ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще один рассудительный кивок головой.

— Королева Лериса уже поступала так раньше. Обычно она выбирает остров на реке, по которой проходит граница между нашим и другим государством.

— У нас пока нет общей границы, но ведь можно прийти к какому-то соглашению? Королева Лериса путешествует с большой помпой?

— Обычно ее сопровождает эскорт младших воинов-шессинов. Они производят большее впечатление, чем вся пышность южных королей.

— Надо полагать. Я тоже буду скромным. Если бы ты только знал, как мне надоел напыщенный вид союзных монархов.

— Я заметил, что в Мецпе придают мало значения показухе.

— Истинная правда. Мы ценим деловитость и результаты. Потому твои правители произвели на меня впечатление — они деловиты.

— Они такие. И получают результаты. Многие троны лежат у ног моего короля. У него есть скамейка для ног, сделанная из их корон.

— Пугающий король, право слово. И между ним и королем Гейлом — давнишняя вражда? Я хочу сказать, это больше, чем обычное соперничество между королями. Всем известно, что Гейл — тоже островитянин.

— Вы же сказали, что их наследственная вражда вас не интересует, — заметил Гейл.

— Это так, но мне хочется лучше узнать своего брата-правителя. — Его нисколько не смутило, что он оказался пойман на противоречии.

— Много я вам рассказать не смогу. Гейл и мой король родом из одной деревни, говорят, они вместе росли. Гассем презирал Гейла, называя его глупцом и трусом еще в детстве. Гейла за что-то выслали, но об этом никто не говорит, и не очень мудро просто называть имя этого человека там, где его могут услышать мои король и королева.

— Ну, что ж, им придется услышать это имя от меня, невзирая на их чувства по этому поводу.

— Если вы предложите союз против Гейла, я уверен, они не будут протестовать.

Мертвая Луна резко встал.

— Очень хорошо. У меня есть другие дела. Устраивайся поудобнее. В течение нескольких дней мы будем часто совещаться. Если захочешь выйти из дворца, пойдешь с сопровождением. Теперь ты почетный гость и неофициальный посланник. Поэтому сопровождение тебе необходимо. Понятно?

— Абсолютно.

— Тогда хорошего дня. — Мертвая Луна резко повернулся и вышел.

Гейл вздохнул и налил себе еще бокал вина. В его жизни было всего несколько случаев, когда судьба совершала так много неожиданных поворотов за такой короткий период, хотя подобное случалось с ним чаще, чем с другими людьми. Он был человеком судьбы, а у судьбы много странных шуток.

От полного отчаяния он перешел к положению лучшему, чем мог бы надеяться.

Теперь он сможет узнать много секретов Мертвой Луны, одновременно отравляя отношения между ним и Гассемом. Это было не просто полезно, это могло стать еще и забавным.

Потом он увидел стражника, наблюдавшего за ним с верхнего балкона, и напомнил себе, что он все еще пленник.

Глава восьмая

Крэг выглядел устрашающе. Город высился за рекой, окутанный утренним туманом, и был уродливее и зловещее, чем все, что Каирн видел раньше. В нем было что-то неестественное, как будто его воздвигло здесь какое-то чуждое и злобное существо. Он подумал, что город похож на существо, сосущее кровь. Каирн понимал, что это просто воображение, но это место производило впечатление неотвратимости. Его осенило, что этого-то и добивались. Ему не приходилось слышать, чтобы человек создал что-то исключительно с целью устрашения, но все, слышанное им ранее о Мецпе, допускало, что здесь так поступить могли.

Он направил кабо вниз по илистому берегу к мосту, соединяющему берега. Большую часть дороги он проехал по обочине, потому что твердое покрытие дороги ранило копыта кабо. Путники на дороге выглядели такими же подавленными, как и он, от близости этой крепости. Они говорили, понизив голос, или вообще молчали. Вьючные животные тянули повозки, груженные продуктами и другими необходимыми вещами, по направлению к форту, а идущие в обратную сторону были почти ненагруженными или вообще пустыми, что усиливало впечатление от Крэга, как от паразита, иссушающего регион и ничего не дающего взамен.

