ЛитМир - Электронная Библиотека

Посылаемые эскадры нуждаются в различных вспомогательных средствах: транспортах, угольных транспортах, транспортах-мастерских и в быстроходных вспомогательных крейсерах-разведчиках большого радиуса действия для разведок на больших районах по пути следования эскадры.

Снаряжение этих крейсеров и транспортов и посылок первых в ближайшем будущем для крейсерских действий к берегам Японии до прибытия эскадры в Малайский архипелаг поручено уже Великому Князю Александру Михайловичу. Необходимо ему же поручить все дело изготовления транспортов эскадры и подчинить ему непосредственно Добровольный флот, который в настоящее время ограничивается лишь проявлением дружественного нейтралитета к морскому ведомству.

Великий князь Александр Михайлович, как главноуправляющий торговым мореплаванием имеет все нити и средства в руках для использования в требуемой мере Добровольного флота и коммерческих пароходов для целей войны. Но его Высочество при всех своих выдающихся способностях, знаниях, энергии и рабочей силе, не ведом мне, как великий князь, в чувстве ответственности перед государством в делах государственных расходов на поручаемое ему дело. Эта ответственность должна быть внушена Великому князю державным словом Вашего Величества.

Дабы обеспечить эскадру, идущую на Восток, подготовленным личным составом, необходимо было бы сократить в настоящем году программы Учебно-артиллерийского и Учебно-минного отрядов, дабы они могли дать к августу на суда, отправляющиеся в Тихий океан, около двух смен комендоров и минеров. Равным образом, особенно важно обучать в течение предстоящих трех месяцев к июлю новую партию машинистов и кочегаров на учебном судне "Океан", находящемся в Либаве и могущим принять новый контингент учеников тотчас после Пасхи.

Для усиления наших морских сил в Тихом океане необходимо кроме броненосцев и крейсеров иметь еще и минные суда. Отправление истребителей в течение лета с эскадрой немыслимо ввиду неблагоприятных для их плавания условий погоды. Раньше глубокой осени нельзя рассчитывать на их отправку. Между тем, присутствие их ко времени прибытия эскадры необходимо для обеспечения ее от атак неприятельских миноносцев, которые, конечно, будут усилены вновь строящимися минными судами.

Единственное средство помочь делу- немедленно приступить к постройке во Владивостоке и на Амуре 12 корпусов истребителей в 350 тонн по чертежам уже построенных, доставив для этого туда весь нужный материал от частных заводов, работающих с морским ведомством и одновременно снять с 12 истребителей уже находящиеся на них все механизмы и котлы для отправки во Владивосток и на Амур и установки их на тех истребителях, одинаковых по чертежу, которые будут выстроены в 3-4-месячный срок. А взамен их заказать немедленно новые механизмы и котлы для разоружающихся корпусов оставшихся здесь истребителей. К осени эти механизмы могут быть подготовлены и установлены.

Этим способом постройки 12 истребителей на войне мы должны уложиться в 4-5 месяцев, то есть к концу августа они могут войти в состав нашего флота в Японском море и ко времени прибытия эскадры из Балтийского моря будут готовы прорваться на соединение с нею.

Эти истребители явятся с совершено исправными механизмами, тогда как направляемые вкруговую приходят в Тихий океан с надорванными котлами и поврежденными холодильниками. Съемку механизмов и котлов с каждого из здешних истребителей и установку их на новых корпусах на Востоке следует поручить дельному инженер-механику, а все дело постройки 12 истребителей, имеющее важное стратегическое значение в войне, нужно возложить на опытное лицо - контр-адмирала или капитана 1 ранга, специалиста по минному делу.

Комитет по усилению флота на добровольные пожертвования заказал 8 истребителей водоизмещением 500-570 тонн, которые будут готовы только к концу текущего года. Если бы механизмы и котлы разоруженных здесь истребителей были готовы к осени, то эти заказанные комитетом 8 истребителей заменили бы их на Дальнем Востоке.

