ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шум пробуждающегося лагеря разбудил ее в жемчужно-белом свете самого раннего рассвета. В воздухе появились запахи приготавливаемой пищи, и Фьяна села, протирая глаза. При свете дня она смогла оценить масштабы разрушений, окружавших ее. От зданий вокруг остались лишь груды камня, и похоже, они были разрушены отнюдь не в ходе штурма столицы. Стало быть, это правда, что безумный король целенаправленно уничтожал город, попавший к нему в руки!..

Фьяна поднялась и пошла к источнику. Сейчас там было много людей, — и воинов, и рабов, — и когда она умывалась, то ловила на себе куда больше любопытных взглядов, нежели накануне ночью. Разумеется, при солнечном свете ее голубая кожа и черты лица, свойственные обитателям Каьона, куда больше бросались в глаза, чем в темноте.

Сочтя, что вполне привела себя в порядок, насколько позволяли обстоятельства, девушка вернулась к месту своего ночлега и принялась свертывать одеяло. Она подумывала о том, чтобы оседлать своего кабо на случай, если придется спасаться бегством, но решила пока не делать этого. Это будет выглядеть подозрительно, и к тому же она решила, что либо спасет Ансу, либо погибнет здесь вместе с ним. Так что Фьяна лишь взяла небольшую подстилку из своих пожитков и отнесла его к королевскому шатру. В дюжине шагов от входа, прямо перед кольцом охранников, она расстелила покрывало, — плотное, красочное и щедро украшенное вышивкой. Обратившись лицом к шатру, девушка уселась, скрестив ноги, и расправила одежду вокруг себя, чтобы придать себе как можно более внушительный облик. Затем она опустила руки на колени и стала ждать.

Рабы гуськом потянулись в шатер. Некоторые несли тазы с водой, кувшины и полотенца. Другие волокли подносы с едой. Начинался привычный утренний ритуал. Фьяна, стараясь по возможности незаметно глазеть по сторонам, искала любые факты, которые могли бы оказать ей помощь. Ближе к краю площади, у разрушенных домов, она увидела ряд привязанных кабо, которые, вероятно, принадлежали королеве и ее свите. Одно животное особенно привлекло ее внимание, благодаря рогам, выкрашенным в знакомый цвет. Этот скакун принадлежал Ансе! Внутренне она затрепетала от первого свидетельства его присутствия.

У входа в шатер, под навесом, еще что-то привлекло ее внимание. Это была куча каких-то пожитков, среди которых девушка заметила торчащий край круто изогнутого лука. Это было оружие всадников с равнин… лук Ансы! Рядом валялись также его колчан со стрелами и длинный меч. Ее возлюбленный был здесь… Возможно даже, что он еще жив.

Из шатра появилась женщина с недовольно-озадаченным выражением лица. Очевидно, что кто-то сказал ей, что у нее гостья. Фьяна напряглась, силясь как можно быстрее и лучше понять ту, с кем ей предстояло имеет дело… такого напряжения всех сил она не испытывала еще никогда в жизни. Ведь у нее были лишь считанные секунды на то, для чего Фьяна предпочла бы иметь в своем распоряжении дни или даже недели. Она должна понять, как ей вести себя с этой женщиной!..

Помимо внешности королевы, девушка также внимательно рассматривала и ее одежду и украшения: часто это был отличный ключ к пониманию человека. Королева Лерисса, в отличие от знатных дам в других землях, не придавала нарядам особого значения. Фактически, она была едва ли одета вообще, за исключением набедренной повязки из яркой ткани и нескольких украшений, и вовсе не потому, что она была примитивной дикаркой. Женщина просто не считала ни один наряд достойным своего сана. Одновременно с этим она была одержима собственной красотой. И Фьяна должна была признать, что красотой эта королева была наделена сверх всякой меры. Даже сейчас, с ошеломленным выражением лица, она была самым ослепительным созданием, которое когда-либо доводилось созерцать девушке. Но та заставила себя смотреть за пределы этой красоты.

