ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы очень сильно можете повлиять на ход событий, — сказала она. — Доставьте меня назад к моему мужу. Вы видели мои сокровищницы, во всяком случае, некоторые из них. Снимите с меня эти цепи, и вы сможете выбрать все, что захотите. Отвезите меня к Гассему, и ваша королева будет моей сестрой до конца дней.

— Ваше предложение соблазнительно, но подобные деяния весьма превышают полномочия, данные мне моей королевой. — По тону было ясно, что Саху скорее развеселился, чем соблазнился.

— Ну и что? Ваша королева не расстроится от того, что вы превысили полномочия, если этим вы добудете ей богатство и политическое влияние.

— Очень возможно, но предположим, что я соглашусь, а ваш супруг проиграет войну? Тогда я наживу себе врагов в лице каждого монарха этого материка. — Он указал на восток, описывая рукой широкую дугу. — Похоже, что ваш супруг — враг всему миру. И что произойдет тогда? Я скажу вам. Моя королева выслушает мой рассказ, потом послушает тех подчиненных, которые вовсе не являются моими задушевными друзьями, и отправит меня на арену, развлекать королевских буйволов.

— Но ведь весь мир может стать вашим! — настаивала она.

— Не все похожи на вас, королева Лериса. Намне нужен весь мир. Доброго вам дня. — С этими словами он повернулся и отошел от нее, легко приноравливаясь к постоянной качке на палубе.

Она не знала, что крылось за его упорством — трусость, недостаток воображения или простая порядочность, зато точно знала, что он не единственный мужчина на борту этого корабля.

* * *

Анса лежал на койке, подвешенной к переборке маленькой каюты. При каждом движении корабля он перекатывался с края на край, и от этого раны его болели с новой силой. Он уже настолько привык к боли, что почти не замечал ее, за исключением особо сильных толчков.

В дверь легонько постучали.

— Принц Анса?

— Входите, — сказал он, потому что хотел хоть какого-нибудь общения. Вошел Саху.

— Надеюсь, вас хорошо разместили?

— Вполне, — заверил его Анса. — Я был готов путешествовать на открытой палубе.

— О, мы бы никогда не поступили так с пассажиром вашего ранга, да еще и раненным в бою. Должен сказать, что это путешествие оказалось куда насыщеннее, чем я мог предполагать. Мы собирались торговать и устанавливать отношения с новыми странами. Но везти на своем корабле раненого принца и королеву, закованную в цепи — это чрезмерно, даже для нас.

— Когда человек выбирает жизнь, полную путешествий, ему обязательно встречается много неожиданностей, — сказал ему Анса.

Саху рассмеялся.

— Это точно. Я только что разговаривал с королевой Лерисой…

— Будьте осторожны с ней, — предостерег его Анса. — Эта женщина способна очаровать длинношея, выманить его из логова, заставить его есть из ее рук, а потом напасть на ее врагов.

— Она говорит убедительно, — признал Саху, — и у нее больше возможностей, чтобы соблазнить мужчину, чем у любой другой женщины.

— Когда я был ребенком, мне всегда казалось, что мой отец преувеличивает, рассказывая, каким злом являются Гассем и Лериса, а говорил он об этом часто. Но когда я встретился с ними, то понял, что они даже хуже, чем можно было предположить.

— Королевство вашего отца, — спросил Саху, — какое оно?

И Анса рассказал ему о своей родине, о бескрайних, покрытых травами равнинах, о поросших густыми лесами холмах на севере страны, где жил народ его матери. Он говорил об огромных стадах животных, на которых можно охотиться, щиплющих траву и объедающих побеги, и о хищниках, подстерегающих тех и других.

Саху сосредоточенно слушал.

— Вы говорите, этот народ занимается в основном скотоводством? Что ж, моя королева будет рада установить с вами добрые отношения, но пока я не вижу возможностей для торговли. Не так уж много скота могут перевезти наши корабли. Есть у вас драгоценные камни?

— Я никогда об этом не слышал. Но у нас много мехов, и прекрасные перья, а у некоторых животных есть бивни. — Анса не привык разговаривать как купец.

— Это уже кое-что. А металлы?

— У нас есть сталь.

— Сталь! — Саху выпрямился так резко, что ударился головой о потолок каюты.

