ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Затем Гейл вывернул Импабе запястье, заставил его пригнуться и тут же нанес резкий удар ногой под колено. Противник повалился наземь.

Гейл склонился над врагом, коленом прижимая к земле его ногу, а рукой стискивая горло. Одновременно он продолжал сжимать запястье Импабы, безжалостно его выкручивая, пока тот не выронил свою палицу. Зрители разразились восторженными воплями. Теперь уже никто не сомневался в победе Гейла. Затем внезапно наступила тишина — и голос юного воина прозвучал особенно отчетливо:

— Ты побежден, Импаба, сдавайся!

Поединщики застыли в неподвижности, словно два изваяния.

— Не дождешься! — сдавленно прохрипел Импаба. Гейл продолжал с силой сжимать противнику горло.

Тот мог яриться сколько угодно, но уже прекрасно сознавал, что высвободиться не сумеет, и окончательное поражение — уже вопрос времени. А времени у Гейла было в достатке, и он еще с еще большей силой сжал горло соперника.

— Это не лучшая смерть, Импаба, — невозмутимо проговорил он, отчаянно пытаясь сдержать дрожь в голосе и восстановить дыхание. — Разве истинный воин может умереть перед толпой зевак, среди которых немало бьяллов? Я считаю тебя отменным бойцом и буду горд сражаться бок о бок с тобой, когда возглавлю войско. Сдавайся!

— Нет! Я не желаю, чтобы все подняли меня на смех! — выдохнул Импаба. Эта фраза была на удивление длинной для человека в его положении, но Гейл сразу понял, что его соперник, как все малодушные люди, не может сдаться, не подыскав для себя сперва подходящего оправдания.

— Никто не станет смеяться над тобой за то, что ты уступил духу в человеческом обличье, — объявил юноша. — Это честь для любого воина. О тебе станут складывать легенды, как о человеке, что бросил вызов великому вождю, предреченному пророчествами и хотя в этой схватке ты проиграл, но ты все равно станешь первым среди моих военачальников.

Это был удачный ход: зрители тут же одобрительно загомонили, и громче всех мудрость Гейла славил Нарайя. Выждав еще пару мгновений, Импаба, наконец, просипел:

— Хорошо. Сдаюсь.

Едва лишь он произнес эти два слова, как Гейл тут же выпустил его и, скрестив руки на груди, сделал шаг назад. Нарайя что-то закричал на древнем языке, понятном только Говорящим с Духами, а все воины, наблюдавшие за поединком, радостно заголосили. Их вожди держались более настороженно, но даже они были вынуждены признать, что стали свидетелями очень важного события.

Наконец, Импаба поднялся на ноги. Его шатало из стороны в сторону, по разбитому в кровь лицу вместе с потом текла размазанная краска. Гейл встал перед ним, словно бы совершенно невредимый и спокойный, изящный, словно танцор, завершивший свое выступление. На самом деле ему понадобилось собрать в кулак последние силы, чтобы выглядеть именно так, но юноша сознавал, что в будущем эти мгновения могут стать для него чрезвычайно важными.

Во взгляде Импабы был страх и благоговение. Неуверенным медленным жестом, так, словно само тело с трудом повиновалось ему, он поднял руку и, сжав кулак, костяшками пальцев дотронулся до лба в приветственном жесте. Без единого слова Гейл развернулся и двинулся прочь.

Диена вышла ему навстречу из хижины, которую делила со своим спутниками. Молча она взяла юношу за руку, подан ему знак следовать за ней. Когда они оказались в хижине, то Гейл тут же устало опустился на тюфяк, а Диена накинула ему на плечи покрывало.

— Так, значит, о тебе и впрямь было пророчество? — спросила она.

— Похоже на то. Однако, я — простой смертный, а вовсе не дух, принявший обличье человека, как полагают эмси.

— Для меня ты человек и прежде всего мужчина, — низким голосом промолвила Диена — для меня нет ничего важнее этого.

Нежными устами она прижалась к его губам, и Гейл с радостью ответил на поцелуй. Однако, он не пошел дальше этого, даже когда женщина дала ему понять, что не будет возражать разделить с ним любовь.

— Нам лучше подождать еще немного, — промолвил он. — Ты еще не вполне оправилась после болезни, И к тому же, прежде чем мы сможем быть вместе, я должен вернуть тебя твоему народу, исполнив данное обещание.

