ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже сейчас, пока он наблюдал, она совершила промах. Ленточка переползла комнату, но забралась в чашку вместо того, чтобы обернуться вокруг нее. От встряски чашка перевернулась, и ленточка вернулась, оставляя мокрый след. Выругавшись, Вивенна пошла опять наполнить чашку. Она так и не заметила висевшего за окном Вашера. Его это не удивило – сейчас он был тусклым, его дыхание пряталось в рубашке.

Она поставила чашку на прежнее место, и Вашер подтянулся наверх, когда Вивенна шла обратно. Само собой, механизм его движения на веревках был гораздо сложнее, чем казалось. Его объединенные приказы заставляли веревку отвечать на касания разных фаланг пальца. Пробуждение отличалось от создания безжизненных – безжизненные имели мозги и могли интерпретировать приказы, чтобы на них реагировать. Веревка такими возможностями не обладала, она могла действовать только согласно изначальной инструкции.

При помощи нескольких касаний он снова спустился. Вивенна, стоя спиной к нему, брала еще один цветной платочек, чтобы использовать его для подпитки при пробуждении ленточки-подносительницы чашек.

«Она мне нравится, – сказал Кровь Ночи. – Я рад, что мы ее не убили».

Вашер не ответил.

«Ну ведь хорошенькая, согласись?» – допытывался клинок.

«Ты не способен судить о таком», – ответил Вашер.

«Способен, – возразил Кровь Ночи. – Я решил, что способен».

Вашер покачал головой. Хорошенькая или нет, эта женщина не должна была заявляться в Халландрен. Она стала для Дента превосходным орудием. «О, конечно, – с жесткой иронией признал он, – возможно, Дент и не нуждался в таком орудии». Халландрен и Идрис близки к тому, чтобы сцепиться. Вашер слишком долго оставался в стороне, и прекрасно это знал. Так же, как и то, что у него не было возможности вернуться пораньше.

Вивенна наконец-то успешно заставила ленточку принести ей чашку и с удовлетворением отпила из нее. Со стороны Вашеру было не очень хорошо видно. Он позволил веревке опустить себя на землю, а затем приказал ей отцепиться от того, к чему она была прикреплена сверху. Когда она обернулась вокруг его руки, он вернул себе дыхание и поднялся в комнату по внешней лестнице.

* * *

Когда Вашер вошел, Вивенна повернулась к нему. Поставив чашку, она поспешно засунула лоскут в карман.

«Что с того, если он увидит, как я практикуюсь? – подумала она, покраснев. – Мне нечего скрывать».

Но она стеснялась тренироваться перед ним. Он был таким суровым, таким не прощающим ошибки. Ей не нравилось, когда он видел ее промахи.

– Ну что? – спросила она.

Он покачал головой:

– Оба дома, в которых вы жили, и убежище в трущобах пусты. Дент слишком умен, чтобы вот так просто его поймать. Конечно, он понял, что ты можешь выдать, где его искать.

Стиснув зубы от досады, Вивенна села, прислонившись спиной к стене. Как и другие комнаты, в которых они останавливались, эта была предельно простой. Их имущество состояло из постельных принадлежностей и сменной одежды, и все это умещалось в сумке Вашера.

Дент жил гораздо шикарнее. С деньгами Лемекса он мог себе это позволить.

«Умно, – подумала она. – Отдал мне деньги, заставил меня чувствовать себя главной. Он знал, что золото никуда от него не денется, так же, как и я».

– Я надеялась, что мы сможем за ним наблюдать, – сказала она. – Возможно, расстроим его планы.

Вашер пожал плечами.

– Не получилось. Не надо об этом плакать. Идем. Думаю, я смогу устроить встречу с идрисскими работниками в фруктовых садах, если мы попадем в перерыв на обед.

Когда он повернулся, чтобы идти, Вивенна нахмурилась.

– Вашер! Мы не можем это продолжать.

– Это?

– Когда я была с Дентом, мы встречались с главарями преступников и с политиками. С тобой мы встречаемся с простолюдинами в закоулках и на полях.

– Они хорошие люди!

– Я знаю, что хорошие, – быстро согласилась она. – Но ты в самом деле думаешь, что мы действуем по-другому? Я имею в виду, по сравнению с тем, что, вероятно, делает Дент?

