ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сири выплюнула мыльную воду:

– Хотите сказать, что я даже не смогу поговорить со своим мужем?

– Боюсь, что нет, – ответил Синепалый. – Никто из нас не может.

– А как он тогда принимает решения и постановления? – поинтересовалась Сири, вытирая глаза.

– Об обыденных нуждах королевства заботится Совет Богов, – объяснил Синепалый. – Король-бог выше повседневных забот. Когда он желает о чем-то сообщить, он изрекает свою волю жрецам, и те передают ее миру.

«Чудесно», – подумала Сири.

– Необычно уже то, что вам дозволено прикасаться к нему, – продолжил Синепалый. – Отцовство для него вынужденная необходимость. Наша задача – представить вас самым благоприятным образом и ни в коем случае не вызвать его раздражения.

«Остре, Владыка Цвета, – подумала она. – Что же он за существо?»

Синепалый смерил ее взглядом:

– Я наслышан о вашем темпераменте, Сосуд. Разумеется, мы собрали сведения о детях идрисского монарха. Позвольте мне быть немного более откровенным и, вероятно, немного более прямолинейным, чем я бы хотел. Если вы напрямую обратитесь к королю-богу, он прикажет вас казнить. В отличие от вашего отца он не обладает терпением. Я не знаю, как еще подчеркнуть это. Я понимаю, что вы привыкли быть значительной персоной. Собственно, вы по-прежнему значительны, возможно, даже стали еще значительнее. Ваше положение намного выше моего и всех присутствующих. Тем не менее король-бог выше всех нас. Его бессмертное величество… особенный. Согласно учению сама земля слишком низменна для него. Он достиг божественности еще до рождения, но потом стал возвращенным, чтобы даровать людям благословения и видения. Вас удостоили особого доверия. Прошу, оправдайте это доверие и, умоляю, не вызывайте его гнев. Вы понимаете?

Сири медленно кивнула, чувствуя, как ее волосы снова белеют. Она постаралась взять себя в руки, но вся храбрость, которую она смогла собрать, казалась притворной. Нет, она не в состоянии принять это существо так же легко, как безжизненных или краски города. Идрисцы не преувеличивали его репутацию. Очень скоро он получит власть над ее телом и сделает с ним все, что захочет. В глубине ее души вспыхнул гнев, но это был гнев отчаяния, пришедший от понимания того, что близится нечто ужасное и она ничего не сможет сделать.

Служанки отошли, оставив ее по шею в пене. Одна из женщин взглянула на Синепалого и с уважением склонила голову.

– А, мы закончили? – уточнил он. – Прекрасно. Вы и ваши дамы, как всегда, проворны, Джлан. Тогда продолжим.

– Они что, не могут говорить? – тихо спросила Сири.

– Конечно могут, – ответил Синепалый. – Но они – преданные слуги его бессмертного величества. Во время работы они обязаны быть предельно полезными и незаметными. Итак, прошу…

Сири осталась в воде, даже когда молчаливые женщины попытались ее оттуда вытащить. Синепалый со вздохом повернулся к ней спиной и заставил отвернуться мальчика-слугу.

Только после этого Сири наконец позволила вывести себя из ванны. Вымокшие служанки исчезли в соседней комнате, очевидно, чтобы переодеться, а остальные подвели ее к ванне меньших размеров для ополаскивания. Ступив в воду, она ахнула – вода здесь оказалась гораздо прохладнее, чем в большой ванне. Женщины жестами велели ей окунуться. Она съежилась, но подчинилась, смыв большую часть мыла. После этого наступил черед последней, третьей, ванны. Приблизившись к ней, дрожащая Сири ощутила исходивший от воды сильный цветочный аромат.

– Что это? – спросила она.

– Ароматизированная ванна, – объяснил все еще стоявший к ней спиной Синепалый. – Если хотите, вместо нее один из массажистов дворца умастит ваше тело благовониями. Однако я бы не советовал, учитывая недостаток времени…

Сири покраснела, представив, как кто-то – неважно, мужчина или женщина – натирает ее благовониями.

– Сойдет и ванна, – сказала она, забираясь в воду. Та оказалась теплой, а цветочный запах был столь сильным, что пришлось дышать через рот.