Мост через реку, сделанный из тесаного камня, был оригинальной конструкции. Его поддерживали арки с центральным пролетом из тяжелого бруса, который можно поднимать, пропуская большие речные корабли. Каирн остановился у центрального пролета, восхищаясь его конструкцией, подвижным дорожным полотном, так искусно сбалансированным противовесами, что достаточно легкого усилия, чтобы поднять и опустить его. Эту работу выполняли полдюжины рабов.

Он пересек реку и оказался в беспорядочном городке, прижатом к основанию большого скального обнажения. Тут же Каирн почувствовал себя лучше. Какой бы ни была природа правящей элиты вверху на скале, жители нижнего городка — те же шумные независимые речники, которых он так хорошо успел узнать. Несколько минут в городке — и Каирн увидел пьяниц, выкинутых из таверны, проституток, демонстрировавших свои прелести, и две серьезные потасовки. Жизнь здесь грубовата, но Каирн решительно предпочитал ее единообразию, так любимому большинством жителей Мецпы.

Ощущение опасности вернулось сразу, как только он покинул речной поселок. Когда Каирн увидел солдат, марширующих на учебном плацу, настроение слегка поднялось. Все, что они делали, абсолютно не походило на привычное поведение воинов, механический порядок был зловещим, и Каирн хорошо знал, на что способны огненные трубки. Мецпа нашла способ превратить шумное, но безобидное оружие в убедительное орудие войны, несмотря на медленный темп огня и низкую точность.

Долгий подъем по эстакаде, ведущей к низким и широким отвратительным воротам, устрашал до крайности. Абсурдно, но Каирну казалось, что крепость наблюдает за ним, и чувствовал свою уязвимость на широкой каменной дороге. Ему пришло в голову, что появление верхового вооруженного воина с равнин очень подозрительно. Он решил, что в таком городе только очень простой чужеземец не будет замечен.

Чиновник у ворот разрешил Каирну войти без особых сложностей, и заверил его, что ни один человек с внешностью его отца в город в последнее время не въезжал. Такой же ответ он получил и в полиции, куда был отправлен чиновником. Это его озадачило, кроме того, он очень негодовал из-за требования находиться в городе безоружным. Спорить он, конечно, не стал. Меньше всего ему нужны были проблемы с властями.

Подыскивая себе пристанище, Каирн недоумевал, что же могло случиться с Гейлом. Если он не здесь, то где? Учитывая все задержки в пути, Каирн никак не мог прибыть сюда раньше отца. Он решил немного подождать в Крэге, вдруг отец все же появится. А вдруг Гейл погиб? Нет, Каирн отказывался даже думать об этом.

Найдя жилье и устроив кабо, Каирн решил познакомиться с городом поближе. Тот был неприятно деловит, и Каирну это казалось отталкивающим. Он привык к тишине диких мест, бывал и в шумных городах. Густо населенный город, в котором стояла тишина, выглядел неестественно.

Изредка он встречал людей, странно непохожих на всех остальных, одетых богато и необычно. Видимо, скучная похожесть была только для простонародья. Многие из этих ярко наряженных людей смотрели на него дольше, чем принято.

Не часто им выпадает шанс увидеть чужестранца, подумал Каирн.

Почти каждый в Крэге был одет в платье согласно положению и занятию: владельцы лавок — в длинные темные халаты; рабочие — в короткие куртки и узкие штаны; рабы — в тускло-коричневые туники. Домашние слуги носили ливреи, солдаты и полицейские — униформы.

В городе имелись обычные рынки и шумные мастерские, но никаких часовен или мест поклонения. Город был безупречно чистым, но совершенно не доброжелательным. Ничто, подумал Каирн, кроме его безнадежной миссии, не заставило бы его провести в этом месте больше одного дня.

Изучение города привело его на узкую улицу со ступеньками, ведущими вниз, на тропу, врезанную в скалу прямо у гребня.

Дорожка грубо врезалась в скалу, и с нее открывался изумительный вид на реку внизу и землю вдали. Каирн пристально вгляделся на покрытые лесом холмы и захотел оказаться там.

235
{"b":"558863","o":1}