ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не переживай, мне не больно, – Алекс следила за каждым действиям Эммы, она так скучала по возлюбленной, что не могла отвести от нее взгляда.

Эмма делала все аккуратно, стараясь лишний раз не беспокоить и не причинять большего дискомфорта. Промыв и наложив новую повязку, Свон убрала все ненужное и встала с дивана.

– А теперь корми меня своим завтраком, – улыбнулась Свон.

– Пойдем, но он, скорее всего уже остыл, – Алекс встала и пошла на кухню.

Положив порции села за стол, Митчел даже не знала с чего начать разговор. Она много знала об Эмме и ее жизни, в ее отсутствие.

– Ты простила Рикка?

– Я ему доверяю, – именно так ответила Свон, начиная вкушать завтрак. Она не могла прямо ответить «да» или «нет», ведь простить и понять его поступок сложно, а принять это легче, чем простить и забыть. Эмма приняла это как удар судьбы и оставила в прошлом все, что было связано с Рикком и его ролью в потере Эммой ребенка.

– Меня это радует. Как там устроились Анджи и Скот?

– Замечательно. Тот дом, что ты им купила, Анджи очень понравился, – говорила с улыбкой Эмма, – бассейн, игровая площадка, а недалеко находится парк аттракционов. Она каждый день терроризировала Скота о походе туда, – засмеялась Эмма, вспоминая, как Келби рассказывал, что затащить Анджи домой было практически невыполнимой миссией.

– Я его купила для нас. Эмма, я хочу, чтобы мы жили вместе.

Эмма посмотрела на Митчел с серьезным лицом и сказала:

– Алекс, ты помнишь, что я всегда выполняю свои обещания?

– Да, – ответила Алекс и опустила глаза, – Эмма, я не хочу, чтобы тебя держали обещания, я хочу только твоего желания.

– Малыш, – позвала Алекс Эмма, – посмотри на меня.

Александра подняла голову и посмотрела в до боли родные и любимые глаза.

– Я не умею говорить красиво, – начала Эмма и встала со стула. Она присела перед Алекс на корточки, беря ее руки в свои.

– И ты это знаешь. Зато я могу прямо сказать. Алекс, я тебя люблю, я люблю Анджелику. То, что ты жива и сейчас рядом это неописуемое чувство. Да ты много натворила глупостей, да ты не доверилась мне полностью, без остатка. Но зато я могу сказать, что я доверяю тебе себя, мое сердце и так твое. Я хочу быть с тобой, любить тебя и отдавать всю себя тебе. Малыш, я хочу, чтобы ты стала моей женой и тогда ты уже никуда от меня ни денешься.

У Алекс из глаз покатились слезы, она, не переставая, смотрела в серые глаза, в которых видела ответную любовь. Для счастья не хватало только нахождения рядом Анджелики, но Митчел знала, что увидит дочь через несколько дней и тогда она станет абсолютно счастливой. Подавшись вперед, она с нежность и трепетом поцеловала Свон и, не разрывая поцелуя, они встали в полный рост. Этот дурманящий вкус нежных губ, сладкий аромат любимого тела сводил с ума. Алекс запустила ладони в волосы блондинки, прижимая ее к себе еще ближе.

А Эмма обняла аккуратно за талию любимую и ответила на такой нежный, долгожданный, трепетный поцелуй. И никто из них не хотел прерывать его даже на секунду. И пусть воздуха переставало хватать, девушки только этим и наслаждались, полностью растворяясь друг в друге. В теплых объятиях, в ответных чувствах, в полном осознании, что все хорошо.

Но им все пришлось прервать поцелуй.

– Я хочу стать твоей женой, – улыбаясь, сказала Митчел.

– Я в этом не сомневалась, – усмехнулась блондинка, отпуская руки, – может, хоть тогда ты будешь меня слушаться и понимать, что я только о тебе и беспокоюсь.

– Я и так это знаю. Я очень тебя люблю и постараюсь слушать, – улыбаясь, ответила Алекс, – малышка моя.

– Алекс, мне нужно позвонить, – вмиг серьезной стала блондинка и сделала шаг в сторону гостиной.

– Кому? – Алекс всегда удивлялась такой быстрой перемене чувств и эмоций у Эммы.

– Завтра должна придти партия, – достав телефон из кармана джинс, ответила Свон, – Кавана должен был найти точки сбыта.

