ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гимн Света поспешил следом за богиней.

– Работа, – произнес он. – Ты знаешь мою философию насчет этого слова?

– Почему-то у меня сложилось впечатление, что ты ее не одобряешь.

– О, я бы так не сказал. Моя дорогая Аврора, работа – она как навоз.

– Она воняет?

Он улыбнулся.

– Нет, я думаю, что работа похожа на навоз, потому что я рад ее существованию, но совершенно не хочу в нее вляпаться.

– Не повезло тебе, – заметила Аврора. – Ты только что вляпался.

Он вздохнул:

– То-то мне показалось, чем-то запахло.

– Не будь занудой. – Богиня улыбнулась рабочим, которые выстроили вдоль ее пути вазы с цветами. – Это будет забавно.

Она повернулась к Гимну и сверкнула глазами.

– Прошлой ночью кто-то напал на Звезду Милосердия.

* * *

– О, моя дорогая Аврора, это такая трагедия!

Гимн Света поднял бровь. Звезда Милосердия была восхитительно чувственной женщиной и представляла резкий контраст с Авророй Соблазна. Конечно, обе являли совершенные образцы женской красоты. Аврора была худощавой, а Звезда Милосердия отличалась округлыми формами, но пышная грудь имелась у обеих. Звезда возлежала на мягком ложе, а слуги обмахивали ее пальмовыми листами.

Она была лишена присущего Авроре Соблазна тонкого чувства стиля и умения выбирать яркую одежду так, чтобы не казаться в ней вульгарной. Сам Гимн Света не обладал такими способностями, но у него для этого были слуги. А вот Звезда Милосердия, похоже, понятия не имела о существовании подобного мастерства.

«Хотя, надо признать, – подумал он, – не каждый сможет с достоинством носить оранжевый с золотом».

– Дорогая Звезда Милосердия, – тепло произнесла Аврора, усаживаясь рядом на поднесенный слугой пуфик. – Я понимаю, как ты себя чувствуешь.

– Понимаешь? – переспросила Звезда. – Правда? Это ужасно! Какой-то… какой-то злоумышленник прокрался в мой дворец, напал на моих слуг! В доме богини! Кто мог совершить такое?

– И правда, нужно быть совершенно сумасшедшим, – успокаивающе сказала Аврора.

Гимн Света стоял возле нее, сцепив руки за спиной, и сочувственно улыбался. Порыв прохладного дневного бриза пронесся через двор и проник в шатер. Несколько садовников Авроры принесли цветы и деревца и расставили их вокруг шатра. Воздух наполнился смесью ароматов.

– Мне это непонятно, – вздохнула Звезда Милосердия. – Стражники у ворот не должны такое допускать! Зачем нам стены, если люди запросто вторгаются и шастают по нашим домам? Я больше не чувствую себя в безопасности.

– Уверена, в будущем стражники будут более усердны, – заверила Аврора.

Гимн нахмурившись посмотрел на дворец Звезды Милосердия, вокруг которого суетились слуги, словно пчелы над растревоженным ульем.

– Есть какие-либо мысли насчет причины вторжения? – спросил он больше сам себя. – Возможно, за картинами? Но проще ограбить торговцев.

– Может, мы не знаем, чего они хотят, – мягко сказала Аврора, – но кое-что нам известно.

– Да? – вскинула голову Звезда.

– Да, дорогая, – подтвердила Аврора. – В дом бога осмелится вторгнуться лишь тот, кто не уважает традиции, собственность и религию. Некто примитивный. Непочтительный. Неверующий…

– Идрисец? – спросила Звезда.

– Дорогая моя, ты когда-нибудь задумывалась, – продолжала Аврора, – почему они отправили королю-богу младшую дочь, а не старшую?

– Они так поступили? – нахмурилась Звезда Милосердия.

– Да, дорогая, – сказала Аврора.

– Теперь это кажется несколько подозрительным, да?

– При Дворе Богов что-то назревает, Звезда, – наклонилась к ней богиня. – Для престола настают опасные времена.

– Аврора, – произнес Гимн. – На пару слов, если не возражаешь.

Она раздраженно уставилась на него. Гимн выдержал ее взгляд, и Аврора вздохнула. Похлопав Звезду Милосердия по руке, она вместе с ним вышла из шатра, а их слуги и жрецы потянулись следом.

