ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Несомненно, Ваше величество, — ответил советник, бывший одновременно Хранителем Южного Кордона — должность, учрежденная королевой после кардинальной перестройки оборонительных сооружений Неввы. — Король Гассем завладел стальной шахтой. Прямо сейчас тонны металла текут рекой в кузницы Юга. Kopoлева Лериса приказала полностью восстановить старый центр плавки металла в Гвато. Печи и литейные цеха ремонтируются, страну прочесывают в поисках искусных литейных мастеров для обучения ремеслу переработки стали. Эта бесстыдница даже предлагает награды невванским мастерам, которые приедут к ней.

Королеве Шаззад больше всего хотелось сейчас спрятать лицо в ладонях, но она знала, что нельзя выказывать слабость перед своими советниками. Гейл, Гейл, думала она, как же ты мог такое допустить?

— Я должна обсудить это с королем Гейлом, — сказала она без особой уверенности.

Уже несколько месяцев от Гейла не слышно ни слова, несмотря на превосходную систему почтовых станций, созданную между двумя странами. Стремительные всадники могли преодолеть сотни миль за несколько дней, если позволяла погода. Но Гейл исчез. Возможно, он умер. Мысль эта была непереносима. Десятилетия минули с того времени, когда они так любили друг друга, а сейчас его лучники охраняли ее страну, единственное настоящее препятствие на пути безумной, все возрастающей власти Гассема.

— Есть какие-то доказательства, что он владеет шахтой? — спросила она своего Южного Хранителя.

— Оружие, Ваше величество. Копья, мечи, топоры и булавы, возможно, даже доспехи из стали.

На это военные, сидевшие за столом — основные члены Совета — рассмеялись.

— Перестаньте, — сказал принц-консорт, старый служака, весь покрытый шрамами. — Отборные войска Гассема — варвары с островов, а они презирают доспехи. Он никогда не будет расходовать сталь на своих пеших солдат!

Южный Хранитель вытащил что-то из поясного кошеля.

— Несколько дней назад с границы явился дезертир. Он направился прямиком в таверну и попытался обменять это на выпивку. Один из моих солдат, оказавшийся в таверне, был достаточно трезв, арестовал этого человека и доставил его со своим товаром ко мне. — Он пустил маленькую вещицу по кругу, и у каждого, бравшего ее в руку, лицо выражало ужас. Вещица дошла до принца-консорта, его лицо тоже выразило смятение, а королева нетерпеливо выхватила вещицу из его рук.

Это был наконечник стрелы, похожий на тысячи других, с той только разницей, что обычно они делались из камня, а самые лучшие — из бронзы. Этот же, цвета тусклого серебра, несомненно был из стали.

— Это действительно очень важно? — спросила она у принца-консорта.

— Ваше величество, — ответил тот, кто был ее мужем уже пятнадцать лет, но на совете обращался к ней официально, — в войсках Гассема более всего презирают лучников. Островитяне полагают почетной только битву лицом к лицу. Даже метание дротиков они относят скорее к спортивной прелюдии к бою, нежели к серьезной битве. Низший раб-копейщик ценится выше, чем лучник. Раз Гассем стал делать стальные наконечники для лучников, это означает одно — стали у него больше, чем он может использовать.

— Как давно он захватил стальную шахту? — спросила королева.

— Немногим менее года назад, — ответил Бардас, ее старший советник.

Ее охватила волна облегчения.

— Так он не мог еще полностью оснастить армию стальным оружием?

— Наверняка нет, — заверил ее Южный Хранитель. — Я принес этот наконечник, чтобы показать Вашему величеству, насколько этот человек уверен в своем богатстве. Увидев эту вещь, я пригласил нескольких мастеров кузнечного дела и задал им пару вопросов. Они рассказали, чем обработка стали отличается от обработки серебра, золота, меди и бронзы. В любой стране мастеров, умеющих работать со сталью, очень мало, и в основном все они уехали в страну короля Гейла, ведь много лет он был почти монополистом.

— Так почему Гассем не вооружил стальным оружием своих отборных воинов раньше, чем презираемых им лучников? — спросила королева.