Он нахмурился, но вместо того, чтобы спорить с нею, грохнул кулаком по стене и сказал:

– Я знаю. Я ищу другие пути, но кажется, будто все время иду на шаг позади Дента. Я могу перебить его воровские шайки, но у него их больше, чем я могу найти. Я пытался выяснить, кто стоит за войну, даже проник во Двор Богов, но все молчат, будто воды в рот набрали. Они полагают, что война теперь неизбежна, и не хотят оказаться на стороне тех, кто проигрывает.

– А что жрецы? – спросила Вивенна. – Разве не они обращают внимание богов на подобные вещи? Если мы заставим большинство из них выступить против войны, возможно, мы сможем ее предотвратить.

– Жрецы непостоянны, – покачал головой Вашер. – Большинство высказывавшихся против войны уже уступили. Даже Нанрова переметнулся от меня.

– Нанрова?

– Верховный жрец Наблюдателя Спокойствия, – пояснил Вашер. – Я считал его надежным, он даже несколько раз встречался со мной поговорить о своем несогласии с войной. Теперь он отказывается меня видеть и переметнулся на другую сторону. Обесцвеченный лгун.

Вивенна нахмурилась. Нанрова...

– Вашер, мы с ним кое-что сделали.

– Что?

– Дент и его команда, – сказала она. – Мы помогли шайке воров ограбить торговца солью и при этом сделали пару отвлекающих маневров, чтобы прикрыть кражу. Устроили пожар в ближайшем доме и перевернули экипаж, ехавший через сад. Экипаж принадлежал верховному жрецу. Думаю, это был Нанрова.

Вашер тихо выругался.

– Думаешь, это связано? – спросила она.

– Может быть. Ты знаешь, кто из воров участвовал в ограблении?

Она покачала головой.

– Я вернусь, – произнес он. – Жди здесь.

* * *

Вивенна послушалась и ждала несколько часов. Она попробовала еще пробуждать, но уже и так провела большую часть дня, занимаясь этим. Она была ментально истощена и обнаружила, что ей трудно сконцентрироваться. Наконец она поймала себя на том, что раздраженно смотрит в окно. Дент всегда брал ее с собой на информаторские сходки.

«Он делал так только потому, что хотел держать меня на виду», – подумала она. Теперь, когда она оглядывалась назад, становилось очевидно, что Дент многое от нее скрывал. А Вашер вообще не беспокоится о том, чтобы заручиться ее поддержкой.

Хотя он не скупился на информацию, если она задавала вопросы. Его ответы были ворчливыми, но обычно он все же отвечал. Вивенна запуталась в объяснениях по пробуждению. Не столько из-за того, что он говорил, сколько из-за того, как он это говорил.

Она ошибалась в отношении него и сейчас была в этом почти уверена. Пора ей прекратить судить людей. Но разве такое возможно? Разве взаимоотношения не основываются отчасти на суждениях? Знания о людях и их поведение влияют на то, как она к ним относится.

Значит, дело не в том, чтобы прекратить судить, а в том, чтобы суждения не были категоричными. Она сочла Дента другом, но ей не следовало игнорировать его утверждения о том, что у наемников нет друзей.

Дверь распахнулась. Вивенна подскочила, прижимая руку к груди.

Вошел Вашер.

– Чем так вздрагивать, лучше сразу тянись к мечу, – сказал он. – Зачем хвататься за рубашку, если ты не собираешься ее разорвать?

Вивенна вспыхнула, и ее волосы покраснели. Купленный для нее меч лежал в углу комнаты. У них было мало возможностей для тренировок, и она с трудом представляла даже, как правильно его держать.

– Итак? – спросила она, когда Вашер закрыл дверь.

Снаружи уже стемнело, и в городе начали загораться огни.

– Ограбление было прикрытием, – ответил он. – Настоящий удар нацеливался на экипаж. Дент пообещал ворам кое-что ценное, если они совершат ограбление и устроят пожар – и то, и другое, чтобы отвлечь от экипажа.

– Зачем? – спросила Вивенна.

– Не знаю.

– Деньги? – предположила Вивенна. – Когда Чурбан ударил лошадь, с крыши свалился сундук. Он был полон золота.

113
{"b":"558864","o":1}