ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мы подарили друг другу знаки почета. — Его рука пробежалась по его собственным шрамам. — Это нам подобает, ведь твой отец и я — братья.

— Молочные братья в детстве, — поправил его Анса. — Возможно, по братству воинов. Но не настоящие братья.

Гассем присел на корточки у бассейна, все его движения были такими непринужденными, как будто он выставлял напоказ свою силу против болезненной слабости Ансы.

— Гейл и я связаны куда более тесными узами, чем простое кровное родство. Во-первых, у нас одинаковые вкусы в отношении женщин.

Анса не обратил внимания на намек.

— Насчет кровного родства — неубедительно.

— Во-вторых, наше влияние на людей. Я изгнал его с островов раньше, чем он осознал свое могущество. Он тогда был мальчишкой, младше, чем ты сейчас.

— Я слышал эту историю, — сказал Анса. — Ты обманом заставил его убить табуированное животное, использовав против него его собственное мужество и умение.

Гассем, улыбаясь, кивнул.

— Это верно.

— Он покрыл себя позором, спасая жизнь твоей женщины. Чтобы спасти Лерису, он убил гигантского длинношея. Этого не смог бы сделать ни один шессин, да еще без посторонней помощи. А ты воспользовался его подвигом, чтобы избавиться от него. Вы что, полностью лишены чувства стыда и чести, ты и Лериса?

— Совершенно, — заверил его Гассем. — Это понятия для глупцов и низших; для людей, которым для того, чтобы чувствовать себя уверенно, необходимо, чтобы соплеменники думали о них хорошо. — И он посмотрел куда-то вверх, на мозаичную стену, как бы отправляясь мыслями куда-то далеко, то ли во времени, то ли в пространстве.

— Мы вместе росли — Гейл, Лериса и я. Она была дочерью вождя, я — сыном рядового воина. Гейл вообще был никем. Сиротой. Детей без родителей в нашем племени презирали. Моя семья растила его, потому что этого требовал обычай. Он даже не хотел становиться воином, он хотел быть Говорящим с Духами. Сирота не мог пойти в обучение к шаману, поэтому, когда Гейл достиг нужного возраста, он стал членом братства воинов.

Лерисе надо было выбрать между двумя братьями, и она выбрала более великого. Она выбрала меня. Она знала, что наши судьбы переплетены. Она знала, что мне было предназначено править миром, что Гейл — ничто, по сравнению со мной. Теперь Шаззад тоже знает это.

Анса лежал спокойно, удивляясь, что совершенно не боится.

— Где Харах?

— На флоте, это его обязанность. — Гассем снова улыбнулся, потом тихонько рассмеялся. — О, он даже не может бросить мне вызов в терновом круге, или какой там у невванцев обычай. Он только консорт, а это куда меньше, чем король или даже принц. Правящая королева может избавиться от мужа-консорта и взять другого так же просто, как сменить кабо. Если он не сумеет сделать ей ребенка, у них не будет никого, чтобы посадить потом на невванский трон.

Ты же знаешь, это ее большая проблема. Невванские аристократы понимают, что она не будет жить вечно, а наследника у нее нет. В королевстве, подобном Невве, это неминуемо приведет к тому, что самые знатные семейства начнут точить ножи друг против друга, да и против нее. А когда она умрет, они будут биться за престол. Кто-то может воспользоваться удобным случаем, чтобы избавиться от нее пораньше. Для королевы в таком положении великий король-воин, стоящий на ее стороне — очень успокаивающая перспектива.

— У нее есть мой отец, который всегда был ее искренним другом, — сказал Анса.

— О да, но Гейл при смерти. Я исцелился, а он, похоже, до сих пор парит между жизнью и смертью. Он может умереть в любой момент, если еще не умер. Шаззад должна реально смотреть на вещи. Для королевы мертвый союзник — это не союзник. Гейл лежит где-то в Каньоне. А я — здесь. Воины Гейла разбросаны по равнинам, и, возможно, никогда больше не захотят видеть своего короля. Мои воины — в ее королевстве, и фанатично преданы мне.

Он посмотрел вниз на Ансу, прикрыв глаза; улыбка на его губах была холоднее, чем сталь меча.

