ЛитМир - Электронная Библиотека

24 августа в 10 часов утра во Владивосток пришел и встал на якорь отряд японских кораблей в составе: "Анегова-Мару" и двух кораблей эскорта под флагом контр- адмирала Ясиро. Кораблями эскорта являлись броненосные крейсера "Ниссин" и "Касуга", они были хорошо известны в русском флоте. Перед русско-японской войной обе страны предпринимали усилия по покупке этих крейсеров, но удача сопутствовала японцам. Во время войны "Ниссин" и "Касуга" входили в состав японского первого боевого отряда - броненосцев и участвовали в двух важных боях-28 июля 1904 года и 14-15 мая 1905 года.

Пришедшие во Владивосток японские крейсера обменялись салютами с крепостью и флагманским кораблем командующего Сибирской флотилией вице-адмирала К.А. Успенского крейсером "Жемчуг". К контр-адмиралу Ясиро прибыли флаг-капитан командующего флотилией, капитан первого ранга Ф.Ф. Карказ и представитель города, член управы Н.П. Матвеев. Они приветствовали визит японских кораблей и выразили уверенность, что он будет способствовать развитию дружественных связей между Россией и Японией. Японский адмирал, в свою очередь, просил передать гражданам города, что визит его кораблей является знаком дружбы и отвечает личному желанию императора Японии. Днем 24 августа состоялась передача парохода "Ангара" русским представителям. Принимали корабль командир Владивостокского порта контр-адмирал П.В. Колюпанов и начальники отделов, служб порта. Приемка "Ангары" завершилась взаимным удовлетворением сторон.

В течение трех дней во Владивостоке проходили торжественные обеды и приемы в честь прибывших японских гостей. Начались они днем 25 августа с приёма в японском генеральном консульстве, а вечером командующий Сибирской флотилией вице-адмирал К.А. Успенский пригласил на крейсер "Жемчуг" на обед японского адмирала Ясиро, чинов отряда и сотрудников генерального консульства Японии.

26 августа днем японская сторона организовала обед на крейсере "Ниссин", пригласив на него русских морских начальников во главе с командующим Сибирской флотилией; вечером японская колония во Владивостоке принимала гостей в городском театре. 27 августа контр-адмирал Ясиро в сопровождении офицеров отряда посещают спортивное общество Владивостока, а команды кораблей - Народный дом. 28 августа, утром японские броненосные крейсера "Ниссин" и "Касуга" покидают Владивосток и уходят на родину.

Пароход "Ангара" передали Добровольному флоту, который после русско-японской войны перешел в ведение министерства торговли и промышленности.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы:

1. Переговоры с Японией русское правительство вело, руководствуясь новым положением, которое гласило: создание и милосердная деятельность госпитальных судов во время войны возможно только в том случае, если эти суда будут находиться под защитой международного права. Отказаться от возврата своих госпитальных судов - "Ангара", "Казань" и "Орел" Россия не может, не нанося существенного удара по Гаагской конвенции о госпитальных судах.

2. Допустив нарушения принципиальных положений Г аагской конвенции, главным из которых является запрет на захват и конфискацию госпитальных судов, Япония не могла рассчитывать на положительный отзыв европейского трибунала и отказалась от его проведения.

Япония высказалась за возвращение госпитальных судов по собственному почину и возвратила России пароход "Ангара", заплатила 150000 иен за пароход "Орел". Пароход "Казань" был арендован крупным пароходным обществом, его возвращение России требовало больших расходов, которые признавались японским правительством невозможными. Русское правительство согласилось с таким предложением.

3. Вопрос о захвате русских коммерческих судов являлся одной из целей Японии в минувшей войне. Это обусловливало непоколебимость японской позиции, когда речь заходила о том, правильно ли было захвачено то или иное судно. Любое движение японских представителей навстречу русской позиции рассматривалось как отказ от признания факта реализации конкретной цели войны.

4. Воспользовавшись вступлением России в Антанту и подготовкой к войне с Германией и ее союзниками, Япония добилась отказа России от всех нереализованных казенных претензий и значительной части частных. При этом сама Япония отделалась выплатой символической суммы на удовлетворение некоторых русских частных претензий.

5. Правительство России приняло обязательство и в будущем "не поддерживать" перед японским правительством никаких частных претензий в связи с минувшей войной. Так была навсегда закрыта возможность к возвращению законным владельцам четырех пароходов, которые были захвачены японцами до начала боевых действий 26 января 1904 г. - "Екатеринослав", "Мукден", "Россия" и "Аргунь".

6. Японское правительство предложило окончательное разрешение всех спорных вопросов производить на основе компромисса - соглашения о взаимных уступках. Практическое применение компромисса приводило к большому разрыву в расходах сторон, всегда в пользу Японии.

Заключение

Деятельность командующего 2-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Рожественского в руководстве походом на Дальний Восток, в подготовке и проведении Цусимского боя получила в документах и книгах широкую известность. При этом оценки самого адмирала характеризуются отсутствием солидарных мнений среди авторов.

По нашему взгляду наиболее близкой к истине является оценка, которую дал Рожественскому автор книги "Самые знаменитые флотоводцы России" Скрицкий Николай Васильевич. Он так сформулировал своё мнение: "Во всяком случае, и личность Рожественского, и его роль в Цусиме ещё не полностью изучены и ждут своего исследователя".

Приняв оценку Скрицкого и ограничив временные пределы монографии периодом до начала Цусимского боя, мы в главных очерках книги "Непрочитанные страницы Цусимы" определили иной перечень основных событий и раскрыли их содержание. Тут мы существенно расходимся с вице-адмиралом Рожественским и его последователями. В этом читатели могут лично убедится, ознакомившись с названными в книге источниками.

Примененный на эскадре тактический приём, состоявший в закрытии от противника близости эскадры, путём запрещения работы её радиотелеграфных станций на излучение, так оценивался Рожественским: "А нам было, во всяком случае, полезно быть открытыми возможно позже".

При такой обстановке противники могли выйти на визуальный контакт и вступить в бой, на что, видимо, рассчитывал адмирал. О том, как именно раскрылась обстановка, читатели узнают позже, в другой нашей книге. В ней будет также рассказано о японском методе определения координат цели и ведения по ней централизованного огня кораблями 1-го или 2-го боевого отряда японских главных сил.

Список использованной литературы

1. Граф Г., "Моряки. Очерки из жизни морского офицера (1897-1905гг)", "БКМ", Спб, 1997 г.

2. Грибовский В.Ю., Черников И.И. "Броненосец Алмирал Ушаков", СПб, 1996 г.

3. "Дневники императора Николая И" под редакцией К.Ф. Шацилло, "Орбита", М., 1991 г.

4. Доренко В.Д. "Мифы и легенды Российского флота", М.-Спб, 2000 г.

5. Заключение следственной комиссии по выяснению обстоятельств Цусимского боя. Морской сборник 1917 г. №№7,8,9.

6. Золоторёв В.В., Козлов И.А., "Русско-Японская война 1904-1905 гг. Борьба на море", Наука, М., 1990 г.

7. Иеромонах Зиновий (Дроздов) "С эскадрой до Цусимы. Письма с пути", Вятка, 1906 г.

8. Русско-Японская война. Хронологический перечень военных действий флота. Спб, 1912 г.

51
{"b":"558853","o":1}