ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На следующее утро он проснулся от какой-то суматохи. Не намечалось никаких переговоров, и весь день должен был пройти в развлечениях. Анса отправился вычистить своего кабо, но неожиданно за ним прибыла сама королева Лерисса. Она сидела верхом и, описав несколько кругов, остановила скакуна рядом с юношей.

— Ты сказал, что готов показать свое искусство стрельбы из лука, — сказала она. — Поедешь на охоту со мной?

Он взглянул на нее, улыбаясь и щурясь от солнечного света.

— Я думал, вы, шессины, не охотитесь.

— Я приобрела вкус к дичи, — ответила она, — и не могла придумать лучшего повода посмотреть на твой лук в действии.

— Тогда с радостью. — Он взял с земли попону и седло и быстро оседлал кабо. — Куда поедем?

— Вон туда, — она сказала, указывая на берег. — Охота должна быть хорошей. Земли остались без хозяев, и дикие животные уже вышли, чтобы попастись на заброшенных полях.

— Звучит заманчиво. — Анса вытащил лук и сосредоточенно принялся натягивать тетиву.

— Можно я испытаю его? — спросила Лерисса, протягивая руку. Он подал лук и сел в седло. Она подергала тетиву, но не смогла оттянуть ее более, чем на несколько пядей. — Великолепно!

— У нас первой игрушкой мальчишки всегда бывает маленький лук. В юношеском возрасте мы получаем уже охотничий лук, который легче этого втрое. Он хорош для малой и средней дичи, размером приблизительно с винторога. Но вот уже два года, как я получил лук мужчины. — Анса взял у нее оружие и повесил его у левой ноги. Колчан со стрелами висел напротив лука.

— Тогда поехали, — предложила Лерисса. Они поскакали по открытому пространству на широкий деревянный мост. Он был построен на славу: толстые бревна уложены на каменные береговые опоры моста. Кладка была очень древняя, но дерево выглядело не старше двух лет. Анса догадался, что, возможно, частые наводнения нередко разрушали деревянную часть.

Телохранители королевы отстали от них. Они неплохо держались в седле, но не любили ездить верхом. Королева также не была прирожденной наездницей, но Анса сказал себе, что на нее гораздо приятнее смотреть.

Проскакав немного галопом, они выехали на поросшие поля и потеряли остров из вида. Здесь они перешил на шаг и вскоре увидели маленьких домашних квиллов, беспорядочно суетящихся и разгребающих землю в поисках корней и мелких животных. Рассеянные вокруг кости указывали на то, что и домашний скот, оставшийся без человеческого ухода, стал жертвой хищников. Анса заметил, что Лерисса пристально наблюдает за ним.

— Ты так прекрасно ездишь верхом, — сказала она. — Я не могу налюбоваться. Я была взрослой, когда впервые увидела кабо. Но даже невванские и чиванские всадники выглядят неуклюже по сравнению с тобой. Твой народ рождается и проводит всю жизнь в седле.

— Почти так и есть, — согласился юноша. — Но зато пешими нам не тягаться с вами…

— Взгляни! — вдруг воскликнула она, указывая на животное, показавшееся на опушке леса. Зверь оказался огромен: ростом не меньше двенадцати футов в холке, толстая мускулистая шея возвышалась еще на восемь футов и несла мощную голову, величиной с голову кабо, украшенную веерообразными рогами. Не обращая на них внимания, тварь стала общипывать деревья, лакомясь верхними побегами.

— Что это? — спросил он, заинтригованный величавым зверем.

— Я не знаю, как местные жители называют его, — сказала она. — Мы их видели уже немало после приезда на остров. Попадешь в него?

Анса засмеялся.

— Это не вызывает сомнений. Все равно что стрелять в дом. Давай-ка поищем что-нибудь поменьше и пошустрее. — Они проехали еще немного, пока не выбрались на возвышенность, поросшую редколесьем. Опытный глаз Ансы подсказал ему, что несколько лет тому назад здесь был пожар, и земля еще полностью не оправилась. Это место подходило для более мелких диких животных. Трава росла в изобилии, а для хищников не было укрытий.

