ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гейл постарался запомнить слова картографа. Он тоже спустился на землю и пошел к центру деревни, где Шонг уже разложил товары, привезенные караваном. Через несколько минут к площадке начали подъезжать первые эмси. Торговец полагал, что их будет возглавлять Импаба, но ошибся.

Первой в их сторону двинулась группа людей весьма почтенного возраста, с седеющими или совершенно седыми волосами. Они ехали верхом на невысоких, но прекрасной стати кабо с богато украшенной упряжью.

— Вожди, наверное, — пробормотал Шонг.

Гейл вспомнил слова Тойто Мола, когда Говорящий с Духами объяснял ему, что все порядки племени устанавливались с единственной целью — сосредоточить власть, имущество и женщин в руках нескольких стариков. Юноша подозревал, что то же самое происходит и здесь — скорее всего, так принято у всех народов.

— Если явились их вожди, то, вероятно, драки пока не предвидится, — несколько успокоившись, произнес Шонг.

Гейл тем временем размышлял совсем о другом. Он гадал, как же такое множество всадников разместится в небольшой деревне. Однако эта проблема решилась довольно просто: на деревенскую площадь въехало около четырех десятков эмси, остальные расположились за пределами селения. Собравшиеся на центральной площади люди были, несомненно, богаты и пользовались уважением. Одежду из прекрасно выделанных шкур украшала богатая вышивка. Под лучами солнца ярко блестели многочисленные цепочки, браслеты и подвески из золота и серебра.

Трое эмси, седовласые мужчины, отличающиеся благородной наружностью, выехали вперед. Их сопровождал и Импаба. Приняв высокомерный вид, он важно сказал:

— Перед вами верховные вожди эмси — Рестап, Мигау и Унас. Когда он произносил очередное имя, вождь делал жест рукой с повернутой вниз ладонью, очерчивая на уровне груди горизонтальный круг. Выражение их лиц было суровым. — Вожди желают встретиться с чужеземцами, прибывшими в наши края с запада, из-за гор. Я говорил им о том, что вы предлагали, но они пожелали услышать это из ваших собственных уст.

— Привет вам, великие вожди, — произнес Шонг, красноречивыми жестами изображая искреннее расположение и приветливость. — Я привез с собой предложение дружбы от его величества короля Неввы.

Судя по всему, эмси придавали большое значение ритуалу и торжественным церемониям, поэтому купец приступил к заранее заготовленной официальной речи, обращая особое внимание вождей, — конечно, изрядно при этом преувеличивая, — на богатство и мощь своей державы, а также щедрость и могущество ее владыки.

Все то время, что Шонг произносил свою речь, Гейл старался получше рассмотреть эмси, восседающих на своих кабо чуть поодаль от выступившей вперед четверки. Никто из них не спешивался. Мужчины вполголоса переговаривались между собой, с явным интересом поглядывая на выставленные на обозрение товары.

Внимание Гейла сразу привлек человек, резко выделявшийся среди остальных всадников. В отличие от них, у него не было не только копья, но вообще никакого оружия — во всяком случае, юноша его не видел. Одежда этого человека был причудлива, но не богата: сшита из множества небольших шкур мехом наружу.

У него было множество амулетов, на плечах висело большое количество маленьких кожаных мешочков. Вместо копья он держал в правой руке резной посох, украшенный по всей длине яркими перьями, мехом и тем, что при ближайшем рассмотрении оказалось человеческими скальпами. Лицо человека было разрисовано — или же татуировано — переплетающимися между собой причудливыми завитками, а головным убором ему служила кожа, снятая с головы огромной рептилии, очевидно, разновидности змея. Как ни странно, он не обращал особого внимания ни на Шонга, ни на своих вождей.

Его пристальный взгляд словно застыл на Гейле.

Гейлу, сыну почти такого же дикого народа, что и эмси, было нетрудно узнать Говорящего с Духами. Он сразу же ощутил могучую Духовную силу этого человека. Не показной обман жрецов, чему он не раз был свидетелем в Касине — без всякого сомнения, Говорящий с Духами ежедневно соприкасался с бесплотными обитателями этих земель.

