ЛитМир - Электронная Библиотека

Если ни японцы, ни англичане не могли констатировать действительное пребывание русской эскадры во французских территориальных водах, то надлежащим образом это могли сделать только сами французские власти. Если же они положительным образом отрицают этот факт, то другие правительства, нисколько не будучи призваны наблюдать за сохранением французского нейтралитета, должны безусловно верить заявлениям французского правительства. Единственное государство, имеющее рядом с Францией интерес и право выяснить этот вопрос, это Япония. Но японских военных судов, наверное, не было ни в Камранской бухте, ни в близости.

Наконец, не следует упускать из виду еше одно обстоятельство, хотя можно спорить против его разумности в настоящее время. Несомненно, что адмиралу Рожественскому этот закон отлично известен и потому он останавливался главным образом вне трёх мильного расстояния от французского берега. По Международному праву он имел несомненное право проходить через территориальные воды французских владений в Индо-Китае. Если же он останавливался на продолжительное время в пределах этих вод, то только одному французскому правительству принадлежит право протеста. Никоим образом не принадлежит подобное право ни Англии, ни другой какой-либо нейтральной стране. Относительно же права протеста самой Японии да позволено будет иметь весьма веские сомнения. Едва ли воюющая держава, нарушающая самым дерзким образом все начала нейтралитета в Корее, в гаванях Чемульпо и Чифу, имеет малейшее право напоминать кому-либо о несоблюдении законов международного права относительно нейтралитета.

Мое заключение следующее: никто не доказал нарушения Францией долга нейтральной державы в пользу русской эскадры и никто, а менее всего Япония, поставлен на страже нейтральности французских территориальных вод. Это право и обязанность исключительно и всецело принадлежат одному французскому правительству.

27 апреля 1905 г. Ф. Мартенс

На следующий день телеграмма № 15 была доложена царю контр- адмиралом А.А. Вирениусом, помощником начальника Главного морского штаба. А на последующий отправлена телеграмма № 56, передающая решение царя: «Государь император повелел Вам не уходить с Мадагаскара до получения распоряжений после Вашего ответа на № 15 относительно дальнейшего направления отряда Добротворского, задержанных угольщиков, „Иртыша“ и парохода „Анамба“. № 56 Авелан».

Из телеграмм № 15 и 56 видно, что самостоятельные действия адмирала Рожественского по переходу эскадры через Индийский океан и дальнейшему следованию во Владивосток признаются как царем, так и управляющим морским министерством в качестве разрешенных ранее. Следовательно, 2-я Тихоокеанская эскадра получила новую задачу, которая состояла в прорыве во Владивосток и организации боевых действий оттуда против Японии.

Непрочитанные страницы Цусимы - _5.jpg

Корпус броненосца «Князь Суворов» после спуска на воду. 12 сентября 1902 г.

Адмирал Рожественский, несмотря на тяжелые условия деятельности, созданные царем и руководителями морского министерства, выполнил их требования, продолжая борьбу за проведение самостоятельного похода на Дальний Восток. О достигнутых результатах свидетельствует проект неотправленной телеграммы в его адрес, составленный контр-адмиралом Вирениусом, который начинается словами: " Высочайше разрешено Вам следовать далее по Вашему усмотрению". Но эта часть проекта не была послана, её "перебила" высочайшая телеграмма №244. отправленная 12 января 1905 г. генерал- адъютанту Рожественскому: "Возложенная на Вас задача состоит не в том, чтобы с некоторыми судами прорваться во Владивосток, а в том, чтобы завладеть Японским морем. Для этого имеющиеся сейчас у Вас на Мадагаскаре силы недостаточны.

Если же к Вам присоединятся отряды Добротворского и Небогатова, последнее может осуществиться в конце марта в Индийском океане, то будете иметь шансы на успешное выполнение задачи. Признаю безусловно необходимым для усиления эскадры Вам дождаться отряда Добротворского на Мадагаскаре, отдельное следование которого считаю слишком рискованным. Что касается отряда Небогатова, то не желая Вас связывать, ожидаю Ваше мнение, находите ли возможным произвести это присоединение в Индийском океане, распределив плавание эскадры для этой цели. Николай". Задачу эскадры о прорыве во Владивосток царь заменяет на "эскадре совместно с дополнительными силами завладеть Японским морем".