С того места, где они остановились, охотники видели множество живности, основном, стада рогатого скота, которого много на любых землях, где достаточно воды и растительности. Не было никаких признаков присутствия больших котов. Те предпочитали охотиться из засады на лесистых территориях.

— Это выглядит многообещающе, — сказал Анса и указал вперед: — Вон там, стоит самец-одиночка, белый, в серую полоску. — Животное было похоже на ветверога, только рога у него загибались назад и не ветвились. Поблизости виднелось небольшое стадо того же вида.

— Он хочет этих самок, — сказала Лерисса. — Но их вожак все еще очень силен.

— Он побежит быстро, — проронил Анса. — Вперед!

Он положил стрелу на тетиву и поехал медленным шагом, держа лук в левой руке и этой же рукой двумя пальцами свободно придерживая поводья.

Как только они приблизились к маленькому стаду, самец вскинул голову и заблеял. Животные бросились прочь от всадников. Самец-одиночка заметил это мгновение спустя и тоже пустился бежать. Анса начал скакать быстрее, затем погнал своего кабо во весь опор, занимая место между самцом-одиночкой и стадом. Мгновенно самец рванул вправо, покрывая расстояние грациозными прыжками. Анса сделал крут и погнался за ним.

На расстоянии пятидесяти шагов самец метнулся влево. Анса был готов к такому маневру и остановил своего кабо. Пока животное бежало на предельной скорости, он натянул лук, не отрывая взгляда от жертвы. Он определил скорость, длину его прыжков и их высоту по самому центру каждого. А затем выпустил стрелу, прицеливаясь в высшую точку следующего прыжка.

Стрела вонзилась как раз позади плеча животного. Он приземлился, как ни в чем не бывало, и вновь взмыл в грациозном скачке. Но на сей раз, когда его передние копыта ударили о землю, то ноги подкосились, и самец рухнул, слабо брыкаясь.

Анса галопом кинулся туда, где лежала добыча, и спрыгнул со своего кабо. Он воткнул копье в землю тупым концом и привязал к нему поводья, затем, вытащив нож, встал на колени около упавшего животного. Удар милосердия не требовался. Оно было мертво. Тем не менее он рассек горло, чтобы выпустить кровь из туши. На расстоянии в сотню шагов от павшего собрата маленькое стадо остановилось и уже мирно щипало траву.

Лерисса и ее спутники подъехали ближе. Королева о чем-то переговаривалась с охранниками на диалекте островитян.

— Это было великолепно! — сказала она. — Никогда не видела такого выстрела.

Занятый подготовкой туши к перевозке, Анса не оглянулся, даже когда они спешились позади него.

— Это было легко. Он спасался бегством точно так же, как и ветвероги животные у нас на равнине. Надеюсь, мясо будет вкусным. Ты любишь… — Юноша резко осекся, когда что-то коснулось его. Длинные лезвия двух шессинских копий лежали у него на плечах и скрещивались ниже подбородка. Затем сзади легло третье. Анса не мог произнести ни слова, пока чьи-то руки вырвали у него нож, меч и каменный топорик с пояса. Его шея была в стальном треугольнике с лезвиями, острыми, как бритва. Стоило дернуться, и он остался бы без головы.

Внутренне Анса содрогнулся, но не позволил, чтобы это отразилось на его лице или в поведении. Это было его первое истинное испытание как воина, и он ничего не мог поделать, кроме как отважно встретить смерть. Один из охранников схватил тушу за заднюю ногу и оттащил прочь. Даже в таком безвыходном положении Анса был потрясен силой этого стройного юноши.

— Надеюсь, вы собираетесь съесть его, — сказал он, гордый тем, что его голос не дрожал. — Я не убиваю ради забавы.

— Займитесь им, — велела Лерисса. Воины осторожно убрали свои копья, заставляя пленника встать на колени. Ему связали запястья за спиной. Королева медленно обошла вокруг и остановилась, встав перед Ансой на достаточно небольшом расстоянии, чтобы он, взглянув вверх, мог встретиться с ней взглядом. Она сбросила свой плащ для верховой езды и почти все остальное, кроме украшений, и стояла перед ним, облеченная лишь в собственную красоту. Он никогда не видел вооруженного воина, который выглядел бы столь пугающе.

196
{"b":"558863","o":1}