ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но это оружие долго заряжать, — заметил Гейл. — Одним залпом, пусть даже массированным, они не смогут уничтожить всю мою армию. Большая часть шариков попадет в землю, или улетит к облакам, или пройдет между всадниками, не задев их. Мы сражаемся в разомкнутом строю.

— Они не будут стрелять одновременно, — сказал Драгоценный Камень. — Они стреляют шеренгами. Я объясню. Вспомните, как они стояли на учебном поле, выстроившись шеренгами. Вот так они идут на противника — рядами, по пять-шесть шеренг одна за другой. Противник приближается, первая шеренга целится. Как только противник оказывается в пределах досягаемости, первая шеренга по команде стреляет, все разом. Тут же они падают на колени и перезаряжают трубки, а вторая шеренга стреляет поверх их голов. Потом падают на колени они, а стреляет третья шеренга. К тому времени, как последняя шеренга выстрелит, первая уже перезарядила трубки и готова встать и снова стрелять. Плотность огня ужасная. С каждым залпом стреляет только одна пятая или одна шестая всей армии, но ведь огонь беспрерывен. И они могут стрелять целый день. Много физических сил для этого не требуется.

Гейл и Каирн подумали о возможных последствиях.

— Многое проясняется, — признал Гейл. — И все равно мне трудно поверить, что у этого метода нет слабых мест. Стоя вот так в длинных шеренгах на поле боя, они должны быть очень уязвимы с флангов.

— Они справляются и с этим, — парировал Драгоценный Камень. — Именно поэтому они и тренируются бесконечно, час за часом, день за днем. Они меняют позиции быстрее, чем вы можете себе представить, двигаясь в шеренгах и превращая фланги в передовую позицию. Если вы атакуете со всех сторон, они выстроятся в каре и будут стрелять во все четыре стороны.

— Вы военный человек, господин Драгоценный Камень? — спросил Гейл.

— Мне приходилось сражаться, — ответил мятежник.

— Тогда вы знаете, что тактика и маневрирование — только часть победы. Самым решающим фактором обычно является выбор места и времени для битвы.

Драгоценный Камень кивнул.

— Это правда.

— И не для того вы ждали меня здесь, чтобы сообщить, что мой противник непобедим, верно?

Драгоценный Камень рассмеялся.

— Да уж наверное! Я хотел рассказать, как будет сражаться ваш противник и посоветовать не втягивать его в битву на открытых равнинах, как вы, по моему разумению, поступали раньше.

— Неровная, холмистая местность будет гораздо лучше, — задумчиво сказал Гейл. — Мы сможем подобраться ближе к ним прежде, чем они сумеют построиться в шеренги, и укрываться за холмами и в оврагах после того, как выпустим стрелы. Их боевые порядки не смогут оставаться такими же плотными на неровной местности.

Драгоценный Камень широким жестом указал вокруг себя.

— Лес тоже хорош. В лесу можно захватить эту армию, пока она марширует, пострелять и скрыться за деревьями, а потом поразить их уже в другом месте.

— Мои всадники не многого стоят в лесу, — ответил Гейл. — Подвижность и стрельба из лука по далеким целям — вот как мы сражаемся.

Драгоценный Камень ухмыльнулся.

— Прямо на север отсюда, сразу за Серой Рекой, есть холмистая местность, просто идеальная для вас. Армия, только что прошедшая через наш лес и несшая потери каждую милю, будет здорово обработана для встречи с вами, всадниками, на неровной местности. По правде говоря, даже пересечь саму реку совсем непросто.

— Видимо, так, — согласился Гейл. — Но я уже сказал — у меня возникли проблемы дома. Пожалуй, потребуется немного подумать. Но мы будем сообщаться. Утром, перед нашим уходом, продумаем сигналы, знаки и пароли, чтобы вы узнавали моих истинных посланцев.

— Превосходно, — сказал Драгоценный Камень. — Король Гейл, хотите еще один совет?

— Да?

— Не тратьте слишком много времени, пытаясь решить ваши проблемы дома. Не думаю, что Мертвая Луна будет долго собираться в поход против вас.

На следующее утро, решив все неотложные вопросы, Гейл и Каирн продолжили свой путь. Дождь слегка утих, и с ними пошли провожатые, чтобы быстро доставить их к ближайшей переправе через реку. Гейл тихонько попросил Каирна воздержаться от обсуждения важных вопросов, пока провожатые могут их слышать. Поэтому юноша ехал, погруженный в собственные мысли.

