ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это последнее, что я могу для тебя сделать, – серьезно и безумно холодно откликнулась блондинка и, подойдя к Миллс, увидела протянутые руки. Не став больше медлить, она, вздохнув, посмотрела на малышку, а затем, закрыв глаза, покачала головой и защелкнула наручники на запястьях Миллс.

– Обещай, что ты останешься с ней? Я хочу, чтобы Анджи осталась с тобой, – смотря прямо в глаза, попросила Реджина. Анджелика молча, смотрела на мать и медленно переводила глаза с нее на Эмму.

Эмма задумалась и посмотрела на малышку. Она понимала, что как детектив поступает правильно. Но как любящий человек ее разрывали сомнения. Но откинув их, она присела рядом с девочкой.

– Малыш, если ты захочешь, то можешь остаться со мной, но маме нужно сейчас будет уйти, – успокаивающе проговорила Свон.

Анджи схватилась за ногу Реджины, – я хочу, чтобы мама осталась.

Миллс больше не могла сдерживать эмоции, которые как лава из вулкана хотели вырваться.

– Солнышко, я тебя очень люблю. Пожалуйста, слушайся Эмму, – она отстранила от себя дочь, – уведи меня быстрее, – сквозь зубы прорычала Реджина.

Эмма схватила Миллс за плечо и, стараясь не смотреть, в маленький пронизывающий до самых костей карий взгляд, подтолкнула к выходу.

– Пойдем, – и пошла вслед за выходившей из кабинета Миллс.

Грэм увидел, как Митчел выходит из кабинета и за ней идет Эмма. Опустив глаза, он увидел наручники.

– Алекс. Алекс, почему… – Митчел посмотрела на Хантера, и он замолчал, – Мисс Свон, вы же понимаете, что вам не выйти из этого особняка? Алекс, я не позволю этого!

– Тогда убейте меня прямо сейчас. Или мы выходим вместе, или вы выносите труп, – проговорила стальным голосом Свон, смотря на Грэма.

– Грэм, не мешай. Я сама приняла такое решение, – говорила Реджина.

– Ты что идиотка? Ты вообще подумала, что ты делаешь? Ты об Анджи подумала? – начал Грэм, но яростный взгляд Алекс остановил его.

– Эмма заберет Анджи, и этому ни ты, ни папа мешать не будете. И отдай ей ключи из правого ящика стола. А теперь пошли, – кинула она Свон.

Эмма стояла как статуя. Без единой эмоции на слова Миллс, без слов со своей стороны. Она подошла к Грэму и посмотрела ему в глаза.

– Ты все еще хочешь быть рядом? – шепотом проговорила она, смотря ему в глаза. И через мгновение уже встала за спиной Миллс, подталкивая ее к выходу.

– Ты знаешь, что сейчас она делает это из-за тебя? – прошипел Грэм, видя, как Эмма выводит Алекс, – я не ошибся, сказав, что ты ее погубишь! – договорив, он почувствовал, что его ногу обнимают маленькие ручки. Он сразу поднял на руки заплаканную Анджелику.

Когда Свон вывела Митчел во двор, вся охрана сразу кинулась к женщинам, но брюнетка их сразу остановила.

– Майк, отдай сейчас ключи от машины детективу, – мужчина подошел и протянул ключи от Мерседеса.

– Поехали?! – спросила Алекс у Эммы.

Свон вырвала связку ключей из рук мужчины и, не дожидаясь Миллс, подошла к Мерседесу. Она открыла заднюю дверь, но больше не смотрела на девушку.

– Никаких действий не предпринимать. Анджи охранять, как и охраняли, – садясь в машину, приказала Митчел.

Свон захлопнула дверь и, обойдя авто, села на место водителя. Несколько минут она, молча, смотрела через лобовое стекло, держа ключ в одной руке, а вторую положив на руль.

Ворота были открыты, и охрана стояла и смотрела на Мерседес, в котором сидела Королева. Реджина сидела и смотрела в окно на свой дом, в котором оставляла свою маленькую дочь.

Свон тяжело дышала, ей было очень трудно осознавать, что это все происходит и происходит наяву. Она не хотела и не хочет, чтобы все так и осталось. Чтобы она посадила Миллс, а ее дочь оставила без матери. Но… Но тупой характер мешал чувствам. Она вставила ключ в зажигание и медленно тронулась с места, оставляя шикарный особняк и прежнюю жизнь Александры Митчел позади автомобиля.

