ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Что?» – вскинулась Вивенна.

– Халландренская теократия перегружена бюрократической тупостью и инерцией, – продолжил Вашер. – Она не сдвинется с места, пока ее не толкнут! Если на улицах вспыхнут бунты, то это будет как раз на руку сторонникам войны.

«Я могу ему помочь», – подумала Вивенна, наблюдая за реакцией идрисцев. Она инстинктивно понимала их так, как Вашер понять не мог. Он приводил хорошие аргументы, но подход был неверным. Ему не хватает авторитета.

Она может помочь. Но стоит ли?

Вивенна пребывала в растерянности. Если Вашер прав, то она была марионеткой в руках Дента. Она в это поверила, но как узнать, не делает ли Вашер того же?

Хотела ли она войны? Нет, конечно. Особенно войны, в которой Идрису будет очень тяжело выжить, не говоря уже о победе. Вивенна изо всех сил старалась подорвать способность Халландрена вести войну. Так почему она даже не подумала о том, что ее можно предотвратить?

«А ведь думала! – осознала она. – Это был мой первоначальный план, еще в Идрисе. Я намеревалась стать невестой короля-бога и отговорить его от войны».

Она отказалась от этого плана. Нет, ею манипулировали, когда она это сделала. Не имеет значения, что именно ее переубедило – мнение отца о неотвратимости войны, ловкость Дента или и то, и другое. Изначально Вивенна стремилась предотвратить конфликт. Это был лучший способ защитить Идрис и, как она теперь понимала, защитить Сири. Она практически отказалась от спасения сестры, сосредоточившись на своей ненависти и надменности.

Если она остановит войну, это не защитит Сири от насилия короля-бога, но, возможно, не позволит использовать ее как марионетку или заложницу или даже спасет ей жизнь.

Для Вивенны этого было достаточно.

– Слишком поздно, – сказал один из собравшихся.

– Нет, – выдохнула Вивенна. – Пожалуйста.

Сидевшие замолчали и посмотрели на нее. Она вошла в круг и опустилась на колени.

– Пожалуйста, не говорите так.

– Но, принцесса, – произнес один из них, – что мы можем сделать? Трущобные лорды разбудили гнев в людях. В отличие от них у нас нет власти.

– У вас должно быть влияние, – ответила она. – Вы кажетесь мудрыми людьми.

– Мы просто обычные работяги, – сказал другой. – У нас нет богатства.

– Но люди к вам прислушиваются? – спросила Вивенна.

– Некоторые.

– Так объясните им, что у них есть выбор, – Вивенна склонила голову. – Скажите, чтобы они были сильнее, чем была я. Идрисцы в этих трущобах – я видела их силу. Если сказать им, что их использовали, то, возможно, они перестанут поддаваться чужому влиянию.

Мужчины замолчали.

– Я не знаю, все ли сказанное этим человеком правда. – Она кивнула на Вашера. – Но я знаю, что Идрису в этой войне не победить. Нам надо приложить все усилия, чтобы предотвратить ее, а не раздувать.

Ее щеку обожгла слеза, а волосы стали белыми.

– Видите, я… более не так сдержанна, как подобает принцессе и последовательнице Остре. Я опозорена в ваших глазах, но, прошу, не дайте моей ошибке стать для вас роковой. Халландренцы не ненавидят нас – они едва нас замечают. Я знаю, как это раздражает, но если вы заставите замечать вас, круша и разрушая их город, это лишь воспламенит гнев против нашей родины.

– Так что, мы просто поднимем лапки? – бросил молодой парень. – Позволим им топтаться по себе? Какая разница – намеренно они или нет? Нас все равно давят!

– Нет, – ответила Вивенна. – Должен быть способ получше. Сейчас королевой стала идриска, и, возможно, если дать халландренцам время, они преодолеют предрассудки. Мы должны направить все усилия на то, чтобы удержать их от нападения.

– Вы здраво говорите, принцесса, – заметил пожилой человек в шапке. – Но – простите мне дерзость – среди нас есть те, кого Идрис больше не волнует. Он подвел нас перед тем, как мы его покинули, и теперь мы не можем вернуться.

– Мы идрисцы, – сказал один. – Но… наши семьи здесь, и это важнее.

Месяц назад Вивенна бы оскорбилась. Однако проведенное на улицах время заставило ее немного узнать о том, что может сделать с человеком отчаяние. Что такое Идрис, если голодает семья? Собравшихся здесь нельзя винить за такое отношение.