– Ну и что ты так всполошилась? Если Рик сказал, он сделает, – спокойно сказала Алекс и села за стол, вновь принимаясь за недоеденный завтрак.

– Если ты хорошо следила за моей жизнью весь этот месяц, то должна знать, что я все держу под контролем, – отчего-то грубо сказала Эмма и, набрав номер, ушла в спальню.

– Я не следила, а наблюдала. И в этот период времени мне важна была только ты, – в тон Эмме крикнула Митчел, для того чтобы блондинка ее услышала.

Эмма услышала, но не стала никак реагировать, ожидая ответа от Рикка.

– Привет, Эмма, как Алекс? Рана не беспокоит? Может Элисон попросить заехать еще раз? – тараторил Кавана.

– Рик, нам нужна машина, – сразу перешла к делу блондинка, – я сама поведу.

– Свон, а тебя не учили отвечать на вопросы, которые тебе задают? И вообще могла сказать привет, – буркнул Рик.

– Кавана, ты забыл, с кем разговариваешь? – резко и грубо кинула блондинка.

– Ах, простите, забыл, что разговариваю с Королевой, – с сарказмом ответил Рик, – машина будет через 40 минут.

– Еще один сарказм с твоей стороны и я разозлюсь и серьезно, – зло выплюнула блондинка, – ты нашел точки? Что с завтрашней партией?

– Нашел, – сухо ответил Кавана.

– Как приедешь, все расскажешь, – кинула блондинка и добавила, – у тебя 30 минут, – и сразу повесила трубку. А потом вышла из спальни и пошла к Алекс.

Алекс сидела на подоконнике с дымящейся сигаретой. Она слышала, как Эмма вернулась, но поворачиваться к ней не стала.

– Через полчаса приедет машина, и мы едем к твоему отцу, – сказала сухо Свон и, сев на диван, тоже закурила.

– Можно узнать зачем? – смотря в окно, спросила Александра, – и зачем нам машина, если у нас обеих есть на чем доехать?

– Мотоцикл с твоей раной не лучший вариант, – прекрасно зная, о каком транспорте говорит Митчел спокойно сказала Свон.

– Я вчера спокойно доехала. И Эмма, не преувеличивай масштаб моей раны, там просто глубокая царапина, – повернувшись, сказала Митчел.

– Я видела просто царапины от ножа, а через три недели человек умирал в адских муках, – говорила спокойно и умиротворенно Эмма, хотя опять начала замечать, что появляются гневные нотки в голосе, – и если бы у тебя была просто царапина, то ее не нужно было зашивать. Ты едешь на машине, – вдруг резко решила Свон, что сама поедет на мотоцикле.

– Я еду? Одна? Свон, хватит. Мне надоело. Да, я виновата во всем, что случилось и что тебе пришлось из-за меня пережить, но твоя смена настроения меня достала. То ты нежно меня обнимаешь и целуешь, то резко садишься на байк и уезжаешь. Запомни, я буду к тебе прислушаться, а не подчиняться. Если мы едем на машине, то едем вместе. А если нет, то я поеду домой. Одна. На мотоцикле, – соскакивая с подоконника, прорычала Александра.

– Алекс, я не собираюсь сейчас просить у тебя прощения или извиняться за свое настроение, за его скачки, за свой характер, – кинув бычок на пол и вставая на ноги, туша его ботинком говорила спокойно Эмма, прямо смотря в глаза Алекс, – я такая, какая я есть. И думала, ты понимаешь и принимаешь меня такой. Но раз нет… – Свон стояла и просто смотрела на Митчел.

– Я принимаю, но ты хочешь изменить меня.

– Нет! – резко сказала Эмма, – я не хочу и никогда не захочу изменить тебя. Я полюбила Реджину, я полюбила и приняла Алекс. Ты мне дорога в любом случае, и я принимаю тебя такой, какая ты есть. Но и я боюсь и беспокоюсь о тебе. Если я говорю грубо, резко, гневно, не нужно воспринимать это в штыки, не нужно думать, что я хочу изменить тебя или командую тобой. У меня такой дурной, упрямый, совершенно не идеальный характер. Но я никогда, слышишь? – говорила с надрывом и небольшим наездом блондинка, – никогда не буду приказывать тебе, что делать. Не хочешь – не слушай. Езжай на мотоцикле. Не веришь – не верь. Можешь ехать домой. Я не буду тебя больше останавливать или переубеждать.

74
{"b":"558851","o":1}