— Неужели вам никогда не рассказывали о Гейле, Стальном Короле?

— Я слышал это почетное прозвище, но был уверен, что оно относится к характеру правителя. Можно сказать, например, «Гейл Свирепый» или «Гейл Ужасный».

— Нет, это означает, что он владеет единственной стальной шахтой в мире.

— Стальная шахта! Я никогда такого не слышал. Сталь хранили веками, а уж если ее потеряешь, то возместить невозможно. Королева Лериса показывала мне свой склад стального оружия, но я решил, что она ограбила целый мир, чтобы раздобыть все это.

— Примерно так она и поступила. Когда я был маленьким мальчиком, сталь считалась самым редким металлом. У мечей были бронзовые лезвия с тонкими стальными краями. Потом отец нашел стальную шахту. Теперь сталь по-прежнему ценится, но ее гораздо больше. Я удивлен, что королева Шаззад не упомянула об этом.

— Между эпидемией — а я до сих пор не верю, что это мы привезли чуму — и войной, у королевы Шаззад не было времени, чтобы поговорить с нами. Она подготовила официальное письмо для моей королевы и вручила его мне, предложив, чтобы мы вернулись позже, изо всех сил намекая, что лучше всего — через несколько лет.

— Справедливо это или нет, но чума создала вам дурную репутацию среди невванцев.

— А ваша торговля сталью… Достаточно ли ее у вашего отца для экспорта?

— Я не знаю, каковы ее запасы, но он свободно торгует с любым, кто пожелает купить металл. Нет, все-таки не свободно. Не думаю, что он будет торговать с Мецпой.

— Еще одна война? — Саху терпеливо вздохнул. — Трудно устанавливать отношения, когда страны находятся в постоянной вражде.

— Вам следует привыкать к этому, — предупредил Анса. — Мы сражаемся на протяжении всей моей жизни. Вряд ли кто-нибудь помнит, как давно это началось.

— Но сталь! — мечтательно протянул Саху. — Ради стали я готов смириться с очень длительными переговорами.

* * *

Путешествие тянулось долго, хотя расстояние было не таким уж большим. В это время года ветра дули с юга, поэтому часто приходилось менять курс и поворачиваться носом по ветру, и корабль шел зигзагами.

Они плыли медленно, и все же невванцы не переставали удивляться, что они вообще движутся. У их собственных кораблей почти не было возможности для подобных маневров, в основном их корабли при сложных перемещениях зависели от гребцов, если не дули подходящие ветры. Королева Шаззад поместила на каждый чужеземный корабль своих лучших моряков, чтобы они учились, как обращаться с такими судами. Она намеревалась построить совершенно новый флот на основе этой необычной, но практичной схемы сразу же по окончании войны.

Лериса едва замечала разницу. Она всегда любила плавать, но с ее точки зрения единственный практический смысл кораблей заключался в перевозке воинов с островов на материк, где они могли заняться увлекательными делами — сражениями и грабежами. Глухой шум снастей и скрип мачт были приятны, но она никогда не утруждала себя и не смотрела вверх, чтобы разобраться в паутине оснастки или понять, что и как там делается. День за днем стояла она у борта, подставив лицо морскому ветру, и ждала. Мужчины на борту смотрели на нее с благоговейным страхом. Не часто доводилось им поглазеть на плененную королеву, прекрасную даже в цепях.

Невванцы вели себя одновременно и враждебно, и испуганно, и были охвачены благоговейным трепетом. Чужеземцы оставались неизменно вежливыми, но держались на расстоянии. Она предположила, что так распорядился Саху.

Однажды вечером, когда они уже приближались к Касину, Лериса задержалась на палубе после того, как солнце утонуло в алом великолепии моря на западе и рубцеватый лик луны уже осветил материк на востоке. В темноте она восхищалась фосфоресцирующей пеной, появлявшейся из-под носа корабля. Огромные светящиеся угри плавали под водой на глубине нескольких футов, они направлялись по своим делам — кормиться, спариваться — и старались избегать встречи с теми обитателями морских глубин, которые могли бы съесть их. К ней подошел человек и снял украшенную перьями шляпу. Это был не Саху.

328
{"b":"558863","o":1}