ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— …так как ты позвал меня таким образом, я поняла, что ты желаешь сказать мне нечто такое, что не годится для ушей твоих соотечественников?

— Эти вопросы связаны с определенными тонкостями, — ответил голос Флориса. Мысленно Анса поздравил себя с правильностью своих выводов. Ему было интересно послушать, какую форму примет предательство.

— Тогда вырази все это таким образом, каким ты хочешь, но не теряй времени зря. Я устала. — Королева больше не играла в придворные игры, требуя проявления полного доверия, как один заговорщик у другого.

— Как сумею, ваше величество. Вам известно, что король Ах'на находится не в лучшем здравии?

— Я об этом ничего не слышала, — сказала она. Анса почувствовал, что она говорит искренне. — Продолжай.

— Несколько дней тому назад у короля был удар на пиру. Это случилось в по пути из банкетного зала в его покои, поэтому двор ничего не узнал. С той самой ночи он лежит парализованный, не способный двигаться или говорить, возможно, вообще, без сознания.

— А происхождение этого заболевания? — спросила Лерисса. — Ведь он не был пожилым человеком.

— Нет. Подозревают отравление ядом.

Она сразу же перешла к делу.

— Он поправится?

— Об этом ничего не могу сказать. Лучшие целители Грана не помогли ему. Затем прибыла некая дама из Каньона…

— Из Каньона? — прервала Лерисса.

— Да. Она явилась несколько дней назад в сопровождении этого молодого варвара, которому удалось присоединиться к нашему посольству.

— Ясно, — сказала она. — Продолжай.

— Я надеюсь, для тебя все это интересно и ценно? — Похоже, Флорис захотел поторговаться.

— Интересно, конечно. Что же касается ценности, то об этом я смогу судить только после того, как услышу все. Как могло случиться, что дама из Каньона и юный принц прибыли в город в столь решающий момент?

— Об этом ничего сказать не могу. Они прибыли с севера, их пригласила в гости одна знатная дама, и в ее доме с иноземцами встретились двое сановников. Королева приказала пригласить их во дворец. Женщина из Каньона, кажется, знаток лекарственных снадобий, а также ядов. Ко времени нашего отъезда она сумела узнать, какой яд был использован, но король все еще лежал при смерти.

— Но почему она прибыла с этим юношей?

— Судя по всему, случайно. Он оказался в ее краях, а ей требовался спутник. Он знатного происхождения, по крайней мере, в том смысле, как об этом судят варвары…

— Не забывайся! — одернула его Лерисса.

— Безусловно, ваше величество, я не имел… — Анса смог слышать смущение в голосе придворного.

— Ничего страшного. Итак, король Ах'на недееспособен, по крайней мере, уже несколько дней. Но, несмотря на все твои горячие возражения, я не могу поверить, что ты поведал все это просто из любви ко мне.

— Нет. С теми теплыми чувствами, что я питаю к вашему величеству, я пришел, чтобы предложить соглашение гораздо большего значения. А эти сведения я дарю вам в знак честности моих намерений. Вы же понимаете, что если в столице станет известно о том, что я вам рассказал, меня немедленно подвергнут смертной казни.

— Я ценю твою искренность. И каково же твое предложение?

— Король Ах'на недееспособен, а его сын еще дитя. Если дело дойдет до войны между нашими народами, все войска Грана с большим напряжением будут сдерживать вас на наших границах. Гран имеет значительно большую численность населения, чем Соно, и лучше организован. Это завоевание не будет столь же легким, каким по ту сторону реки.

— Выходит, ты знаешь способ, как упростить и облегчить эту задачу для нас?

— Моя семья владеет обширными поместьями на юго-западе Грана, и мы содержим почти четверть королевской армии. Местные землевладельцы приносят клятву верности лично мне, а не королю. Если я прикажу отозвать своих людей из войска, они повинуются.

— И в обмен на эту услугу?..

— Признание права моей семьи на наши земли. Высокое положение при вашем дворе для меня самого. Низкие подати. Внутренняя независимость в пределах моих владений.

— Другими словами, те же условия, которые у тебя были при короле Ах'на.

— Но о которых я не смогу договориться с королем Гассемом после поражения наших сил. Кроме того, рядом с нашими владениями имеются земли, которые прежде также принадлежали нам, но были отняты прежними королями Грана. Мне бы хотелось восстановить там свою власть, и тогда я смогу обеспечить их преданность вам.

