ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Интересно, кого считает же эта женщина дикарями?!» — невольно подумала Шаззад.

— Потерпи еще немного, — вздохнула Шаззад. — Скоро крови будет так много, что даже ты останешься довольна…

Солнце закатилось, но работы продолжались даже ночью, при свете факелов и ламп, заправленных маслом кулачных орехов. Подкопщики и ныряльщики трудились в поте лица, и Шаззад как зачарованная наблюдала за этим зрелищем.

В полумраке лучники на берегу не могли правильно определять расстояние, и обстрел прекратился. Шаззад приказала Саану подвести парусник ближе к берегу.

«Искра» подошла туда, где разбирали подводные заграждения. Принцесса видела, как блестят от пота и морской воды тела воинов, чувствовала резкий запах, исходивший от их тел. Казалось, эти люди не ведают усталости. Повсюду на поверхности воды плавали трупы и какие-то деревянные обломки. Течением их сносило к югу — поутру они уже скроются с глаз.

Огней на крепостной стене Шаззад не видела, а значит, Гассем и его королева, если они еще были там, наблюдали за происходящим из темноты. Впрочем, скорее всего, они ушли. До утра бой точно не начнется, а возможно, что и до полудня. Принцесса отдала приказ отвести корабль на прежнее место и, уставшая до изнеможения, удалилась в свою каюту.

К утру следующего дня большой участок гавани оказался расчищен. Едва лишь солнце озарило морской простор, Шаззад вернулась на свой наблюдательный пост. Вымпелы на флагмане и других кораблях были сперва подняты, а затем приспущены. Барабаны и трубы подали сигнал, и флот двинулся ко входу в гавань, но на сей раз уже не одновременно. Сперва в порт направились двухпалубные суда, затем — трехпалубные. «Боевой Дракон» пока оставался на месте.

— Саан! — велела капитану принцесса. — Мы должны встать как можно ближе к волнорезу. Я хочу видеть, что происходит в гавани.

— Хорошо, госпожа, — ответил моряк. — Но если дикари вновь начнут стрелять, я буду вынужден повернуть обратно. Таков приказ вашего отца.

— Делай, что я тебе говорю!

Лучников на волнорезе не было заметно, возможно, потому что эти укрепления уже находились в руках невванцев. К тому же Шаззад сомневалась, что враги станут расходовать стрелы на ее суденышко, когда перед ними — весь невванский флот.

И вот первый корабль вошел в гавань. Вражеские воины толпились на причалах, размахивая копьями и распевая боевые песни. Плоты с катапультами исчезли.

Над головой Шаззад послышался какой-то свист. Подняв голову, принцесса увидела огромный зазубренный снаряд, летящий к городу. Он упал за крепостной стеной, зацепив верхушку. Это стреляли с катапульты ближнего чиванского галеона.

— Наконец-то эти монстры проявили себя, — заметил подошедший к принцессе Саан.

Наконец первое судно вошло в порт под радостные крики невванских солдат, стоявших на волнорезе. Нос корабля был закрыт огромным щитом, над гребным отсеком высился легкий деревянный навес. Как только судно подошло ближе, начала стрелять большая вражеская катапульта. Камни ударялись о щит и отскакивали с ужасным грохотом. Один из снарядов угодил по веслам и раскрошил часть из них в щепы. Шаззад услышала отчаянные крики.

За этим судном следовало другое, и на него тоже обрушился град камней из катапульт. Второй корабль не был защищен так хорошо, как первый, и снаряды ранили многих моряков на борту. Несколько гребцов были убиты, но судно даже не замедлило ход.

И два следующих корабля также угодили под обстрел, а когда в гавани показалось пятое судно, в бой вступили огромные метательные орудия на стенах. Первый же снаряд, обрушившийся на корабль, пробил его палубу насквозь. Этот камень был в десять раз крупнее тех, которыми стреляли прочие катапульты.

Послышались испуганные вопли, и на судне началась паника. Нос корабля накренился, и вода хлынула через борт. За считанные мгновения был выведен из строя руль.

— О боги! — закричал Саан. — Взгляните, госпожа!

