ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По грохоту молотов по металлу Анса узнал, что подошел к кварталу кузнецов. Здесь были и рынки ювелирных изделий, где его привлекало очень многое, но позволить себе он ничего не мог. Он никогда не видывал такого разнообразия и обилия золота и серебра, и такой огромной массы жемчуга, драгоценных камней, самоцветов и кораллов. Здесь было много знатных покупательниц. Это были высокие, стройные создания в прозрачных слоях тончайшей ткани. Их прически были искуснейшим сооружением из завитков, а лица так накрашены, что стали настоящими масками. Анса решил, что многие из них были бы очень красивы, если бы смыли всю косметику. Казалось, что некоторые, в свою очередь, заинтересовались и им, что заставляло их неповоротливых телохранителей опасливо коситься на чужака. Эти охранники были другой расы, бледнолицые бритоголовые мужчины, огромные животы которых не умаляли ощущения большой физической силы.

Через несколько улиц он нашел более подходящий для него рынок. Здесь продавали оружие. Анса нашел прекрасную подборку мечей и кинжалов, большинство из которых были целиком из бронзы, или же бронзы, со стальными вставками, но имелось и небольшое количество оружия, полностью изготовленного из стали, что явно было свидетельством трудов его отца. Когда-то только короли или самое высокое дворянство могли позволить себе такое оружие.

Он восхищался изысканностью бронзового оружия, ведь бронза предоставляла значительно больше возможности, чем сталь, для художественной обработки, и ее можно было отливать во множестве форм. Блестящий красно-золотистый цвет металла был приятен для глаз, серебристо-серый цвет стали не оказывал такого воздействия.

В некоторых лавках продавали кирасы и шлемы из бронзы, доспехи, подходящие самым знатным офицерам. Анса никогда не видел смысла в ношении такого бремени в бою, но и не мог отрицать, что они производят сильное впечатление. Он не видел луков, похожих на его собственный, но нашел несколько изготовленных из расщепленного бамбука и связанных сухожилиями. Они были такие же мощные, как его собственный лук, хотя и слишком длинные, чтобы можно было бы использовать с седла. Стрелы были также из бамбука, умело изготовленные из длинных бамбуковых планок, чтобы придать им цилиндрическую форму. Наконечники изготавливались из различных материалов, в зависимости от назначения, начиная от круглых деревянных шарообразной формы для охоты на птицу и кончая узкими бронзовыми наконечниками для войны. Были также и полые насадки в форме луковицы, с отверстиями различной формы для подачи сигналов свистом, гудением или уханием, создаваемым в воздухе во время полета.

На столе были представлены орудия из камня. Даже среди его соотечественников не были редкостью каменные топоры и боевые молоты. Так как немногие из коренных жителей равнин заботились о доспехах, то такие виды оружия были столь же эффективны, как и изготовленные из более дорогостоящего металла. Но южане нашли более достойное применение камню, и некоторые виды этого оружия были даже очень красивы. Ансе особенно понравился каменный топор, вырезанный из зеленого камня и любовно отшлифованный до блеска. Его стройное топорище из прочного, гибкого дерева было полностью покрыто обшивкой из нитей, замысловато переплетенных в декоративных рисунках. Оружие казалось таким прочным, как если бы было изготовлено полностью из камня, но топорище, покрытое тканью, сдерживало небольшое провисание, увеличивая силу удара. Когда он свободно держал его на боку, то нижняя часть как раз доставала до земли. Такую длину Анса считал идеальной для оружия, предназначенного для броска на длину руки.

Цена была низкой, но он торговался с продавцом, подчеркивая устаревание каменного оружия, его низкий статус, по сравнению с бронзовым и стальным, отсутствие золотых украшений, украшений из драгоценных камней и других, не принимая во внимание плетение.

Он ушел с рынка в глубоком удовлетворении. Покупка нового оружия всегда поднимала юному воину настроение. Он сунул топорище за пояс на противоположной стороне от кинжала. Анса решил, что в будущем станет носить походный плащ, чтобы закрывать изобилие своего вооружения. Это был компромисс, с которым он мог смириться.

