ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как скажете, моя повелительница. Как нам следует обращаться с этими путешественниками?

— Дайте им понять, что мы сильны, но будем гостеприимны с ними. Я не могу поверить, что они проявят враждебность, имея всего три корабля. Но они могут представлять опасность, если обладают мецпанскими огненными орудиями. Выясните это, прежде чем позволите им причалить!

— Как прикажет моя королева!

Он отсалютовал и спустился с холма, чтобы принять на себя заботу о приеме гостей.

Лериса ненавидела ожидание, поэтому поднялась и ушла во дворец. Его обстановка была безукоризненной, но совершенно простой. На завоеванных территориях венценосная чета жила среди варварского великолепия, но дома, на своих островах, они предпочитали простоту, что являлось их родовой чертой.

Дворец был деревянным, с соломенной крышей. Кроме огромного тронного зала здесь имелись лишь арсенал, да несколько небольших жилых помещений. Охрана спала в хижинах позади дворца.

Лериса прошла через дверной проем, охраняемый двумя свирепыми женщинами из королевской гвардии. Ярко раскрашенные стражницы поклонились королеве. Их восхищение Гассемом было велико и поражение короля нисколько не уменьшило это чувство.

Внутри спальни еще четыре женщины охраняли покой раненого. Там же находился врач, знаменитый хирург, взятый в плен при завоевании Неввы. Он знал, что последний день жизни короля будет последним и для него, и поэтому был чрезвычайно заботлив и внимателен.

— Как он? — тихо спросила Лериса.

— Никаких изменений со времени вашего последнего визита, — сказал доктор.

Король лежал на матраце, набитом травами, что, по убеждению лекарей, могло приблизить выздоровление. Его мощное тело исхудало, щеки впали, кожа обтягивала череп; грудь слабо опускалась и поднималась с каждым вздохом.

— Покажи мне рану! — приказала королева.

Целитель приподнял окровавленную марлевую повязку, обнажив дыру, пробитую копьем Гейла в груди короля. Она не стала шире, как часто случалось за прошедшие месяцы, но и выздоровление было мучительно медленным. Лериса очень боялась, что мстительные духи могут проникнуть в тело Гассема через рану и убить его. Даже если на это их сил не хватит, они, по крайней мере, могут задержать выздоровление. Король не болел никогда в жизни и всегда быстро восстанавливал силы после любых ранений.

— По-моему, рана немного затянулась за последние дни, — неуверенно произнесла Лериса.

— Вполне вероятно, слегка, моя повелительница, — согласился врач. — Пульс у него сильный и ровный, и дыхание теперь куда лучше, чем месяц назад. Легкое, судя по всему, уже здорово.

Лериса наклонилась и поцеловала Гассема в лоб. Веки короля затрепетали, глаза открылись — и Гассем чуть заметно улыбнулся, узнав супругу.

— Ты в платье, моя маленькая королева? — его голос звучал едва слышно. — Уж не готовишься ли ты к моим похоронам?

— Не шути так, — мягко упрекнула его Лериса. — Через несколько дней ты сможешь подняться и начнешь планировать новый поход. Просто к нам приближаются несколько кораблей, и я должна приветствовать их. Похоже, это путешественники. Мы никогда не видели ничего похожего на эти корабли. Чувствую, здесь должна быть какая-то выгода…

— Если выгода есть, то ты ее обязательно отыщешь, королева, это у тебя всегда хорошо получается! Но прибывшие должны быть уверены, что я где-то неподалеку.

— Мы скажем им, что ты уехал осматривать внутренние земли и скоро вернешься. Они не узнают, что ты болен.

— Вот и хорошо… — Глаза короля закатились, веки сомкнулись. Всего несколько фраз изнурили Гассема. Но, по крайней мере, на этот раз он узнал ее, хотя такое случалось не всегда.

Когда королева вернулась на веранду, первый корабль еще только входил в пролив между мысами. Лериса села и снова приникла к подзорной трубе, изучая корабли.