Призвав на помощь все свои знания и мастерство, она мгновенно оценила увиденное куда лучше, чем любой мужчина. Она заметила трудноуловимые признаки возраста. Морщины на таком расстоянии было трудно заметить, но Фьяна знала, где обнаружит их. Цвет кожи Лериссы, ее поза и движения, слегка потускневший блеск волос, — все это складывалось в единую картину. Физически королева представляла собой превосходно ухоженное создание, однако уже миновавшее точку наивысшего расцвета. Отныне должно было начаться длительное, медленное, неизбежное увядание.

Все это Фьяна увидела еще до того, как Лерисса сделала свой первый шаг по направлению к ней. Теперь настало время приложить все эти наблюдения к внутренней сущности женщины. Фьяну на миг отвлек взгляд королевы, полный безграничного изумления, и она не могла даже представить себе, что это предвещает… но сейчас девушка не хотела думать об этом. Несомненно, первые же слова королевы дадут ей ответ.

Лерисса была самовлюбленной особой, и кроме того, славилась своей преданностью супругу. Если уж она беспокоилась о собственном увядании, то возможно, о его угасании она тревожилась вдвойне. Их безрассудное стремление завладеть всем миром требовало времени. Королева должна считать время своим главным врагом — время и возраст. Здесь что-то должно быть… что-то такое, что она смогла использовать с выгодой для себя. И еще — этот взгляд Лериссы, полный тревоги и почти благоговейного трепета…

Грациозным движением Фьяна поднялась на ноги из сидячего положения, как ее учили в детстве, не используя руки и не наклоняясь неловко вперед. Она поднялась с прямой спиной, пользуясь только мышцами бедер. В своих просторных одеяниях, должно было казаться, что девушка почти взлетела. Она заметила, что королева пристально изучает ее, и, похоже, это простое движение почему-то произвело на женщину особое впечатление. Фьяна поклонилась.

— Королева Лерисса, я — Фьяна из Каньона.

— Как тебе удалось явиться сюда так быстро? Я отправила гонца всего два дня назад!

Разум Фьяны заработал очень быстро. Королева, должно быть, имела в виду, что послала кого-то за ней, Фьяной. Теперь она приписывает это внезапное появление какой-то сверхъестественной способности предвидения со стороны каньонцев. Это было полезно. Но зачем Лерисса захотела призвать ее? Ясно, что она ничем не больна. Возможно, хворает король?

— Мне не нужны посыльные, чтобы вызвать меня туда, где я желаю оказаться, — заявила Фьяна с показной надменностью. — Мы должны обсудить условия…

— Условия?.. — повторила Лерисса, явно растерявшись. По удивленным выражениям на лицах всех, кто стоял вокруг, было ясно, что с королевой подобное случилось впервые. — Да, конечно. Нам нужно поговорить.

— Что происходит? — Это был голос мужчины, глубокий и низкий. Фьяна увидела, как из шатра выходит высокий шессин с длинным копьем, изготовленным полностью из стали. Следовательно, это и был Гассем. Столь же великолепный в своем роде, как и его королева. Ничего удивительного в том, что эти двое не считали себя равными прочим людям.

— Это госпожа Фьяна из Каньона, — сказала Лерисса, не в силах скрыть изумления. — Я посылала за ней.

— Да, верно. — Король вышел вперед и встал рядом с супругой, небрежно обнимая ее за плечи. Теперь девушка ясно видела, что король не был ни болен, ни ранен, и не страдал, по крайней мере, телесно. В его голубых глазах сквозила великая сила, но мало человечности. Фьяна поняла, что если хочет попытаться здесь чего-то добиться, то действовать ей придется через королеву.

— Она оказалась весьма расторопной, — добавил король.

— У меня есть возможности знать, когда я нужна. — Королева выглядела абсолютно убежденной. Король смотрел скептически. Он также казался недовольным, но Фьяна знала, что люди часто разыгрывают злость, чтобы скрыть смущение. Воины, слонявшиеся поодаль, заметно расслабились. Что бы там ни нашло вдруг на Лериссу, но эта странная особа явно не внушила особого трепета их королю.

— Пойдем внутрь, мы поговорим там, — сказала Лерисса. — И добро пожаловать к нам, госпожа Фьяна.

— Меня ждут дела, — заметил король. — Развлекай нашу гостью, а я присоединюсь к вам позднее. — Он смерил Лериссу недоуменным взглядом, словно тоже был озадачен ее странным поведением.

205
{"b":"558863","o":1}