ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гейл полагал, что пехота и тяжелые обозы со снаряжением тоже передвигались беспрепятственно, хотя и медленнее. Но вообще он мало чего опасался. Это как раз такая кампания, в которой невванцы значительно превосходят все остальные страны, а королева Шаззад довела свою военную машину до высочайшей степени преданности и эффективности. И они ненавидели и боялись Гассема.

Каждую ночь Гейл объезжал своих людей, пока они урывали немного сна.

Ему не хотелось делать это очевидным для всех, и все же он должен был удостовериться, что с его сыновьями все в порядке. Недостойно проявлять о них чрезмерную заботу, но он всего лишь человек. Они оба — молодые воины в своем первом походе, и он не назначил их командирами, хотя и был уверен, что они смогут выполнить эти обязанности и обладают качествами руководителя. Нет, они пройдут эту кампанию, как рядовые воины, пока не сумеют проявить себя.

Чива должна быть относительно спокойной частью кампании в смысле боев и потерь, но изнурительной из-за головокружительной скорости, что он предвидел. Зато это поможет сплотить огромную, противоречивую армию в боевую единицу с полной согласованностью всех ее частей. Предлагаемая скорость закалит их и подготовит к следующим стадиям, куда более суровым. Все неопытные воины получат крещение кровью и немного привыкнут к тяготам боев.

Только закаленная, жесткая, профессиональная армия сможет промчаться по перевалам в Соно. Он создаст непревзойденную военную машину, которая однажды лицом к лицу встретится с Гассемом где-нибудь на восточном побережье.

* * *

— Мой король, — сказал страж рамди, стоявший у маленькой палатки, единственного убежища, которое Гейл позволял себе во время кампании. — Явился гонец.

Гейл проснулся. Судя по звездам, спал он около двух часов. Гонец подвел кабо к палатке и протянул трубку с донесением. Офицеры собрались вокруг, чтобы услышать, что происходит.

— Откуда ты скачешь? — спросил Гейл, взяв трубку.

— Из Пако. Это прислал адмирал Саан.

— Пако! — это был самый восточный порт Чивы.

Гейл рывком открыл трубку и начал читать свиток, улыбаясь все шире с каждой строчкой.

— Адмирал Саан сообщает нам, что все порты Чивы теперь безопасны и надежны. Они не просто блокированы, они сдались! Не ускользнуло ни единого судна, чтобы сообщить о нашем нападении. Морская фаза чиванской кампании завершилась на девять дней раньше намеченного!

Офицеры хрипло закричали «Ура!» Все знали — больше всего Гейл боялся, что какой-нибудь корабль ускользнет, и Гассем узнает об их приближении. Имея достаточно времени для подготовки, ужасный завоеватель смог бы дать достойный отпор. А пока все идет неплохо.

* * *

В последующие дни они скакали и сражались, снова скакали и снова сражались, и в конце концов этот ритм так захватил их, что стал почти естественным. Слабость и усталость первых дней прошли, вместо них, как результат бешеной скачки, появилась нечувствительность, заставлявшая их сваливаться с седла и засыпать поверх одеял. Впрочем, по утрам энергия возвращалась к ним.

Всю армию охватило возбуждение первых дней кампании, но более глубокое, источником которого была важность их миссии, ошеломляющие действия и вера в своего предводителя.

То, что они совершали, не делал никто и никогда: поход через половину мира и уничтожение величайшего завоевателя всех времен и народов. И теперь они поверили в собственную непобедимость. Они черпали свою уверенность в Гейле, человеке, достаточно дерзком, чтобы задумать такой поход, и достаточно обаятельном и вдохновенном, чтобы убедить невванцев принять в нем участие, пусть даже на вторых ролях. Кто сможет победить короля, который общается с духами земли, неба и воды?

Гейл осадил кабо на вершине горного перевала. Офицеры окружили его, подъехали и сыновья.

— Двадцать восемь дней! — прокричал король среди буйного восторга.

Молниеносная кампания по захвату Чивы прошла быстрее, чем он смел надеяться. Потерь было немного, теперь у него есть настоящая армия. Ни один человек в ней не станет колебаться, приказы выполняются немедленно.

