ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из бокала Анса отхлебнул кисловатого фруктового сока.

Если он сделает так, то может принести чуму своему собственному народу. Но нет, это невозможно, решил он. Если он и впрямь подцепил заразу, то либо умрет, либо выздоровеет задолго до того, как прибудет домой. Наверняка тогда уже он не сможет никому передать болезнь. Но как узнать наверняка?

Одно казалось очевидным: его миссия потерпела неудачу. Королева была полна решимости уничтожить своих врагов-островитян и не собиралась сражаться с Мецпой. Желание разделаться с Гассемом и Лерисой превратилось у нее в навязчивую идею, затмив более насущные цели.

Он знал всю эту историю; за последние годы отец много раз рассказывал ее от начала до конца. Отец Шаззад потерпел сокрушительное поражение в битве и потерял почти весь невванский флот. Сама Шаззад попала в плен и стала рабыней Лерисы, пока, наконец, отец Ансы со своими войсками не освободил город и принцессу.

Анса на собственном опыте знал, как обращаются Гассем и Лериса со своими пленниками и рабами, которым не посчастливилось привлечь их внимание. Он мог представить, как терзало это унижение душу Шаззад на протяжении долгих лет. Внешне казалось, что новый военный поход она затеяла лишь ради спокойствия королевства, но на самом деле она желала отомстить. Королева не признает никакого иного врага, покуда не расправится с этими давними противниками.

Но что будет теперь с военной кампанией? Наверняка чума помешает всем планам. Это также требовалось обдумать как следует. Возможно, если морской поход придется отложить, то Шаззад согласится на более скромную сухопутную кампанию?

Однако тут же Анса осознал, сколь бессмысленны все его домыслы. Все, что угодно, может произойти во время чумы. Еще неизвестно, будет ли он сам жив через несколько дней, и что случится с Шаззад. Он знал, что во время эпидемий люди нередко впадают в безумие. Они будут готовы последовать за любыми фанатиками, которые пообещают им божественное вмешательство. Порой в такие времена случались восстания, и бунтовщики сбрасывали с престола прежних правителей, словно надеялись, что политические перемены помогут остановить болезнь. Оставаясь во дворце, он может подвергнуться еще большей опасности…

Покончив с завтраком, Анса вернулся в свои покои и собрал пожитки в одном месте. Теперь, если будет необходимо, он сможет очень быстро сбежать отсюда. Анса обнаружил, что балкон в его спальне выходит во двор, откуда было рукой подать до конюшен.

Чуть ниже располагалась одна из бесчисленных террас дворца, а дальше простиралась лужайка со статуями и подстриженным кустарником. Он вполне мог спрыгнуть на террасу с балкона, оттуда перескочить через балюстраду и оказаться на конюшнях в считанные минуты.

Приняв такой план бегства, он подобрал свои вещи и небрежно сложил их у выхода на балкон. Затем, одолеваемый беспокойством, Анса прошел на свою террасу. Стол с остатками завтрака уже убрали слуги, незримые и неслышные, точно призраки. Откуда-то издалека доносились звуки арфы и флейты, словно сегодня был самый обычный день. Должно быть, таковы приказы Шаззад: она наверняка потребовала от окружающих, чтобы все продолжали вести обычную жизнь и пресекали любую панику.

На городских улицах далеко внизу он разглядел несколько процессий. Люди влекли на плечах длинные носилки: это хоронили, а точнее, сжигали мертвецов. Но много ли их сейчас?

— Четыреста человек, — раздался голос за спиной, словно он высказал свой вопрос вслух. Обернувшись, Анса увидел королеву, которая прошла на террасу и встала рядом с ним.

— Четыре сотни трупов за одно только утро. К ночи, полагаю, их будет не меньше тысячи. — Она оперлась о балюстраду, глядя не на Ансу, а на пораженный болезнью город. — Мы вынуждены сжигать тела, и это огорчает людей почти так же сильно, как сама эпидемия. В нашем народе сильны древние традиции. Мы очень привязаны к нашим ритуалам, и самым священным из них являются похороны. Обычно они занимают шесть дней, с установленными периодами траура. Даже бедняков хоронят с большой пышностью. А теперь мы сжигаем мертвецов, словно отбросы…

— Могут начаться беспорядки? — спросил он.

