ЛитМир - Электронная Библиотека

1. Пока японцы не обнаружили русскую эскадру, Семенов рекомендовал "повернуть и незамеченными выйти в Океан к востоку от Японии". Он понимал, какую огромную опасность для эскадры имел бой с японским флотом в Корейском проливе; путь через проливы Сангарский или Лаперуза оценивался им менее опасным.

2. С момента открытия японцами русской эскадры и в особенности после того, как "Урал" увидел отряд неизвестных судов, следовало приказать "Уралу" включить мощную радиотелеграфную станцию и тем мешать телеграфированию японцев, подавить систему связи японского флота.

3. Первый японский разведчик крейсер "Идзуми" был замечен с "Суворова" в 6 часов 45 минут утра позади нашего правого траверза в расстоянии около 60-70 кабельтов. К 8 часам утра он приблизился на дистанцию 50 кабельтов. Семенов спрашивает: "Почему не были посланы крейсера для того, чтобы отогнать или уничтожить "Идзуми"?

В показании Семенова излагаются и другие примеры неправильных действий русской эскадры, однако они относятся к иным периодам Цусимского боя и потому здесь не рассматриваются. Таким образом, капитан 2 ранга Семенов называет три мероприятия, которые следовало бы провести до обнаружения эскадры японцами и после состоявшегося обнаружения. Для их проведения требовалось решение З.П. Рожественского. Однако адмирал признал только пример якобы неправильных действий госпитального "Орла", не доложившего о встрече с "Синано-Мару" рано утром 14 мая 1905 г. Из рассмотренных показаний адмирала Рожественского и капитана 2 ранга Семенова следует, что командующий русской эскадрой, как и его противник адмирал Того, знали координаты места, где японский разведчик "Синано-Мару" обнаружил госпитальное судно "Орел", а затем и всю русскую эскадру. Каждый из них мог прогнозировать дальнейшее изменение обстановки и начать выполнение запланированных действий своих сил. При этом адмирал Рожественский не проводил те активные действия, которые рекомендовал капитан 2 ранга Семенов, об обстановке эскадру не информировал, задач отрядам и кораблям не поставил.

В противоположность русскому командующему адмирал Того приказал японскому флоту сосредоточиться в восточной части Корейского пролива. Эскадры и боевые отряды, находившиеся в различных пунктах базирования и в море, без помех со стороны русской эскадры начали развертывание в район боя. Вразумительного объяснения причин отказа от активных действий командующий русской эскадрой не дал. Высокие начальники и авторитетные комиссии таких объяснений от него не потребовали, а исследователи Цусимского боя, прошлые и настоящие, пока до них или не добрались или не доросли до сути самой проблемы.

Признание Рожественским того, что японский разведчик "Синано-Мару" не был усмотрен кораблями 2-й эскадры стало невозвратным событием, оно вынудило адмирала "выйти из игры" и не выдвигать новых версий событий с указанием виновника случившегося. Этим делом занялся капитан 2 ранга В.И. Семенов. На основе своих дневниковых записей он, будучи во Франции на лечении, в феврале 1906 г. закончил написание книги "Бой при Цусиме", ставшей одним из важных источников изучения и исследования Цусимского боя. Принципиально важным отклонением в содержании этого труда от того, что Владимир Иванович поместил в своем показании следственной комиссии, стало исключение рекомендованных им мер противодействия японскому флоту, таких как "выход эскадры в океан к востоку от Японии", о включении мощной радиотелеграфной станции крейсера "Урал" с целью мешать телеграфированию японцев, подавить их связь.