— Еще довольно рано, мой король, — сказал командир дивизии. — Отправимся на Соно сегодня?

— Нет, пока не узнаем, что остальные тоже прошли свои перевалы. Мы атакуем Соно одновременно. Давайте посмотрим, кого нашел летучий отряд.

На лугу с чиванской стороны перевала они обнаружили под охраной около сотни мужчин и женщин. Глаза их расширились от появления свирепых верховых воинов, но вообще-то они были довольно спокойны. Гейл строго приказал обращаться с ними хорошо и заверить, что удерживают их временно.

Офицер амси встал и отсалютовал.

— Они не доставили нам проблем, мой король. Мы не очень хорошо знаем их язык, но постарались понять все. Двое попытались бежать в первую же ночь. Мы держим их отдельно.

— Я хочу их допросить, — сказал Гейл. — Отведи меня к ним.

Вслед за амси он подошел к дереву, под которым сидели двое, связанные по рукам и ногам, под охраной двух юных воинов с обнаженными мечами. Сыновья Гейла и офицеры держались немного поодаль, пока он изучал этих двоих в длинных полосатых халатах и маленьких тюрбанах.

В ушах у обоих болтались многочисленные подвески и серьги.

— Это вы король Гейл? — спросил один. — Ваше величество, это ошибка. Мы скромные торговцы пряностями. Мы не враги!

— Вы пытались сбежать. Почему? — Голос Гейла звучал спокойно и холодно.

— Почему? Какой храбрец не попытается сбежать из плена? Почему мы должны верить, что нас не убьют или не потребуют за нас выкуп? Мы считали, что это обычные бандиты, прикинувшиеся вашими людьми.

— Звучит разумно, — согласился Гейл. Потом обернулся к вождю летучего отряда. — Куда они направлялись, когда вы их поймали?

— В сторону Соно, и так быстро, как только могли бежать их горбунки, и никого из нас не заметили.

— До нас дошли слухи, что в стране идет война. Мы побоялись, что началось восстание против короля Гассема, и решили, что лучше всего оказаться где-нибудь подальше отсюда.

— Слухи не могли нас обогнать, — возразил Гейл. — Держу пари, вы скакали от самой невванской границы, покупая или воруя сменных животных, потому что загоняли их до смерти.

— Вы ошибаетесь, Ваше величество, — сказал второй купец. Из-под его тюрбана струился пот.

Военный вождь мэтва по имени Йохим вышел вперед и наклонился, по очереди изучая оба потных лица.

— Я знаю этих двоих, — сказал он наконец. — Два года назад они приезжали на ярмарку засушливого сезона, и тогда они не были торговцами пряностями; они покупали сталь.

— С каких это пор купеческая гильдия разрешает торговцам менять вид деятельности? — потребовал ответа Гейл.

— Этот человек ошибся, — сказал первый купец.

— Нет, он не ошибся. Вы — шпионы Лерисы. Знаю я вашу породу.

Страж потрогал острие меча.

— Убить их, мой король?

— Нет, — сказал Гейл. — Они преданно служили своей госпоже. У меня слабость к дерзким и отважным.

— Мой король, я протестую! — вскричал Йохим. — Они не воины, а подонки, служащие за плату. Убей их!

Раздались крики согласия.

— Нет мы убиваем только солдат в открытом бою. И так будет всегда. — Гейл повернулся к стражу. — Найди кольцо от подпруги, разогрей его на огне и поставь круглое клеймо на левой щеке каждого. — Потом он повернулся обратно к шпионам. — Я дарую вам жизнь. Но если вы когда-нибудь появитесь в моих землях, первый же воин, увидевший клеймо, убьет вас на месте.

— Это уже кое-что, — сказал Йохим, уходя вместе Гейлом. — Я уж было решил, что вы стали сентиментальным.

В лагере Гейл не спал вместе с сыновьями до поздней ночи, ожидая гонцов с сообщениями от других корпусов. К полуночи те доложили, что перевалы пройдены. Гейл отправил гонцов обратно, разрешив всем два дня отдыха. Перед рассветом третьего дня они обрушатся на Соно.

— Теперь нас никто не победит, — сказал Анса, когда они втроем сидели у сторожевого костра.

269
{"b":"558863","o":1}