Владимир Семенов в "Расплате" рассказывает о том сильном впечатлении, какое произвела телеграмма № 244 на адмирала Рожественского, и о намеченной им "программе" борьбы за самостоятельный прорыв эскадры во Владивосток с последующими действиями против Японии с севера.

Телеграмма по существу не содержала ничего нового по сравнению с решениями, принятыми на Петергофском совещании. Действительно содержательного различия между этими документами нет, но они имеют в виду различный состав сил. На Петергофском совещании принимали, что в водах Дальнего Востока 2-я Тихоокеанская эскадра, усиленная семью броненосными крейсерами, купленными в Аргентине и Чили, будет вести боевые действия совместно с 1-й Тихоокеанской эскадрой против японского флота за овладение морем. Преимущество в силах было бы у русских. После сдачи Порт-Артура, уничтожения 1-й Тихоокеанской эскадры и отказа южноамериканских государств в продаже броненосных крейсеров преимущество в силах перешло к японскому флоту, имевшему в своем составе 4 броненосца и 8 броненосных крейсеров, то есть 12 современных броненосных кораблей.

В телеграмме № 244 предусмотрено усиление 2-й Тихоокеанской эскадры устаревшими кораблями Балтийского флота: броненосцем "Император Николай 1", тремя броненосцами береговой обороны типа "Адмирал Сенявин" и крейсером "Владимир Мономах". Еще при формировании 2-й Тихоокеанской эскадры контр-адмирал Рожественский отказался от этих кораблей. По вооружению и маневренным элементам они были не способны противостоять японским броненосным кораблям.

Как могло случиться, что державный вождь армии и флота поставил 2-й Тихоокеанской эскадрой нереальную задачу? Основные сведения по этому вопросу мы получили из документов адмирала Авелана и контр-адмирала Вирениуса. Адмирал Авелан в показании следственной комиссии по Цусимскому бою сообщает о совещании по посылке на Дальний Восток отряда контр- адмирала Небогатова. Совещание состоялось 11 января 1904 г. под председательством генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. На совещании присутствовали: великий князь Александр Михайлович, наместник царя на Дальнем Востоке генерал-адъютант Алексеев, вице-адмиралы Диков, Дубасов, Бирилев и Безобразов, контр-адмиралы Вирениус и Небогатов. Обсуждался вопрос о необходимости задержания эскадры Рожественского для ее усиления отрядом Небогатова.

Журнал совещания составлен не был, но ход прений записал контр-адмирал Вирениус, его записями воспользовался адмирал Авелан. О решении совещания он пишет: "Совещание признало, что с падением Порт-Артура цель 2-й эскадры изменилась сама по себе и что, во всяком случае, желательно, чтобы по приходу в район военных действий эскадра была усилена".

Записей прений на совещании, сделанных Вирениусом, найти не удалось, но в РГА ВМФ нами обнаружена записка Вирениуса по рассматриваемому вопросу. В ней говорится: "На совещании, бывшем 11 [января 1905 г. - В.Ц.] у ВК [Великого князя Алексея Александровича - В.Ц.] высказано общее мнение, что задача, поставленная эскадре, состоит в овладении морем и что выполнение этой задачи приобретает некоторые шансы только по присоединении к эскадре отряда контр-адмирала Небогатова, не говоря уже, конечно, об отряде Добротворского". Сравнивая записи Авелана и Вирениуса о решении совещания от 11 января 1905 г. с телеграммой царя № 244, видно, что запись Вирениуса адекватна тексту телеграммы. Следовательно, при докладе царю о совещании 11 января, великий князь Алексей Александрович выдвинул предложение о новой задаче 2-й Тихоокеанской эскадры, правильно схваченное в записке контр-адмирала Вирениуса.

5
{"b":"558853","o":1}