– Тебе весь участок будет должен, ведь ты поймала Черную Королеву, – через несколько минут, сказала с усмешкой Реджина.

– Иди ты, – кинула со злобой Эмма и несильно нажала на газ, – зачем ты согласилась?

– Я тебя люблю! Но я знаю, что идиотка. Я оставила свою маленькую дочь, только для того, чтобы доказать тебе свои чувства.

– Ради доказательства ты готова сесть на много лет и больше никогда не увидеть дочь? – вцепилась в руль Свон, – ты настоящая идиотка, Митчел! Я надеюсь, ты сейчас не надеешься, что я дам задний ход?

– Свон, я очень хорошо изучила тебя, и я знаю какая ты. Я не надеюсь, что ты дашь задний ход, – спокойно сказала Алекс.

– Значит, ты смирилась с этим? – продолжала допрос Эмма, – ты правда хочешь сесть? А как же Анджи? Нельзя так поступать со своими родными людьми! Зачем ты так поступаешь?

– У меня есть два самых любимых, самых родных человека в моей жизни, это Анджи и ты, – откинувшись на сиденье и закрыв глаза, говорила Митчел, – ты хочешь меня посадить, я даю тебя такой шанс. А Анджи я оставляю с тобой. И я знаю, что моя малышка будет счастлива.

Эмма резко съехала на обочину и сразу затормозила. Она вышла из авто, и громко захлопнув дверь, побежала прочь. Подальше от Миллс, Митчел, не важно. Она убегала от себя. Она не знала, как поступить. Точнее она знала, но этот выбор был неправильным, и Эмма, как детектив это понимала. Неправильно отпускать преступника пусть он и твой любимый человек. Эмма бежала и думала, вернуться и отвезти в участок или бежать дальше, ведь ключи, как от наручников так и от авто она оставила в салоне машины, и ничего не помешает Миллс вернуться домой.

Реджина закрыла глаза руками. Она понимала, что сейчас происходит с любимым человеком, но она так же знала, что не нужно мешать делать Эмме выбор. Все, что Миллс сейчас делала, она делала для того чтобы быть в дальнейшем уверенной в Эмме. Да, она любила Эмму, но Анджи для нее была смыслом ее жизни. Она бы никогда не оставила дочь, зная, что не вернется. И теперь стоял только один вопрос – вернется она одна или же с Эммой.

Сняв наручники и кинув их на сиденье, Реджина вышла из машины и, облокотившись пятой точкой на капот, начала ждать возвращения Свон.

Эмма убежала довольно далеко. Когда ноги уже начали заплетаться и практически спотыкаться от быстрого бега друг о друга, Свон остановилась. И села на землю, закрывая лицо руками и крича во весь голос. С этим криком Эмма выпускала все ненужные эмоции, всю боль от полученной новости, все свои сомнения и переживания. Свон знала, что то, что она только что решила неправильно, нельзя так все оставлять, нельзя давать слабину. Это работа, которую она не может предать… Но… Но она так не может, не будет, не хочет делать. Она любит, сильно…

Бег, который хоть немного, но успокоил, окончательно поставил все на свои места. Свон таким же быстрым бегом прибежала обратно к машине, но увидев Миллс около авто, остановилась. И отдышавшись, медленным шагом приближалась к женщине. Неотрывно смотря в глаза, шаг за шагом Свон сокращала то расстояние, которое меньше часа назад сама и увеличила.

Подойдя вплотную и так и продолжая смотреть в глаза, Свон опустилась перед Миллс на колени и уткнулась головой в ее ноги, так ничего и не говоря.

Миллс стояла и смотрела на все действия Эммы, она не знала, что та сделает в следующую секунду. Но когда блондинка встала на колени и прижалась к ее ногам, Реджина больше не могла сдерживаться. Она положила руки на затылок Свон и, шепча, нежно гладила по голове.

– Прости. Прости меня за это. Я знаю, как я виновата, я сама себя ненавижу за это, – горячие слезинки катились по щекам брюнетки.

– Замолчи, пожалуйста, замолчи сейчас, – шептала Свон, так и продолжая сидеть на коленях и с силой прижиматься к Реджине.

Они обе молчали, думая о чем-то своем, но в тоже время друг о друге. Осознание всего разрывало сердце на мелкие кусочки. Но и Реджина и Эмма сейчас хотели быть рядом друг с другом.

39
{"b":"558851","o":1}