ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это скоро пройдет, — сказала Фьяна охрипшим голосом. — Когда лечение столь глубокое, целитель частично разделяет страдание пациента.

— Пожалуйста, не торопись, — сказала королева. — Расскажешь все, когда придешь в себя.

Анса пополнил ее бокал и поставил перед девушкой тарелку. Медленно, как будто она боялась, что от изобилия еды ей может стать дурно, Фьяна съела крошечный пирожок и немного рыбы, обжаренной на вертеле. Вскоре она уже жадно набросилась на еду, словно голодала в течение многих дней. Наконец насытившись, она откинулась назад. Вид у девушки был по-прежнему усталый, но теперь она вполне оправилась.

— Надеюсь, вы простите мое странное поведение, ваше величество.

Королева махнула рукой в знак понимания.

— Мои целители и жрецы вели себя еще более странно, но они не сделали ничего. Можешь ли что-нибудь сказать о состоянии здоровья короля?

— Мне потребуется провести с ним еще несколько сеансов, — сказала Фьяна. Увидев подавленное выражение на лице королевы, она быстро добавила: — Я могу сказать вам сразу: король был отравлен.

— Я так и подозревала. Но все, что ест или пьет король, пробуют рабы. Откуда же взялся яд?

— Это я еще не установила.

— Впрочем, теперь это уже не столь важно, — сказала королева. — Насколько это серьезно? Можно ли восстановить его здоровье?

— Мне нужно подумать, но я думаю, что действие отравы обратимо. Это парализующее вещество и король абсолютно лишен возможности двигаться по своей воле. Все остальное у него в порядке. Именно поэтому он еще жив до сих пор. Если бы он не был исключительно силен и здоров, то яд бы парализовал органы дыхание, и он бы задохнулся. Более сильная Доза яда остановила бы его сердце, и он бы мгновенно умер прямо на пиру.

Королева закрыла глаза и вздрогнула.

— Я должна отомстить… но это будет позднее. Что можно сделать сейчас?

— Я должна начать лечение. Некоторые вещи, что мне понадобятся, находятся среди наших пожитков на постоялом дворе…

— Они уже здесь, во дворце, — прервала ее королева.

— Очень хорошо. Остальное я должна буду найти у местных аптекарей. Можно мне получить принадлежности для письма?

Королева хлопнула в ладоши, и тотчас появилась служанка. По приказу королевы, она вышла и вернулась через несколько минут, неся поднос, на котором находилась стопка бумаги, чернильница с цветными чернилами и стойка с перьями и кистями. Не обращая внимания на перья, Фьяна взяла кисть и начала рисовать линии таинственных символов. Закончив, она подула на влажные чернила и затем передала это королеве.

— Пошлите это аптекарям. В таком большом городе мы должны найти все эти вещи.

— Я прикажу сделать копии и немедленно разослать их всем аптекарям столицы. Это поможет сберечь время. — Она позвала секретаря и дала все необходимые распоряжения.

— Есть ли еще что-нибудь, что ты могла бы сказать мне сейчас?

— Ничего, до тех пор, пока я не опробую и не проверю некоторые снадобья.

— Что еще тебе может понадобиться. Проси все, что пожелаешь.

— Мне нужны помощники.

— Считай моих лекарей и их слуг своими рабами, — сказала королева.

— Простите, ваше величество, но я не доверяю вашим лекарям, и поэтому не могу доверять и их слугам и рабам.

Королева не протестовала.

— Кто тогда?

— Я хочу, чтобы это был твой лучший лекарь, который ухаживает за животными в Королевских стойлах. Пусть он приведет своих помощников или нескольких сильных парней, выполняющих простую работу, если у него нет учеников или слуг.

Сейчас королева была по-настоящему потрясена. — Врач, лечащий кабо! Не верю своим ушам! Я не могу допустить, чтобы такие недостойные особы ухаживали за моим мужем!

— Ваше величество, — сказала Фьяна, — нам нужны люди, обученные и способные выполнять грязную, но необходимую работу, вводя лекарственные средства в бесчувственное тело. В таком состоянии человека мало чем отличается от кабо, а король — от любого другого мужчины. Конечно, всех посторонних лучше убрать из покоев короля. Это будет не самая приятная процедура.