— Скажи мне, мальчик: разве для королевы, чей трон под красивой задницей так неустойчив, выбор не очевиден?

— А что скажет по этому поводу Лериса? — спросил Анса, надеясь хоть немного пробить броню этого человека.

— Я уже сказал тебе: поступки королей и королев не похожи на поступки обычных людей. Моя Лериса вернется ко мне и скажет, что это был замечательный способ вернуть наши владения на материке. — Он выпрямился одним движением, и Анса отметил, что его колени даже не хрустнули. Гассем пошел к двери, но обернулся на голос принца.

— Гассем, ты и Лериса — вы вообще люди или нет?

Гассем широко улыбнулся и покачал головой.

— О, нет. Мы гораздо лучше. — И вышел.

* * *

— Галера по правому борту! — крикнул впередсмотрящий.

Лериса подошла к поручням и увидела очертания низкого узкого судна. Отполированные весла поднимались и опускались в строгом ритме, очень похожие, подумала она, на крылья красивого насекомого. Госс подошел и встал рядом с ней.

— Догонит оно нас, как по-вашему? — спросила Лериса.

— Нет, мы поймали ветер. Они не смогут грести достаточно сильно, чтобы развить нужную скорость. Но даже если они нас и догонят, захватить не смогут.

Ей нравилась его уверенность, хотя его самого она считала достойным презрения.

— Но у них боевой корабль, а у нас — нет.

Он улыбнулся неприятной улыбкой победителя.

— Ох уж эти невванцы на своих весельных галерах и их топорно сделанные мачты и паруса! Мы знаем такие секреты управления кораблями, какие им даже не снились! Мы превосходим их всех.

Подожди, пока вы не встретитесь с мецпанцами, подумала Лериса. Она наблюдала, как вражеское судно старается настигнуть их, представляя себе тяжкий труд гребцов, заставляющий сильно колотиться сердца, когда они наваливаются на весла, их обнаженные, залитые потом спины, изгибающиеся, когда они сражаются с сопротивлением воды. Она всегда любила отдыхать на палубе и смотреть на гребцов. Конечно, у нее на веслах сидели рабы, в отличие от кораблей Шаззад. Лериса опять нарядилась в прозрачный кусочек ткани, развевающийся на ветру. Цепи с нее срубили, но кольца на шее, запястьях и щиколотках остались. Госс предлагал снять их тоже, но Лерисе они нравились. Побывать узницей, закованной в цепи, оказалось новым и захватывающим переживанием. Она была немножко разочарована ледяным этикетом Шаззад и тем, что королева Неввы настояла на предоставлении своей узнице королевских почестей. Лериса не отказалась бы, если бы ей причинили некоторые неудобства.

— Вы здесь в полной безопасности, — заверил ее Госс. — Я доставлю вас к вашему королю в целости и сохранности. — Его вкрадчивая, почти похотливая улыбка, его отношение к ней, постоянная близость, намеренно случайные прикосновения — все вызывало в ней неприязнь. Но она привыкла, что все мужчины пылают к ней безрассудной страстью, и хорошо знала, как использовать это и управлять ими.

— Еще галера, прямо по курсу! — закричал впередсмотрящий, указывая вдоль бушприта.

Лериса посмотрела туда. В море на север от них выступал скалистый мыс. Пока южное судно разворачивалось на левый борт, чтобы не наткнуться на скалу, из-за мыса показался нос легкой невванской галеры. Оттуда заметили корабль, и весла заработали с невероятной скоростью.

— Похоже, эта нас догонит, — сказал она Госсу.

— Так думает ее капитан, — фыркнул тот. — Сейчас вы увидите, что я имею в виду под превосходством наших кораблей. Может быть, вашему величеству лучше спуститься вниз? Они могут начать стрелять из луков.

Лериса покачала головой.

— Похоже, им сообщили о моем побеге. Если это так, они не будут рисковать, опасаясь убить меня. У них приказ снова взять меня в плен. Нет, я думаю, они будут таранить нас или брать на абордаж.

— Как пожелаете. Тогда наблюдайте, это будет забавно. — Он встал позади рулевого. Трехмачтовое судно продолжало плыть, не уклоняясь от курса, как будто Госс хотел, чтобы его протаранили.

336
{"b":"558863","o":1}