– Что ты делаешь? – спросил Гимн, когда они оказались за пределами слышимости хозяйки шатра.

– Вербую, – с блеском в глазах ответила Аврора Соблазна. – Нам понадобятся ее приказы для безжизненных.

– Я все еще не уверен, что они нам нужны, – заметил Гимн. – Война может быть не так уж необходима.

– Как я и сказала, – ответила Аврора, – надо быть осмотрительными. Предосторожность не помешает.

– Хорошо, – согласился он. Это было мудро. – Но мы не знаем наверняка, что это идрисец проник во дворец Звезды Милосердия. Почему ты намекаешь именно на них?

– А ты думаешь, что это просто совпадение? Некто пробирается в один из наших дворцов прямо сейчас, когда надвигается война?

– Совпадение.

– И злоумышленник совершенно случайно выбирает одну из четырех возвращенных, владеющих приказами для безжизненных? Если бы я желала начать войну с Халландреном, то в первую очередь попыталась бы найти эти приказы. Выяснить, не записаны ли они где-нибудь или, возможно, попытаться убить богов, которые ими владеют.

Гимн Света оглянулся на дворец. Доводы Авроры заслуживали внимания, но их было недостаточно. Он ощутил странное побуждение заняться этим более серьезно. Но это походило на работу. В самом деле, нельзя делать исключений и изменять своим привычкам, особенно если предварительно не пожалуешься. Это создаст нехороший прецедент. Поэтому он только кивнул, и они с Авророй вернулись в шатер.

– Дорогая, – сказала Аврора Соблазна, быстро усаживаясь рядом со Звездой и наклоняясь к ней. Она выглядела чуть более встревоженной. – Мы переговорили и решили доверить тебе кое-что.

Звезда Милосердия села.

– Доверить мне? Что?

– Знание, – прошептала Аврора. – Некоторые из нас страшатся, что идрисцы не удовольствуются своими горами и вознамерятся властвовать и над долинами.

– Но нас объединит кровь, – возразила Звезда Милосердия. – На нашем троне воцарится король-бог Халландрена с истинной королевской кровью.

– Правда? – заметила Аврора. – А разве это же нельзя истолковать как то, что на нашем троне окажется идрисский король с халландренской кровью?

Звезда Милосердия медлила. Как ни странно, она перевела взгляд на Гимна.

– А ты в это веришь?

Почему все смотрят на него? Гимн Света делал все возможное, чтобы не поощрять подобное поведение, но люди все равно поступали так, будто он был моральным авторитетом.

– Я думаю, что стоит сделать некоторые… приготовления, – сказал он. – Хотя, конечно, то же самое можно сказать об обеде.

Аврора Соблазна наградила его раздраженным взглядом, однако, стоило ей повернуться к Звезде, как на ее лицо вернулось безмятежное выражение.

– Мы понимаем, что у тебя был трудный день, – сказала она. – Но, прошу, обдумай наше предложение. Мы бы хотели, чтобы ты вместе с нами предприняла кое-какие меры.

– О каких мерах ты говоришь? – спросила Звезда.

– О простых, – быстро ответила Аврора. – Мысли, разговоры, планы. В конце концов, если у нас окажется достаточно доказательств, мы представим их королю-богу.

Похоже, это успокоило Звезду Милосердия, и она кивнула:

– Да, понимаю. Приготовления. Это будет разумно.

– Отдыхай, дорогая, – попрощалась гостья, поднимаясь, и вместе с Гимном вышла из шатра.

Они неторопливо направились по ухоженной лужайке к дворцу Авроры. Однако Гимн Света шел с неохотой. Что-то в этой встрече его беспокоило.

– Она душка, – с улыбкой сказала Аврора Соблазна.

– Ты так говоришь потому, что ею легко манипулировать.

– Конечно, – отозвалась богиня. – Я очень люблю людей, которые поступают как должно. А «как должно» значит «как я считаю наилучшим».

– Ты хотя бы открыто признаешь это, – заметил Гимн.

– Для тебя, дорогой мой, я открытая книга.

Он фыркнул:

– Книга, которую еще не перевели на халландренский.

– Ты так говоришь только потому, что даже не пытался меня прочесть, – улыбнулась она. – Хотя должна отметить, что у Звезды Милосердия есть то, что меня определенно раздражает.

55
{"b":"558864","o":1}