Очередной корабль на полной скорости входил в гавань. Его огромный медный таран поддел тонущее судно за корму и поднял его почти вертикально. Затрещали ломающиеся доски, люди попадали в воду, и многие тут же пошли ко дну. С берега донеслись радостные вопли дикарей.

В порт двинулись остальные трехпалубные суда. Оборонявшиеся варвары еще сыпали камнями из катапульт, но град снарядов поредел — на перезарядку требовалось слишком много времени.

Тем временем огромные палубные катапульты начали обстреливать крепость и плоты. Первые меткие попадания были встречены всеобщим ликованием. Теперь пришел черед торжествовать невванцам. Чиванские галеоны принялись осыпать город снарядами.

Шаззад в подзорную трубу наблюдала происходящим на берегу. Половина катапульт бездействовали, их спешно разбирали и перетаскивали в город. Принцесса догадалась, что их намерены установить на крепостной стене, чтобы они оттуда продолжали обстреливать наступающий флот. Из строя удалось вывести лишь одно метательное орудие, но Шаззад уже успела заметить, что проку от них немного: снаряды, попадая в цель, несли большие разрушения, но гигантские катапульты не могли делать больше десяти выстрелов в час.

— За этими катапультами — не шессины, — заметила Шаззад.

— Они считают, что пользоваться ими недостойно воинов, — объяснил Саан. — Вероятно, варвары вообще никогда не видели осадных машины до того, как пришли на материк. Сейчас обстрел ведут рабы и те предатели, что перешли на сторону врага.

— Ясно, — отозвалась Шаззад и направила подзорную трубу на стену, где вчера заметила Гассема и его королеву.

Там никого не было. Принцесса решила, что сейчас они, должно быть, находятся в одной из боковых башен, и стала рассматривать площадь у причалов. Там толпились шессины и другие островитяне. У корабельных доков было заметна какая-то суета. Затем оттуда вышли длинноносые лодки.

— Каноэ! А я-то гадал, куда они подевались, — заметил капитан.

— Для чего им каноэ в такой неразберихе? — удивилась Шаззад.

Тем временем корабли в гавани пытались построиться в ряд перед крепостной стеной. Вошедшее первым трехпалубное судно спешно очищали от обломков протараненного им корабля. В воде еще барахтались еще живые люди и виднелись тела погибших.

Не слишком маневренные суда эскадры стали прекрасными мишенями для стрелков в каноэ, которые осыпали их палубы градом стрел и дротиков.

Корабельные катапульты были бессильны против юрких суденышек. Многие из кораблей подверглись абордажной атаке. Было очевидно, что воины на каноэ действуют очень умело. Прикрываясь щитами, они проворно взбирались на борт галеонов.

— Что скажешь? — спросила принцесса у Саана, занемевшими руками отводя в сторону подзорную трубу. Шаззад вдруг осознала, что уже очень давно, не отрываясь, наблюдает за ходом сражения.

— Толково придумано. — Капитан поскреб щетинистый подбородок. — Этот Гассем, хоть и дикарь, но вовсе не глуп. Или у него хорошие советники. Он лишает наши корабли всех их преимуществ. От больших судов толку не больше, чем от лоханок. Это совсем не похоже на настоящую морскую баталию. Среди наших солдат и офицеров немало опытных, умелых бойцов, но когда на борт взбирается толпа свирепых дикарей, тут уж всяко начнется паника. В рукопашной, госпожа, побеждает тот, кто не знает страха и жалости.

Шаззад вспомнила бой под стенами города, когда дикари теснили невванцев, покуда те не утратили способности сопротивляться. Внезапно она наморщила лоб.

— Саан, но почему варвары не пытаются с помощью катапульт поджечь наши суда?

— Я и сам гадаю, принцесса. Никто так не воюет! Сдаемся мне, король Гассем намерен захватить наши корабли.

У Шаззад от изумления замерло сердце.

— Захватить корабли? Но…

— У Гассема имеется армия куда сильнее нашей… простите меня за эти слова, принцесса. Но флота у него нет, если не брать в расчет каноэ. Однако он получит суда, если сумеет выиграть этот бой. — Капитан говорил бесстрастным тоном, но лицо его сделалось суровым.

120
{"b":"558863","o":1}