ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гассемом двигало не человеколюбие — понятие, абсолютно чуждое ему. Он предполагал, что ему понадобится огромная армия для длительной напряженной военной кампании, которая предстояла в пустыне. Впервые, вместо стремительного, безудержного натиска, он должен будет заниматься тыловым обеспечением и возводить крепости. Это предполагало гарнизоны, а все истинные воины ненавидели гарнизонные обязанности. Зато соноанцы могут идеально подойти для решения этой задачи.

Около бреши его штурмовой отряд загнал защитников обратно в пролом и прижал их там. Под прикрытием щитов оттаскивали прочь тела павших, чтобы тем, кто еще продолжал сражаться, не приходилось шагать по трупам. В ход пошли длинные копья, с помощью которых избавлялись от защитников, находившихся на поспешно возведенной защитной стене из булыжника и бревен. Из тыла передовой линии следующие две шеренги выступили вперед, держа копья высоко над головой, чтобы не задеть щиты своих товарищей, и также начали теснить оборонявшихся. Те, кто не мог сражаться, подбирали осколки булыжников и отбрасывали их подальше, чтобы расширить и выровнять подходы к бреши. Другие держали щиты над головой, образуя крышу, защищающую их от метательного оружия, падающего сверху. Рев, крики, проклятия создавали постоянный, сводящий с ума аккомпанемент к бешеным усилиям штурма.

По всей протяженности стены солдаты, поднявшиеся по штурмовым лестницам, пытались закрепиться наверху. Вот уже удалось сделать это в двух местах, — теперь оставалось лишь зажать в тиски тех защитников города, что оказались между отрядами нападавших. Не получая никакой поддержки с флангов, соноанцы были вынуждены либо сражаться до последнего, либо рискнуть жизнью, прыгая вниз со стены на мостовую и крыши домов.

Гассем не хотел вводить в бой резервы до тех пор, пока у него не будет выгодной позиции на стене, откуда он мог бы следить за сражением в пределах города. Это был решающий этап боя, но сейчас король был лишь простым наблюдателем, который не мог повлиять на ход битвы, в то время как его командиры выносили на своих плечах основную тяжесть штурма.

Все больше воинов взбирались на стену, встречая все меньшее сопротивление. Солдаты выстраивались в шеренги за башнями, чтобы в свою очередь ринуться по ступеням и на опускные мосты.

Офицер стоял сверху крепостного вала и махал красным плащом, подавая сигнал о том, что стена стала безопасной. С торжествующим криком Гассем спустился с наблюдательной башни и бросился через поле по направлению к ближайшей лестнице. Повсюду были тела павших, а раненые, спотыкаясь, брели обратно в лагерь, истекая кровью, а порой и с торчащими из тела обломками стрел.

Крепко держа свое копье, Гассем уверенно поднялся по ступеням приставной лестницы и спрыгнул на крепостной вал. За спиной он услышал приветственные вопли шессинов, но не обернулся к ним. До победы еще далеко! Король не имел никакого представления о том, насколько сильны войска Мана. Если в самом городе имелись резервы, то король может придержать их для боя на более выгодной территории, возможно, в кварталах с узкими, запутанными улицами, или в цитадели. Его дворец может оказаться настоящей крепостью. Чиванский офицер с жестким лицом широким шагом подошел к Гассему.

— Мы взяли стену, мой король, но поблизости немало укрытий, откуда летят стрелй. — Он прорычал команду и два солдата подбежали к нему. — Вы должны прикрывать щитами короля. Будьте бдительны.

Широкая улица отделяла стену от ближайшего здания. Улица была завалена мертвыми телами, брошенным оружием и булыжниками. Гассем направился к южной стороне, к бреши. Воины спешили убраться с его пути, а время от времени он слышал, как стрелы ударялись в один из щитов, которые держали его охранники.

У пролома король увидел внизу яростное сражение: чем большему количеству его людей удавалось пробиться через брешь, тем больше защитников появлялось из боковых улиц. Теснота не позволяла бойцам использовать их мастерство, и они бились яростно, словно дикие звери. Это была именно такая рукопашная схватка, от которых он желал избавить свои элитные войска. Для такого боя, где каждый из противников давит просто своей массой, вполне подходили и обычные солдаты.