Лицо королевы стало каменным.

— Будет так, как ты скажешь…

— До завтра я больше ничего не могу сделать, а к этому времени, я надеюсь, что все снадобья, которые мне понадобятся, уже будут найдены и доставлены сюда. Могу ли я покинуть вас? Я очень нуждаюсь в отдыхе.

— Конечно. Я приготовила покои для тебя и для принца Ансы.

Фьяна посмотрела на Ансу и грустно улыбнулась.

— Обман длился недолго.

— О, мало что ускользает от королевы Масилы.

Королева провела их обратно через королевскую опочивальню в огромный зал. Сразу же за дверями оказался паланкин. По его углам, сложив руки на груди, застыли четыре дюжих носильщика. Взглянув на них, Фьяна рассмеялась.

— Ваше величество, я устала, но еще не умираю. Я думаю, что могу добраться до своих покоев собственными силами.

— Я не допущу этого, — сказала Масила. — Твое здоровье сейчас для меня на втором месте после здоровья мужа. А теперь отдыхай. Моим людям приказано повиноваться твоим указаниям, как если бы они исходили из моих уст. — Она повернулась к Ансе. — Я пришлю за тобой сегодня вечером, как мы и договорились. — Все, кто был в зале, низко поклонились, когда королева проследовала обратно в опочивальню.

Смущенная, Фьяна забралась в паланкин. Рабы подняли носилки на плечи. Усмехаясь, Анса шел рядом. Придворные кланялись, когда они проходили мимо: весть об этой невероятной королевской милости сразу же облетела весь дворец со скоростью молнии. Рабы опустили паланкин перед дверью, по бокам которой стояли два звероподобных бамена.

— Раньше меня никогда не носили люди, — сказала Фьяна, спускаясь вниз. — Странное ощущение…

Комнаты, в которые они вошли, мало чем отличались от королевских покоев по размеру и обстановке. Дюжина слуг ожидала их, под приглядом надсмотрщицы, женщины, которая несла небольшой церемониальный хлыст. Она немедленно приняла на себя заботу о Фьяне и провела ее в ванную, расположенную где-то в глубине помещения. Анса нашел свою комнату и вышел на балкон. Пара охранников-баменов стояла также и там. Выходит, королева не была уверена в их безопасности даже в ее собственном дворце. Анса чувствовал себя более защищенным со своим собственным оружием.

С такими мыслями он взглянул на небольшую связку своих пожитков рядом с постелью. Из мешка выглядывала рукоятка, завернутая в кожу. Схватив ее, он вытащил боевой топорик с каменной лопастью, который купил два дня тому назад. Анса раскрутил его над головой, услышал удовлетворивший его свистящий звук и сразу же почувствовал себя лучше.

Он обнаружил купальню, входящую в состав его апартаментов, и решил испробовать ее. Он отпустил лишних слуг, решив, что вполне справится и сам. До сих пор ему казалось ' странным, что все эти вельможи нуждались в помощи даже при выполнении самых простых действий. Он решил, что это должно было помогать им чувствовать себя более важными. Судя по всему, ни и впрямь очень нуждались в таком подтверждении.

Натертый и намыленный, он расслабился в роскошной мраморной ванне и стал размышлять над своим положением. Возникало странное ощущение, находясь в невероятной роскоши, чувствовать себя в страшной опасности, как будто на поле боя. Здесь не было абсолютно никого, кому бы он мог доверять, хотя, кажется, королева и была единственным исключением.

Обсохнув и надев чистую одежду, он слонялся по комнатам до тех пор, пока не услышал, как Фьяна позвала его по имени. Он нашел ее в постели, среди горы подушек, в окружении суетливой прислуги.

— Прошу ненадолго оставить нас, — сказала она, и те с поклонами покинули помещение. Она повернулась к Ансе. — А теперь расскажи мне обо всем, чем ты занимался, пока я была у короля.

Он присел на край огромной постели и рассказал ей о своем разговоре с королевой, о прогулке на стадион, упомянув и о попытке леди Амахест соблазнить его. Ему было приятно видеть гнев Фьяны.

— Вот потаскушка! А еще замужняя женщина! — Она кипела от злости. — Полагаю, теперь ты считаешь себя совершенно неотразимым?

180
{"b":"558863","o":1}