Диена молча кивнула, соглашаясь с этим решением. Она и впрямь еще не окрепла после болезни. Очень скоро женщина заснула, но Гейл всю ночь бодрствовал рядом с ее ложем. Он никогда бы не позволил себе воспользоваться чужой слабостью или чувством благодарности. Это, как и многое другое, отличало его от большинства людей.

Глава одиннадцатая

Гейл навесил две объемных седельных сумы на бока своего наска и затянул последний сложный узел, вязать которые его научили погонщики.

Шессины, пользовавшиеся вьючными животными лишь при переходах с одного пастбища на другое, никогда не славились умением правильно нагружать насков, и вскоре животные начинали мучиться от ссадин на спине и сбитых ног. Вот почему соплеменники Гейла считали этих животных весьма злонравными, что на самом деле не вполне соответствовало действительности.

Наска преподнес Гейлу в дар Шонг, и, кроме того, у него остался подаренный Пашаром кабо. Другого кабо подарил юноше вождь Юнас, чтобы Диена могла проделать верхом путь к своему племени. Юнас пока еще не был до конца убежден, что Гейл тот самый великий вождь, каким провозгласил его Нарайя, однако на всякий случай решил проявить к нему уважение. Гейл знал, что у эмси столь обширные стада кабо, что верхом ездили даже дети. Эмси считали этих верховых животных своим главным богатством, в точности как шессины — своих кагг.

Большинство эмси владели куда большим количеством кабо, чем им было на самом деле нужно, и именно на этом строился хитроумный замысел Гейла.

Шонг одобрительно кивнул юноше, оценив правильно затянутый узел.

— Мы выходим завтра поутру, — заметил он. — Эмси обещали беспрепятственно пропустить нас по своим землям до самых южных пределов. После этого начнутся более цивилизованные края. Должен сказать, я буду рад попасть туда, хотя люди наверняка там столь же жестоки и неразумны, как дикари, но все же лучше понимают все преимущества мирной торговли, так что надеюсь, с ними мы поладим. После этого я намерен отправиться дальше на восток, хотя на сей раз мы не пойдем в Отравленные Земли. Такой путь требует куда более серьезной подготовки.

— Жаль, что я не могу отправиться с тобой, — проговорил Гейл. — Мне очень хотелось бы увидеть эти южные города. Хотя, полагаю, рано или поздно я побываю там.

— Но почему бы тебе не остаться с нами? — Удивился Шонг, который никак не мог смириться с решением Гейла. — Твое желание сделаться вождем у этих дикарей — чистое безумие. Забудь об этом и…

Юноша тряхнул головой.

— Такова не моя воля, а предначертание судьбы. Рок повелевает мне идти на север к матва. Я уверен, что именно они помогут мне исполнить мое предназначение.

— Сдается мне, ты все же свихнулся, дружище, — огорченно заметил Шонг. — Впрочем, мне теперь стало скучно среди нормальных людей. Однако, в пути без тебя нам будет спокойнее. Конечно, ты был славным спутником и здорово скрасил нам дорогу, но все же приключения словно сами тебя ищут, а без этого я готов обойтись. Так что если ты и впрямь вознамерился оставить нас, то желаю тебе удачи.

Гейл обменялся с приятелем дружеским рукопожатием.

— Удачи и тебе, Шонг. Передай господину Пашару, что я помню обо всем, что он сделал для меня, и сохраню к нему самые теплые чувства. Я постараюсь поддерживать с ним связь — ведь теперь я умею читать и писать. Правда, я по-прежнему подозреваю, что именно он подослал Агаха убить меня. Но никаких доказательств этому нет.

Обнявшись на прощание, они с Шонгом расстались, и Гейл двинулся к воротам деревни. Со своими прочими спутниками он успел попрощаться заранее. Сейчас они провожали его опасливыми взглядами, в которых одновременно читалось и облегчение от того, что этот опасный безумец не отправится с ними дальше. Единственным, кто не разделял их чувств, был Шаула. Картограф снабдил юношу множеством приспособлений для письма и взял с него торжественную клятву, что как только торговые караваны начнут ходить через горные перевалы, тот станет высылать ему подробные отчеты о происходящем в северных Землях.

62
{"b":"558863","o":1}