Одновременно с направлением главной части эскадры в Тихий океан необходимо будет мобилизовать весь Черноморский флот, включив в него броненосец "Потемкин" и новые истребители Черноморского флота.

Хотя Севастополь должен строго придерживаться нейтралитета в настоящей войне и политики невмешательства в дела Востока, тем не менее, мобилизация флота на случай каких-либо осложнений, могущих затруднить свободный переход эскадры Балтийского моря через Суэцкий канал, выглядит обоснованной.

Независимо от этого, если бы события на Ближнем Востоке, где могут в течение лета возникнуть новые осложнения, благодаря активизации английских общественных сил, ничего общего с великобританским правительством не имеющих, могут заставить нашу эскадру, идущую в Тихий океан, остаться в Средиземном море. В таком случае мобилизованный Черноморский флот вместе со средиземноморской эскадрой будет лучшим, самым действительным средством для предотвращения роковой для настоящей войны с Японией развязки событий на Балканском полуострове или в Малой Азии[* Эти заявления, вводящие в заблуждения и без того ни во что не вникавшего "державного вождя’’, говорят или о полном незнании обстановки того времени, или о каком-то скрытом умысле. —А.В.].

По тем же причинам то же самое следует сказать и об обороне Балтийского моря. Она должна быть организована теперь же для мобилизации во всякий любой момент. Для этого необходимо безотлагательно установить единоначалие в командовании морскими силами Балтийского флота и портов Балтийского моря. Независимо от главнокомандующего войсками всей прибрежной сухопутной и крепостной обороны.

Беру на себя смелость утверждать все вышеизложенное, потому что глубоко убежден, что флот переживает самый важный в своей истории момент. Если морское ведомство не напряжет всех своих сил, то Тихоокеанский флот окажется беспомощным, а Балтийский бесполезным, представляя собой лишь запас ненужной доблести.

Чтобы морское ведомство и все работающие на флот чувствовали великое государственное значение своей работы в настоящее время необходим грамотный призыв державного слова к деятельности необычайной. Этот призыв мог быть сделан в виде рескрипта на имя генерал-адмирала. Но и этого недостаточно. Надо чтобы все чувствовали зоркий глаз Государя, внимательно следящий за работой морского ведомства. Для этого у Вашего Величества есть морская свита, которая может служить орудием непосредственного осведомления о ходе тех или других работ и тех или других обстоятельств, затрудняющих дело.

Простите, Ваше Величество, что я так торопливо спешу изложить все это именно сегодня, когда Вашему Величеству угодно будет удостоить меня беседой. Ноу генерал-адмирала завтра всеподданнейший доклад и если бы Ваше Величество признали нужным поговорить хотя бы о чем-нибудь из положений с Его Высочеством, то это желательно сделать завтра же.

Каждый день, а тем более каждая неделя отсрочки усиления наших сил в Тихом океане-лучший козырь в руках Японии.

Кончая настоящее всеподданнейшее обращение мое к Вашему Величеству, я испытываю чувство исполненного долга, хотя бы письмо мое осталось бы при мне без всяких последствий. Я понимаю, это побуждаемый глубокими убеждениями в значении флота для России, горячей преданностью к Вам, Государю, и глубокой верой в благодеяние для России значения Вашего царственного подвига и в историческом державном Вашем призвании.

Вашего Императорского Величества всеподданнейший флигель-адъютант капитан 1 ранга граф Гейден

21 марта 1904 г.

Скороспелое, непродуманное повеление царя о новой задаче 2-й Тихоокеанской эскадры требовало от командующего эскадрой в корне изменить тактику (способы боевых действий) эскадры. Предполагая осуществить прорыв эскадры через Корейский пролив, он не мог рассчитывать на достижение существенных результатов при встрече с японским флотом, а тем более "овладеть морем", он мог только попытаться с приемлемыми потерями дойти до Владивостока. А затем из Владивостока уже действовать в зависимости от обстановки: уничтожать мелкие группы и одиночные корабли, нарушать морские сообщения японцев, ставить минные заграждения и банки, вести разведку и т.п.

7
{"b":"558853","o":1}