— Кузнецы сказали, что эти маленькие, простые вещи просто идеальны для обучения новых мастеров обработки металла. Набрав опыта и уверенности, они смогут выполнять более сложные задачи. Скоро мы увидим наконечники дротиков, потом острия копий. И только потом, через год-два, они смогут делать мечи и копья целиком из металла — их так любят шессины.

— Он не рискнет напасть на нас раньше, чем полностью снабдит армию стальным оружием, — сказала она.

— Хотелось бы верить, — рассудительно заметил Бардас.

* * *

Королева распустила Совет, включая супруга, и пригласила Бардаса проводить ее до личных покоев.

Члены Совета поклонились, и королева удалилась в свои апартаменты, примыкающие к залу Совета. Придворные дамы и хорошо вышколенные слуги уже приготовили для нее террасу, непостижимым образом, известным только придворным и домашним, угадав, что заседание Совета будет не из приятных. Она рухнула в кресло со множеством подушек, и в ее руках волшебным образом появилась чашка с холодным чаем. Одна из дам осторожно расслабила шнуровку на платье королевы, которую та требовала шнуровать чересчур туго, борясь с неумолимо расплывающейся талией.

Королева Шаззад из Неввы была очень привлекательной женщиной лет за сорок, ее когда-то черные волосы только начали покрываться сединой. Лицом она еще напоминала ту юную красавицу, но заботы и тяготы королевских обязанностей оставили следы на ее лице, добавив ему силу, в юные годы прятавшуюся глубоко внутри.

— Ваши советники опять вели себя дерзко, Ваше величество? — спросила госпожа Зийна, ее ближайшая компаньонка.

— Нет, но у них много недобрых предчувствий. Думаю, на этот раз обоснованных. И я еще не закончила. Бардас дожидается за дверью, и мне придется с ним посовещаться прежде, чем я смогу отдохнуть.

— Вы слишком многое позволяете своим советникам, Ваше величество, — сказала Гулда, остролицая женщина, приносившая все придворные сплетни.

— Они не нужны мне, будь они покорными домашними собачками, — ответила Шаззад. — Нынешние времена нуждаются в сильных людях. Годы назад я поняла, какие несчастья могут приключиться, когда власть в руках неженок и подхалимов. Мне нужны сильные духом, а если иной раз они обратятся ко мне чересчур резко — что ж, за эти годы я стала толстокожей. Лучше неприятный осадок, чем шессины в нашей стране.

— Конечно, вы правы, — сказала Зийна, вовсе так не думая.

Она могла бы стать куда счастливее, подумала королева, если бы все мужчины, в том числе и ее муж, приближались к королеве, стоя на коленях, а еще лучше — подползая на животах.

— Пригласи Бардаса и оставь нас одних, — приказала королева.

Остальные молча удалились. Через мгновение появился старший советник, высокий, представительный человек, бывший много лет назад солдатом.

— Сядь, Бардас, — и она указала на кресло, стоявшее лицом к ней. — Выпей вина, и давай поговорим об опасности.

— Придется очень много говорить, Ваше величество. — Бардас устроился в кресле и взял кубок, но пить не стал.

— Я не считаю себя бестолковой, — сказала Шаззад.

— Ни в коем случае, Ваше величество, — торопливо вставил Бардас.

— Но кто-то должен мне объяснить, почему смена металла так сильно нарушает равновесие. О, я прекрасно понимаю, что сталь тверже бронзы, но разве более прочный меч — достаточная гарантия военного превосходства?

— Боюсь, в данном случае — именно так, — со скорбным лицом сказал Бардас.

— Но у нас есть своя сталь, — запротестовала королева. — Я много лет покупала ее у короля Гейла. У всех наших офицеров сейчас стальные мечи.

— Их недостаточно, — сказал Бардас. — Если у всех солдат Гассема будет стальное оружие, их превосходство станет ужасным. Стальной меч прорубит наши кожаные, плетеные и деревянные щиты, как бумагу. Наши доспехи, даже бронзовые доспехи офицеров, не выдержат ударов их копий и стрел. Но есть и еще кое-что. Подумайте, Ваше величество, мало кто из наших солдат видел сталь. Это почти легендарный металл, символ несокрушимости. Не так уж много лет назад стальное копье короля Гассема считалось не только великой расточительностью, но и знаком того, что боги предрешили ему править миром.

245
{"b":"558863","o":1}