— И что же заставляет тебя думать, — резко сказала Лерисса, — что мы не сможем захватить их без твоей помощи?

— Я и не предполагал ничего подобного. Я всего лишь сказал, что могу сделать завоевание гораздо более легким и менее дорогостоящим. В конце концов, король Гассем задумал гораздо большие завоевания и должен накапливать силы. И давай рассудим здраво. Мои земли не таковы, чтобы представлять какой-то соблазн для шессинов. Они почти сплошь покрыты лесами, джунглями, часть из них пригодна для земледелия, но очень мало для пастбищ. Что могут хотеть от такой земли твои люди, кроме дани? Любой может догадаться, что король Гассем намерен завоевать огромные равнины, расположенные за пустыней. Безграничные луга, ваше величество, в которых ваши стада смогут вечно приумножаться… Здесь же король просто сохраняет свой южный фланг для великой войны, которая последует вскоре: для войны с королем Гейлом.

Анса почувствовал трепет, который пронзил все его тело. Сейчас старик сказал чистую правду…

Какое-то время королева Лерисса молчала. Предложение было сделано, и она рассматривала все возможные последствия.

— Ты сказал, что нам не нужно ничего от твоих земель, кроме дани. Ты понимаешь, что часть этой дани должна быть уплачена солдатской службой? Как ты верно заметил, впереди нас ожидают великие войны. Эти люди не должны быть просто сезонным вкладом для войск, людьми, которые проходят службу после весенних полевых работ и возвращаются во время для сбора урожая. Они станут частью постоянной армии, и будут возвращаться домой только после многолетнего участия в военных кампаниях… если вообще будут возвращаться.

— Я понимаю, — сказал Флорис, едва скрывая торжество в голосе. Он знал, что его предложение принято, и сейчас королева просто торгуется. — Это трудная задача, но ее можно решить. Возможно, мы попросим оплату за каждого солдата, с обязательной выплатой ущерба для тех, кто не вернется. Это не будет обременительно для короля Гассема, который владеет сокровищами многих стран и народов.

Лерисса задумалась.

— Это мы еще обсудим. Очень хорошо. Я принимаю твое предложение. Я уполномочена действовать от имени мужа в таких делах. Король, конечно, сам решает все военные вопросы, но я считаю, что наилучшее время для того, чтобы ты отозвал свои силы из граньянского войска, наступит непосредственно перед сражением. Мои люди будут поддерживать связь между нами.

— Только не шессины! — запротестовал Флорис. Анса снова услышал ее мелодичный смех.

— Нет, среди моих слуг есть люди различных племен. Они могут приходить к тебе под видом купцов. Чем ты особенно интересуешься?

— У меня есть обширные конюшни, — сказал он, — я развожу породистых скакунов.

— Очень хорошо, тогда они будут торговцами кабо. Для того, чтобы ты смог отличать их от настоящих купцов, у каждого на запястье правой руки будет серебряный браслет.

— Буду ожидать их прибытия. Я полагаю, на этом мы пока можем закончить. Ты была очень милостива…

Анса ускользнул прочь, не дожидаясь ответа королевы. Сейчас он владел важными сведениями. Он знал, кто предаст Гран Гассему, и как это будет сделано. Ему хотелось бы знать, будет ли Гассем твердо придерживаться их соглашения. Едва ли. Он не нуждался в чужеземцах-лизоблюдах, а Флорис, предав одного господина, с той же легкостью изменит и другому.

Крадучись, Анса успешно удалился незамеченным. Когда он почувствовал, что между ним и шатром оказалось достаточное расстояние, он поднялся и, пригнувшись, неслышным шагом двинулся к зарослям, в двадцати шагах от его спального места. Он какое-то время сидел, наблюдая за окрестностями и ожидая заметить возможных врагов, притаившихся в засаде. Луна продолжала свой величественный обход черного небосвода, но на земле все было спокойно. И, наконец, через час после того, как он покинул просвет под шатром Лериссы, Анса устало вышел на поляну и лег. Это было весьма утомительным, но он обладал терпением охотника знал, что на кон поставлена его жизнь, что несколько облегчило ожидание.

195
{"b":"558863","o":1}