Женщины окружили ее, и Сири со вздохом погрузилась в ароматную воду. После того как она вылезла, служанки наконец принесли пушистые полотенца и принялись ее вытирать. Их прикосновения были столь же деликатными и мягкими, сколь жестким было предшествующее мытье. Это немного смягчило силу аромата, чему Сири была рада. Другие женщины поднесли темно-синий халат, и Сири, вытянув руки, позволила облачить себя в него и завязать пояс.

– Можете повернуться, – сказала она управляющему.

– Прекрасно. – Обернувшись, Синепалый прошел к другой двери и жестом пригласил следовать за ним. – Поторопитесь. Нам еще многое нужно сделать.

Сири и служанки покинули бордовую комнату и последовали за ним в другую – ярко-желтую. Здесь было гораздо больше мебели, ванны отсутствовали, а в центре стояло большое роскошное кресло.

– Его величество не соотносят с каким-то одним определенным оттенком. – Синепалый обвел жестом яркую комнату, пока служанки вели Сири к креслу. – Он олицетворяет собой все цвета и каждый из Радужных Тонов. И потому все комнаты здесь оформлены в разных цветах.

Сири уселась, и одни женщины занялись ее ногтями, а другие попытались расчесать волосы, спутанные во время энергичного мытья.

Сири нахмурилась и приказала:

– Просто состригите.

Служанки медлили.

– Сосуд? – переспросила одна из них.

– Состригите их, – повторила Сири.

Синепалый разрешил, и после нескольких взмахов ножниц волосы упали на пол. Сири закрыла глаза и сосредоточилась.

Она точно не знала, как ей это удавалось. Королевские Локоны всегда были частью ее жизни, менять их было не намного труднее, чем управлять мышцами. Через несколько секунд ей удалось заставить волосы расти.

Служанки тихо ахнули, когда волосы Сири отросли до плеч. От приложенных усилий она устала и проголодалась, но лучше так, чем позволить женщинам сражаться со спутанными прядями. Закончив, она открыла глаза.

Синепалый с любопытством наблюдал за ней, чуть не выпустив из рук книгу.

– Это… впечатляет, – сказал он. – Королевские Локоны. Мы давно ждали, когда они снова удостоят дворец своим присутствием, Сосуд. Вы можете менять цвет по желанию?

– Да, – ответила Сири.

«Ну, по крайней мере, иногда».

– Они не слишком длинные?

– Госпожа, в Халландрене длинные волосы – признак красоты, – заметил Синепалый. – Знаю, что в Идрисе их убирают в узел, но здесь многие женщины предпочитают распущенные волосы. Особенно богини.

Сири хотела было оставить короткие волосы – просто из вредности, но она уже начала понимать, что в Халландрене такие поступки могут ее погубить. Так что она закрыла глаза и опять сосредоточилась. Ее волосы уже были до плеч, но она заставила их расти еще несколько минут, пока они не закрыли всю спину.

Сири открыла глаза.

– Красота! – прошептала одна из служанок помоложе, зардевшись, и тут же вернулась к работе над ногтями на ногах Сири.

– Очень хорошо, – согласился Синепалый. – Мне нужно ненадолго оставить вас, чтобы кое-что сделать, но я скоро вернусь.

Сири кивнула ему вслед, и несколько женщин принялись накладывать макияж. Пока они занимались ее внешним видом, она погрузилась в задумчивость. Не так она представляла свою свадьбу. Брак всегда казался ей чем-то далеким, чем-то, что случится лишь после свадеб ее брата и сестер. В детстве она всегда говорила, что намерена разводить лошадей, а не становиться чьей-то женой.

Она выросла из этой идеи, но все еще немного тосковала по былым временам. Ей не хотелось выходить замуж. Пока. Сири все еще чувствовала себя ребенком, несмотря на то, что ее тело стало телом женщины. Она хотела играть среди холмов, собирать цветы и досаждать отцу. Она хотела взять от жизни как можно больше, прежде чем на нее обрушится обязанность деторождения.

Судьба отняла эту возможность. Теперь она столкнулась с неотвратимой перспективой отправиться в постель мужчины. Мужчины, который не будет с ней разговаривать и которого не волнуют ни она сама, ни ее желания. Сири знала, что должно произойти в постели между мужчиной и женщиной, – спасибо кухарке Маб за откровенные беседы на эту тему, – но эмоционально она словно оцепенела. Хотелось исчезнуть, спрятаться, сбежать как можно дальше.

15
{"b":"558864","o":1}