После того, как Шонг закончил свою речь, пригласив всадников спешиться и осмотреть выставленные товары, Говорящий с Духами выехал вперед и остановился слева от вождей. Он торжественно поднял свой посох и указал им на Гейла.

— Кто этот человек? — громко спросил он.

Остальные вожди выглядели озадаченными — этот вопрос явно не предусматривался официальной церемонией встречи. Гейл тоже был поражен, но не настолько, чтобы не заметить, как отреагировал на эти слова Импаба. Командир отряда воинов метнул в сторону Говорящего с Духами взгляд, полный яростной ненависти.

— Если тебе это так интересно, — ответил столь же изумленный Шонг, — то перед тобой Гейл, юноша с Островов в великом океане. Он — один из охранников моего отряда. Но почему ты спрашиваешь об этом?

Говорящий с Духами что-то проговорил, обращаясь к своим спутникам, но слишком быстро и тихо, чтобы Гейл мог разобрать его слова. Эмси ошеломленно взирали на него — все, кроме Импабы. Тот, судя по всему, яростно возражал. Наконец один из вождей заставил его замолчать, угрожающе подняв руку, и обратился к Шонгу. Это был Рестап.

— Нарайя, наш Говорящий с Духами, утверждает странную вещь. Он сказал, что этот юноша не просто избранник духов, но сам является духом в человеческом обличье.

При этих словах, по рядам эмси, стоявших за его спиной, пронесся глухой ропот.

— Клянусь, вождь Рестап, — сказал Шонг, — мы так же удивлены, как и ты. Гейл — обыкновенный юноша, у которого, так же как у всех нас, исключительно благие намерения относительно твоего народа. Он прекрасный воин и разведчик — но не более того.

Говорящий с Духами подъехал на несколько шагов к Гейлу. Нарайя наклонился вперед в седле, внимательно изучая лицо молодого человека. Несколько томительных минут прошло в полном молчании.

— Волосы, точно бронза ножа, кожа, словно медь, а в глазах — синева небес, — напевно протянул Нарайя. — Несомненно, ты — дух. Почему ты появился среди нас? Ты из великих духов-пророков и пришел направить нас на истинную дорогу или же злой дух, что принесет нам несчастья?

— Мое имя — Гейл, и прежде был воином племени шессинов. Теперь я изгнанник, блуждающий по чужим землям. Я рожден обыкновенной смертной женщиной.

— Почти все духи произошли от смертных, — возразил Нарайя. — Вопрос лишь в том, добро ты несешь или зло?

Шонг, осознав, что его торговая миссия находится на грани провала из-за неожиданного вмешательства Нарайи, попробовал увести разговор в сторону.

— Великие вожди, уверяю вас, что…

— Глупости! — завопил Импаба. — Он, — воин ткнул пальцем в Гейла, — всего лишь никчемный мальчишка, укравший у меня женщину! Она моя законная добыча, рабыня, взятая в успешном набеге, и я требую вернуть ее мне!

Шонг, ощутив прилив надежды, снова попытался вступить в разговор:

— Я уверен, что мы все уладим. Сколько стоит одна рабыня среди…

— Нет, — отрезал Гейл. — Она — свободная женщина и никому не принадлежит.

— Молчать! — крикнул Рестап. Нахмурившись, он повернулся к Импабе. — Импаба, ты захватил эту женщину, но позволил ей сбежать. Разве чужеземцы виноваты в том, что нашли ее, когда тебе не удалось это сделать? Разве ты отдаешь прежним хозяевам рабов, которых нашел блуждающими по равнинам, не требуя с них оплаты?

Вождь не скрывал негодования. Импаба показал отсутствие единства между вождями эмси, тогда как они намеревались продемонстрировать свою сплоченность и силу.

Импаба побагровел, но все же взял себя в руки и понизил голос.

— Прошу простить меня, вождь. Конечно, я так никогда не поступаю. Я позволил горячему сердцу воина возобладать над холодным рассудком.

Рестап кивнул, сделав вид, что удовлетворен этим неуклюжим извинением. Теперь Гейл хорошо понимал натуру Импабы. Если бы Гассем был эмси, а не шессином, они были бы похожи, как близнецы.

Рестап обратился к Нарайе:

57
{"b":"558863","o":1}