но если все же она не придет… я исчезну. Я оставлю этот участок и больше никогда там не появлюсь. Я не жалею, что так поступила, хотя бы неделю, но я была счастлива».

Взяв сигареты, Реджина пошла на балкон, чтобы хоть немного вдохнуть полной грудью и отпустить трудные мысли.

Уже окончательно убедившись, что Эмма не в состоянии перечить и оказывать сопротивление, Киллиан аккуратно подхватил ее. И вырвав из рук очередную рюмку, которую Эмма уже пролила на все, что можно было, повел ее в авто. Положив полностью ушедшее в небытие тело на заднее сидение, он поехал к Реджине.

Миллс стояла на балконе и курила уже не зная, какую сигарету, когда к ее дому подъехала машина и из нее вышел Киллиан.

Он открыл заднюю дверь и попытался вытащить Свон. Она что-то бормотала и пыталась сопротивляться. Но сил из-за травмы и выпитого алкоголя у нее было мало и Джонсу таки удалось достать ее из авто. Придерживая аккуратно за бок, так, что она полностью висла на нем, он закрыл авто и потащил детектива в подъезд.

Реджина сразу пошла, открывать дверь. Она стояла со сложенными на груди руками у двери и ждала пока Киллиан и Эмма появятся в дверях лифта.

А вот они и появились. Свон висла на Джонсе, а он тащил пьяное тело из лифта.

– Добрый вечер, сержант Миллс. Пьяного детектива заказывали? – увидев Миллс, усмехнулся Киллиан, тяжело дыша.

– И вам здравствуйте, детектив. Ну, вообще я надеялась трезвое тело получить, – пропуская в квартиру Киллиана и Свон, говорила брюнетка.

– Это как получилось. Не каждый день детектив Свон проигрывает спор и оплачивает посиделки всего участка, – усмехнулся Джонс, пройдя в квартиру. И только сейчас понял, что не нужно было, совсем не нужно было это говорить.

– Она напилась, что проиграла?! – прорычала Миллс, – отнеси ее в спальню, – и показала куда нести.

Киллиан понес ее в спальню и, положив на кровати, вернулся к Реджине.

– Нет, не по этому, – присев на диван, сказал Джонс, – информации по Келу нет. Том и Дин – два идиота молчат, а Эмма не может себе простить, что не уберегла его от раскрытия, а тебя от побоев.

– Джонс, давай ты сейчас не будешь выгораживать ее. Она напилась и это уже о многом говорит. Только я не понимаю, зачем ты ее ко мне привез? – смотря на Киллиана, спросила Миллс.

– А куда я должен был ее везти? – удивился Джонс, – к ней в клоповник? Или к женщине, которую она любит? Ради которой прохерела свою репутацию бравого детектива? Ради которой получила ушибы внутренних органов? Скажи мне, Миллс, я могу ведь ее и увезти к ней. Но ты то этого хочешь? Я то знаю, что она не проиграла, в отличие от всего участка, который весь день и последующие месяцы точно, будет гордиться тобой и подшучивать над ней. И вот сейчас не нужно мне говорить, что ты сама ничего к ней не чувствуешь.

Миллс сжала зубы и посмотрела на Киллиана.

– Джонс, ты и так сам знаешь ответ. Я тоже первый раз испытываю такие чувства и мне тоже тяжело. Все так навалилось, и я просто не знаю первый раз в жизни, что мне делать, – отвернувшись, сказала Реджина.

– Доверься ей полностью, – тихо и спокойно сказал Киллиан, и встал с дивана, – она не подведет тебя.

– Я боюсь, что я подведу ее, – также тихо ответила брюнетка.

– Почему? – повернулся Киллиан и присел на корточки перед Реджиной, – почему ты так думаешь?

– Она не сможет быть со мной и оставаться той, кем она является, – дрожащим голосом, ответила Реджина.

– Реджина, послушай, – спокойно начал Киллиан, – я знаю ее как никто другой. Я был с ней в то время, когда все от нее отвернулись, когда ее жизнь уходила у нее из-под ног. Когда нужна была поддержка, а никто не мог ей ее дать. Она не умеет красиво говорит, впрочем, как и я. Но ее поступки и действия должны были тебе сказать, на что она ради тебя готова. Миллс, я уверен, она готова отдать за тебя жизнь, а уж измениться, пусть постепенно, но она сможет. Я еще никогда не видел ее такой. Она любит тебя, в этом будь уверена. И сделает все лишь бы ты осталась с ней, а уж то, что она будет рядом с тобой, в этом я не сомневаюсь.

– Спасибо, за то, что поддерживаешь, за то, что не осуждаешь, – взяв за руку мужчину, сказала Миллс.

– Я же детектив, а не прокурор, – усмехнулся Киллиан, – единственное, что прошу – не обманывай ее. Этого она не сможет простить, – чуть сжал ладонь Миллс Киллиан.

Реджина посмотрела на Джонса и сглотнула.

– Я… постараюсь. Ладно, расскажи, что сказал врач?

– Чтобы она меня потом точно прикончила? – вновь включил сарказм Киллиан.

– Джонс, а тебе что лучше – она или твой сержант? – прищурившись, спросила Миллс.

– Даже не знаю, что выбрать, – улыбнулся Киллиан и, покачав руку Реджины, встал с корточек, – большая гематома, могут быть осложнения с внутренними органами. У Дина сила нереальная. Он даже достал до почек. Но хоть ребра целы. Но ты не переживай, она справится. И не в такой передряге была.

– Сука! Где эта тварь сейчас? – яростно спросила брюнетка, – в участке?

– Так, спокойно, – останавливал пыл Киллиан, – за твою губу Свон уже попросила ребят заняться им. И Томом заодно, думаю, им хватит.

– Мне плевать на мою губу, – прорычала Миллс, – я хочу увидеть их.

– Зачем? – спросил Джонс, – я же сказал, им хватит. Через пару дней, если они выживут, Свон сама с ними поговорит. Тебе не нужно лезть в это дело. Она справится, поверь мне.

– Джонс, ты просто меня не знаешь. Я все равно с ними поговорю, – поднимаясь с дивана, сказала Миллс.

– Отлично, еще одна упертая… – Киллиан посмотрел на Миллс, но не стал продолжать, – на мою голову, – усмехнулся мужчина, – вот наставления врача, – он положил бумагу на журнальный столик и пошел к двери, – если конечно она тебе разрешит их выполнить. Ладно, я пойду. Завтра жду от нее звонка. Надеюсь, она не заявится в участок, проследи за этим.

– За этим я прослежу, – ответила Реджина и посмотрела на дверь, в которую вышел Джонс.

Постояв еще несколько минут, она пошла в спальню, где лежала и давно спала Эмма.

– Что же ты у меня за недоразумение?! – убирая прядь волос с лица Свон, спросила Миллс.

Реджина решила раздеть Эмму. Она сняла обувь и стянула джинсы, повезло, что куртку Джонс привез отдельно и Эмму не придется тревожить.

31
{"b":"558851","o":1}