Он надеялся еще раз увидеть Звездное Око, но, похоже, не получится. Каирн рассказал о женщине отцу. Рассказ произвел на Гейла впечатление, но он предостерег сына:

— Замечательная молодая женщина, но будь начеку. По твоему описанию она аристократка, возможно, у нее есть основания прятаться в лесу. Она могла поссориться с Мертвой Луной и его кликой. Она даже может быть членом его семьи, но утратила их расположение.

— Наверняка нет! — возмутился Каирн.

— А почему нет? — парировал отец. — Когда-то Гассем был моим молочным братом. Такое случается и в лучших семьях.

Тут Каирну пришло в голову, что, если война начнется, она будет идти рядом с жилищем Звездного Ока, и он сумеет отыскать ее. В одном он теперь был уверен: после всех происшедших событий отец не сможет запретить ему быть воином своей армии.

Наконец их провожатый, тот самый человек, что первым встретил их в лесу, перевел отца и сына через дамбу и по илистой тропке вниз, к паромной переправе. Узкая тропа упиралась в причал, и не похоже было, чтобы этот паром перевозил много пассажиров.

— Отсюда никто не сообщит, что переправлял беглецов, — заверил их провожатый. — Я думаю, вы на целый день опережаете погоню. Оставляю вас здесь. Удачи. — Он вновь перешел через дамбу и скрылся в лесу.

Старик у переправы в изумлении смотрел на их приближение с караваном животных.

— Торговцы кабо, что ли?

— Вот именно, — ответил Гейл. — Мы направляемся на ярмарку на той стороне реки, и если не переправимся быстро, можем опоздать.

— Ну, вы пришли куда надо. Это самый быстрый паром на реке. Заводите животных, и отправимся.

Путешественники с сомнением оглядели скрипучую, протекающую посудину, но взошли на борт. Кабо были категорически против этой идеи, но Гейл воспользовался своим легендарным умением и успокоил их.

Паромщик потянул бесконечную веревку, соединявшую оба берега, и паром медленно и лениво начал продвигаться вперед.

— Если один из вас поможет мне, а второй начнет вычерпывать воду, — сказал старик, — мы будем двигаться быстрее.

Гейл схватился за веревку, и паром тут же утроил скорость, а Каирн нашел деревянное ведерко и начал вычерпывать воду. Он тут же обнаружил, что, работая быстро, избавляется от воды с той же скоростью, с какой она набирается в судно.

— А вы крепкие ребята, — сказал словоохотливый паромщик. — Это правильно, вычерпывай давай, парень. Ваша скотина здорово весит, понимаешь ли. Лодка осела в воду глубоко, поэтому и вода прибывает быстрее, чем обычно. Скот — это бремя. Тяжелы на борту, и убираться после них надо.

— Я заплачу тебе больше за труды, — сказал Гейл.

Сильно напрягая мускулы, он протащил маленькую посудину еще на три фута вперед. К этому, времени старик больше изображал, что он тянет веревку, чем делал это на самом деле.

У середины реки веревка оказалась поднятой высоко на сваи, чтобы пропускать большие корабли. Перетягивать паром от сваи до сваи приходилось с помощью длинных шестов с крючками, и только с другой стороны можно было снова тянуть за веревку. Целый час в изнурении они тянули, и вычерпывали, и наконец добрались до западного берега.

— Ну, что? — сказал паромщик, ухмыляясь беззубым ртом. — Говорил я вам, что у меня самый быстрый паром на реке?

— Держу пари, никто не смог бы пережить самый медленный, — проворчал Каирн. Но все равно ему было весело. Они еще находились на территории Мецпы, но уже пересекли реку и почувствовали себя почти на родных равнинах. Гейл безропотно заплатил непомерно много.

— Теперь надо скакать быстро и быть начеку, — сказал он, когда они отъехали от реки. — Возможно, Мертвая Луна известил всех на этой дороге с помощью быстрых лодок и курьеров. Будем убегать, где возможно и сражаться, если придется. Вперед! — Они пустили кабо легким галопом. Соблазн помчаться быстрее был велик, но, даже меняя кабо, они быстро замучают их. Аллюр три креста следовало приберечь на крайний случай, если придется удирать от противника.

248
{"b":"558863","o":1}