Она поняла, что Юххо сказал правду. Ни в одном порту не видела королева таких судов: на двух передних мачтах крепились квадратные паруса, очень короткая задняя держала наклонную рею, с которой свисали небольшие треугольные паруса. Корпус корабля был более высоким и округлым, чем у судов, к которым она привыкла, что, однако, не мешало чужаку двигаться достаточно маневренно. Паутина канатов довершала его оснастку. На некогда яркой обшивке корабля виднелись следы долгого и трудного плавания.

Кроме этого королева смогла понять совсем немного. Пока она наблюдала за кораблем, на нем спустили все паруса кроме нескольких самых малых, и с борта на воду сбросили лодку. Она пошла на веслах в обход корабля, и Лериса заметила, что люди на борту корабля в это время засуетились, — похоже, они что-то кричали гребцам в лодке. Королева надеялась, что ей не придется долго ждать новостей.

Каноэ, полные воинов-шессинов, двинулись вперед, навстречу прибывающим кораблям. Мужчины выставили перед собой щиты и направили копья в сторону чужаков. Они не издавали ни звука, никак не демонстрировали свою силу, но даже бездействуя они излучали угрозу. Да и другие островные расы были лишь немного менее устрашающи.

Второй корабль, немного больше первого, вошел в пролив. Спустя несколько минут и третий, самый большой, прошел между мысами. Корабли были одинаково оснащены и отличались, видимо, только размерами. Красное знамя развевалось на грот-мачте последнего корабля. Его украшало изображение головы какого-то непонятного существа с золочеными закрученными рогами. Такой стиль был королеве абсолютно незнаком.

«Я уверена, что извлеку из этого выгоду…» — подумала королева. У них отняли все, кроме родных островов. Теперь на сцене появились новые действующие лица, — и, возможно, эти новички окажутся в силах изменить так неудачно для них сложившееся положение вещей.

В конце концов, три корабля замерли на безопасном расстоянии от берега в центре залива. Большая лодка отошла от одного из них, и моряки направили ее к берегу. Они двигались вперед среди плеска весел, и по воде побежали мелкие волны. Королева заметила, что металлов у этих людей было явно в избытке, раз они использовали их для такой мирной цели, как изготовление уключин. Обладание золотом, серебром, медью и бронзой означало богатство. Обладание сталью означало силу.

— Не смейтесь над ними, как бы они ни выглядели! — предупредила королева своих людей. — Они мои гости, пока я не передумаю.

Двойная шеренга каноэ образовала коридор, ведущий прямо к причалу напротив дворца. Движение лодки было неторопливым и величественным. Лериса понимала, что чужаки сознательно не спешат. Они знали, что приближаются к правительнице, и старались подчеркнуть свою значимость. Это был вид дипломатической игры, в которой королева стала искусным игроком за годы своего правления.

Наконец лодка причалила, гости ступили на деревянный причал, и пошли к дворцу. Пенду сопровождал их, ведя между шеренгами воинов. Возглавляли делегацию чужаков шестеро мужчин важного вида, еще десяток сопровождали их — это были легко вооруженные воины.

Конечно, охрана в таком количестве выглядела просто смешно на фоне целой армии шессинских воинов, — ведь ни один из чужаков не имел при себе того огненного оружия, которого так страшилась королева.

Предводитель путешественников оказался высоким дородным мужчиной с веерообразной бородой, рассыпавшейся по груди. Лериса недолюбливала волосатые лица — ее люди всегда были гладко выбриты. Но этот человек был примечательным: его волосы и борода были пестрыми, каштановые пряди перемежались в них с почти чисто алыми. Королева не могла точно сказать, натуральные они или же крашеные. Она никогда прежде не видела крашенных мужчин.

Одежда на предводителе иноземцев была свободная, даже мешковатая, сшитая из кусочков кожи и тканей ярких цветов. Люди, шедшие за ним следом, были одеты точно так же.

Лериса заметила и медь, и сталь в их оружии. Особенно примечательными были их длинные мечи, висевшие в ножнах на поясах: рукоятки искрились драгоценными камнями, вплавленными в серебро. Все охранники носили серебряные браслеты и цепи на шее.

281
{"b":"558863","o":1}