— Я не предвижу в будущем ничего, кроме беспорядков. — Повернувшись, она взглянула ему в лицо. — Уже сейчас мои советники требуют, чтобы я покинула город.

— Не делайте этого, — посоветовал он. — Они просто хотят захватить власть в ваше отсутствие.

Уголки ее рта слегка дернулись.

— Похоже, отец многому тебя научил. Да, мне известны все их хитрости и маневры. Но они не зря беспокоятся. В прошлом вслед за крупными эпидемиями всегда приходили восстания и междоусобицы.

— Может, все не так серьезно? — без особой надежды предположил он. — Может, болезнь убьет пару сотен человек и исчезнет так же быстро, как появилась?

— Во имя всех богов, я мечтаю об этом! — Королева покачала головой. — Лишь в такие моменты я начинаю взывать к богам. В юности я предавалась запретным религиозным культам. Мы вернули ритуалы, запрещенные в Невве на протяжении многих тысяч лет. Колдовство и черная магия интересовали меня.

Анса гадал, с какой стати она рассказывает ему об этом. Должно быть, королеве просто хотелось с кем-либо поговорить, — с человеком, который не принадлежал ее миру, но одновременно был ей почти ровней. Что ж, если это ей так необходимо, он попытается быть любезным собеседником. Анса еще не утратил надежды уговорить королеву помочь ему в войне против Мецпы.

— Для юных, избалованных и безответственных отпрысков богатых семей запретные культы всегда очень привлекательны. Я стала игрушкой в руках злых жрецов и колдунов-шарлатанов. — Шаззад невидящим взором уставилась куда-то вдаль. — Когда я образумилась, то приказала повесить большинство из них. Однако другие остались в живых, и сегодня они воспрянули духом. Всевозможные нарушители спокойствия попытаются обогатиться на нашей общей беде.

— Издайте указ, — посоветовал он. — Пригрозите казнью всем тем, кто обещает защиту от чумы, обращаясь к черным богам.

— Я уже сделала это, но сомневаюсь, что указ поможет. Когда люди в отчаянии, они забывают об осторожности. Если бы с этим можно было хоть как-то бороться!.. Мои лекари убеждены, что именно чужаки с юга принесли к нам эту заразу, но они не имеют понятия, как она распространяется. Через воду? Через дыхание? Через телесный контакт?

— Но откуда им знать, что именно чужеземцы принесли болезнь? — спросил он.

— Во-первых, совпадение слишком велико, чтобы в этом усомниться. Еще важнее, что впервые болезнь появилась в двух местах: в гавани и во дворце. Именно здесь впервые объявились чужаки. В других районах города чума пока еще не обнаружилась.

— Тогда, может быть, есть шанс сдержать заразу?

Королева покачала головой.

— Нет. Чужеземцы пробыли здесь слишком долго и общались с самыми разными людьми. Просто в других местах недуг возникнет позднее.

Королевский посланец вбежал на террасу и упал на одно колено, протягивая королеве медную трубку. Она приняла послание, вскрыла его и, развернув пергамент, стала читать. Затем со вздохом бросила листок на каменный пол.

— Этого я и боялась. Болезнь появилась в трех селениях в десяти лигах от города. В одной из деревень первый случай был четыре дня назад. Должно быть, кто-то из портовых рабочих уехал туда в тот самый день, когда появились иноземцы. Теперь зараза вырвалась на свободу и скоро опустошит все мое королевство.

— И не только ваше, — напомнил ей Анса. — Чума никогда не блюдет границ, установленных людьми.

Шаззад невесело засмеялась.

— Однако, поскольку пойдет она именно отсюда, то все станут называть ее «невванской чумой» или «проклятием Шаззад». Во всем обвинят меня одну.

— А где эти чужеземцы? — поинтересовался Анса.

— Некоторые остались на кораблях. Другие живут в доме, который я им предоставила. Все они здоровы, однако надолго ли?.. Возможно, они так же восприимчивы к нашим болезням, как и мы — к их.

— Либо они проживут недостаточно долго, чтобы заболеть, — резонно указал Анса. — Люди разорвут их на части, если узнают, что именно они были разносчиками чумы. Вам следует выставить стражу, чтобы защитить иноземцев.

307
{"b":"558863","o":1}