– Думаете, вам станет лучше, если Идрис завоюют? – спросил Вашер. – Если начнется война, с вами будут обращаться еще хуже, чем сейчас.

– Есть и другой путь, – сказала Вивенна. – Я знаю о ваших бедах. Если я пойду к отцу и все ему объясню, вероятно, мы сможем найти способ вернуть вас в Идрис.

– Вернуться в Идрис? – переспросил один из собравшихся. – Моя семья живет в Халландрене уже пятьдесят лет!

– Да, но пока жив король Идриса, – ответила Вивенна, – у вас есть союзник. При помощи дипломатии мы можем улучшить ваше положение.

– Мы не заботим короля, – печально заметил другой.

– Вы заботите меня, – возразила Вивенна.

Так и было. Странное дело, но в глубине души она ощущала больше родства с местными идрисцами, чем с оставшимися в горах. Она их понимала.

– Нам надо найти способ привлечь внимание к вашим страданиям, не вызывая ненависти, – продолжала она. – Мы его найдем. Как я говорила, моя сестра замужем за самим королем-богом. Возможно, с ее помощью мы можем убедить его улучшить условия в трущобах. Не потому, что он устрашится насилия, которое наши люди способны применить, а потому, что посочувствует их положению.

Она по-прежнему пристыженно стояла на коленях перед собеседниками. Стыдясь своих слез, нескромной одежды и спутанных коротких волос. Стыдясь того, что она их так подвела.

«Как я могла так легко провалиться? – подумала Вивенна. – Меня считали такой подготовленной, способной все контролировать. Как я могла так разозлиться, что забыла о нуждах народа лишь потому, что захотела отплатить Халландрену?»

– Она искренна, – наконец сказал один из мужчин. – Это я признаю.

– Не знаю, – возразил другой. – Мне все равно кажется, что уже поздно.

– Если дело в этом, – промолвила Вивенна, по-прежнему глядя в пол, – что вам терять? Подумайте о том, сколько жизней можно спасти. Обещаю, Идрис больше о вас не забудет. Если вы добьетесь мира с Халландреном, я сделаю так, что на родине вас будут чествовать как героев.

– Героев, да? – спросил кто-то. – Будет неплохо остаться в памяти героем, а не кем-то, кто смотался из гор в бесстыжий Халландрен.

– Прошу, – прошептала Вивенна.

– Я посмотрю, что могу сделать, – заметил один из собравшихся, поднимаясь.

Еще несколько человек согласились и тоже поднялись, пожимая руку Вашера. Вивенна оставалась на коленях, пока они не ушли.

В итоге в комнате остались только она и Вашер. Сев напротив Вивенны, он сказал:

– Спасибо.

– Я не для тебя это сделала, – прошептала она.

– Вставай. Идем. Я хочу тебя еще кое с кем познакомить.

– Я… – Вивенна села на ковре, пытаясь разобраться в своих чувствах. – Почему я должна поступать так, как ты велишь? Откуда мне знать, что ты меня не используешь? Что не лжешь? Как Дент.

– Неоткуда. – Вашер поднял меч. – Просто делай, как я говорю.

– Так я пленница?

Одарив ее пристальным взглядом, он подошел и присел на корточки:

– Послушай, мы оба согласны, что война обернется бедой для Идриса. Я не собираюсь брать тебя на рейды или заставлять встречаться с трущобными лордами. Тебе нужно только объяснять людям, что ты не хочешь войны.

– А если я не захочу это делать? – спросила она. – Ты меня заставишь?

Мгновение он смотрел на нее, потом тихо выругался и встал. Вытащив что-то из мешка, он кинул это Вивенне. Предмет звякнул, ударившись о ее грудь, и упал на пол.

– Ступай, – сказал он. – Возвращайся в Идрис. Я все сделаю и без тебя.

Вивенна продолжала сидеть, уставившись прямо перед собой, а Вашер направился к выходу.

Она поймала себя на том, что шепчет:

– Дент меня использовал. И, что хуже всего, я по-прежнему чувствую себя так, будто произошло недоразумение. Будто он в самом деле мой друг и я должна пойти к нему и выяснить, почему он сделал то, что сделал. Может, мы все просто запутались.

104
{"b":"558864","o":1}