Обстановку, в которой стороны решали задачи обнаружения, автор описывает так: "На рассвете 14 мая, около 5 часов утра, их вспомогательный крейсер "Синано-Мару" почти ткнулся носом в наши госпитальные корабли, а по ним опознал и саму эскадру. От нас его не видели, но то что мы открыты, сейчас же обнаружилось по изменению характера телеграмм: это была уже не перекличка разведчиков, а донесение, передававшееся дальше и дальше на север". До того момента, по японским сведениям, Того, стоя с главными силами где-то близ Фузана, совершенно не знал о месте нахождения нашей эскадры и ждал известий одинаково как с юга, так и с севера (примечание автора книги "Бой при Цусиме"). Тут перехват японской депеши об обнаружении русской эскадры поясняется более четко, чем в первый раз. "Отдельные телеграммы получались со всех сторон, а потому по приказанию адмирала, для прикрытия нашего беззащитного тыла (транспортов) от внезапного нападения, разведочный отряд был отозван в замок эскадры".

Около 6 часов утра "Урал", догнав нас полным ходом, семафором донес, что сзади эскадры ее курс пересекли справа налево четыре корабля, опознать которые в тумане не было возможности.

В книге "Бой при Цусиме" описаны обстоятельства опознавания и встречи броненосца "Князь Суворов" с японским крейсером "Издуми" в 6 часов 45 минут. Силуэт корабля обозначился смутно. Он шел курсом на сближение и вскоре в нем опознали "Идзуми". Около 8 часов утра можно было определить расстояние до него - 50 кабельтовых. На броненосце пробили тревогу. Правой колонне эскадры (1-й броненосный отряд) было приказано навести на него по одной башне главного калибра. Но "Идзуми" словно угадал опасность, начал быстро удаляться. Обстановка не оставила времени для того, чтобы послать хороший крейсер для перехвата и поражения обнаруженного врага. "А потому адмирал пренебрег дерзкой выходкой "Издуми" и никого не послал для его преследования", - заключает капитан 2 ранга Семенов.

Так был положен конец последней из трех рекомендаций В.М. Семенова по действиям, которые следовало проводить на русской эскадре до и после ее обнаружения японцами.

Всеобщего признания книга Семенова "Бой при Цусиме" не получила. В частности, она не упоминается в делах и документах адмирала Рожественского. Все, что вышло за пределы сведений об обнаружении 2-й Тихоокеанской эскадры японцами, представленных адмиралом Рожественским следственной комиссии по Цусимскому бою, не замечалось им. Видимо, влияние или воздействие адмирала вынуждало капитана 2 ранга В.И. Семенова корректировать свои показания следственной комиссии по Цусимскому бою. С тремя корректурами читатели уже познакомились в нашей работе. Первая из них относилась к периоду до обнаружения эскадры японцами и состояла в исключении рекомендации Семенова "повернуть и незамеченными выйти в океан к востоку от Японии".

Адмирал Рожественский при выборе маршрута прорыва эскадры во Владивосток сделал его в пользу Корейского пролива. В показании следственной комиссии он назвал навигационные и тактические факторы, которые обусловили такой выбор. Следственная комиссия по Цусимскому бою отметила, что Корейский пролив чрезвычайно благоприятствовал успеху неприятеля. Шансы прорыва хотя бы частью эскадры во Владивосток, по мнению комиссии, гораздо больше при выборе Лаперузова пролива. Исключение З.П. Рожественским рекомендации о прорыве эскадры через северные проливы лишено всяких оснований. Видимо, В. И. Семенов был прав.

Вторая рекомендация о подавлении средств радиосвязи японского флота относилась к периоду после обнаружения эскадры японцами и предусматривала включение мощной радиотелеграфной станции вспомогательного крейсера "Урал". Режим работы радиосредств эскадры предусматривал запрет на сношения между кораблями, приказано неотступно следить за получаемыми телеграммами, о чем докладывать флагману.

Третья рекомендация В.И. Семенова касается посылки хорошего крейсера для перехвата и поражения японского крейсера "Идзуми". Командующий эскадрой этой рекомендацией не нашел необходимости воспользоваться. В. И. Семенов разобрал возможные причины отказа адмирала, наметил пути их исправления. Однако его опередил командир крейсера "Идзуми", который повел свой корабль туда, где находились русские транспорты.

26
{"b":"558853","o":1}