Не имея никакого определенного места, куда бы он стремился попасть, он пошел в гору. По мере того, как он поднимался, людей и суеты становилось меньше; он проходил мимо величественных особняков, расположившихся за высокими стенами, окружающими ухоженные сады. Здесь явно жила аристократия. Стража на стенах смотрела на него подозрительно, но пока никто из них не пытался препятствовать ему. Здесь улицы были шире, не так забиты людьми как те, что внизу.

— Воин! — Анса знал, что он был единственным таким поблизости, и потому посмотрел вверх, в направлении, откуда раздался голос. Он увидел перегнувшуюся через стену террасы женщину, густо накрашенное лицо которой обрамляли длинные локоны. Она перегибалась, опираясь на балюстраду руками с бесчисленным количеством браслетов из золота и серебра.

— Да?

— Ты понимаешь граньянское наречие?

— Если ты не станешь говорить слишком быстро.

— Откуда ты? — Она говорила прямо и резко, и Анса невольно задался вопросом, связано ли это с тем, что она думала, будто разговаривает с человеком ниже ее по положению.

— Я с равнин, расположенных к северу за пустыней.

— А это не владения Гейла, Стального Короля?

В первый раз он услышал такой титул.

— Да. Меня зовут Анса, воин… рамди. — Он остановился на мгновение, вспоминая название племени.

— Воин Анса, не войдешь ли ты в мой дом? Я желаю поговорить с тобой.

— С радостью, — сказал Анса. Это показалось странным, но среди его народа было принято не отказываться от приглашения войти в дом или шатер другого человека, чтобы не нанести ему жестокого оскорбления. Юноша напомнил себе, что должен держаться осмотрительно. Его соотечественники, может, и были простодушны, по сравнению с этими людьми, но он был прекрасно осведомлен об опасности, которую представляют ревнивые мужья.

Дверь особняка открылась, и худая морщинистая старая рабыня впустила его внутрь. Сразу же на входе стоял огромный человек с холодными глазами, один из тех, которые, кажется, и существовали в этом городе только для того, чтобы служить телохранителями для знатных дам. Он ступил внутрь дома. Это было почти похоже на вход через городские ворота, потому что дверь открылась на лестницу, по которой они поднялись до уровня широкой террасы, густо заросшей кустарником и цветущими растениями. Сразу за этим находился дом, почти полностью скрытый растительностью, но телохранитель провел его к вымощенной дорожке вдоль балюстрады с установленными на ней мраморными скамейками, с которых открывалась захватывающая дух панорама нисходящих уровней города и широких холмистых угодий за ним. Вдали дымящиеся горы окружали плато, на котором расположился город. Женщина стояла около перил, и при появлении гостя обернулась.

— Добро пожаловать, воин Анса, — сказала она с легким поклоном. Она улыбнулась, и потрясенный Анса подумал, что у женщины нет зубов. Затем он увидел, что ее зубы были покрыты черным лаком. Это было поразительно, но не более, чем остальная ее раскраска. Глаза были жирно очерчены черным, все остальное лицо выкрашено в мертвенно-бледный цвет, исключая отдельные странные цветные пятна. Ее брови были закрашены белым и нарисованы на середине лба. Круглые красные пятна покрывали скулы. Ниже глаз была проведена тонкая линия слез, накрашенных голубой краской. Губы были пунцовыми, а когда она моргала, то веки мерцали желтым.

Он кончиками пальцев правой руки дотронулся до груди выше сердца.

— Я защитник твоего дома, — сказал он. Именно это он и имел ввиду. По обычаям его соотечественников, он был обязан защищать этот дом столько времени, сколько будет пользоваться его гостеприимством.

Она поклонилась чуть ниже.

— Твоя жизнь является первой заботой в этом доме. Твое благо — второй. — Она заметила, как широко открылись его глаза, когда он озирал панораму, открывающуюся с террасы. — Порой я забываю, как ошеломляет этот вид. Это твой первый визит в Великий Город?

167
{"b":"558863","o":1}