— Вы будете вводить в бой шессинов, мой король? — спросил офицер.

— Скоро, — ответил он. — Сначала мы должны очистить хотя бы небольшую площадь. Затем я отдам приказ. — Гассем осмотрел крыши и пространство над ними, ища какие-нибудь признаки внутренней цитадели. Он видел высокие дома и несколько башен, но ничего похожего на крепость. Местные жители на допросах упоминали о королевском замке, но теперь Гассем подозревал, что они просто употребляли устаревшее слово для обозначения королевского особняка, оставшееся еще с тех времен, когда правители этой страны еще и впрямь жили в укрепленных цитаделях.

Гассем указал через открытое пространство на ближайшие здания, откуда лучники и пращники пытались достать его солдат.

— Эти люди на стене без дела, — заявил король. — Веди их туда и прикажи очистить все эти здания. Так как мои люди прокладывают путь по улицам, я хочу, чтобы все крыши были в наших руках. Это твоя задача.

— Повинуюсь, мой король! — прокричал офицер и махнул рукой. Через несколько мгновений целая вереница солдат последовала за ним вниз по лестнице и направилась к ближайшему зданию. Гассем оперся на свое копье и наслаждался зрелищем сражения, которое разворачивалось у него под ногами и на крышах. Вскоре стрельба из лука прекратилась, и его щитоносцы смогли немного расслабиться.

Солдаты в легких доспехах идеально подходили для боя в зданиях и на крышах. Их малые щиты, облегченные доспехи или вообще отсутствие таковых не доставляли им особых трудностей при перемещении в узких залах, коридорах и на лестницах. На крышах они встречали не солдат с длинными копьями и тяжелым вооружением, а скорее, лучников и простых горожан, отчаянно бросавшихся в нападавших камнями и черепицей. В бою с ними даже легко вооруженные солдаты в легких доспехах были непобедимы. Гассем отметил это про себя. Он никогда не забывал даже самых незначительных военных уловок и всегда был готов использовать любое новое наблюдение. Прежде король помышлял о том, чтобы прекратить использовать стрелков из лука с легким вооружением и доспехами, но сейчас он увидел новую возможность для их использования. Он вспомнил свои планы насчет соноанцев и подозвал к себе командира одного из крупных отрядов, набранных с побежденных территорий.

— Да, мой король? — спросил задыхающийся офицер, в заляпанных кровью бронзовых доспехах.

— Сейчас идет яростный бой, но позднее, когда враг поймет, что все потеряно, они будут создавать только видимость сопротивления и искать возможности сдаться. Вы должны щадить жизни сдавшихся на милость победителя. Конечно, следите за возможными предателями, наказание им будет — мгновенная смерть, но я хочу, чтобы впоследствии соноанцы стали частью моего воинства.

— Повинуюсь, мой король. Я передам ваш приказ. — Офицер заторопился вниз по лестнице.

Наконец защитников столицы оттеснили на улицы, выходящие на небольшую площадь, и солдаты Гассема вторглись в город. Через брешь и через стену они хлынули, как приливная волна. Снова сражение переместилось в сторону. Теперь бой будет перетекать с улицы на улицу, солдаты будут очищать строения и крыши. Если окажется, никакой крепости в стенах столицы не существует, то битва вскоре завершится, но Гассем еще не был уверен в этом. Он сделал знак, и один из юных шессинов подскочил к нему.

— Да, мой король?

— Отправляйся к генералам Ребья и Урлику, туда, где они ожидают с резервом. Скажи им, чтобы они ввели в бой островитян и женщин-воительниц. И передай им вот что… — Он предостерегающе поднял палец, и лицо юноши напряглось от внимания. — Они должны вести своих людей организованно. Скажи, что это бой не в поле, а в зарослях. Пусть сохраняют жизнь сдавшимся на милость победителя. Даже женщины обязаны соблюдать этот приказ. Я не потерплю ослушников!

191
{"b":"558863","o":1}