ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Отлично, – подумала она. – Моему мужу угрожает неведомая опасность, а в союзниках у меня только писец, который меня боится, и бог, который несет чушь».

– Дело в смерти, – наконец сказал Гимн.

В это время жрецы начали заполнять арену, готовясь к дебатам.

Сири взглянула на него.

– Все умирают, – продолжал Гимн. – Однако смерть некоторых становится образцом какого-то особенного качества или чувства. Они проявляют искру чего-то великого по сравнению с остальным человечеством. Говорят, это нас и возвращает.

Он замолчал.

– Значит, вы умерли, проявив великую смелость? – спросила Сири.

– Наверное, – кивнул он. – Точно не знаю. Сны подсказывают, что я мог обидеть очень большую пантеру. Смело звучит, правда?

– Вы не знаете, как умерли?

Он покачал головой:

– Мы забываем. Мы пробуждаемся лишенными памяти. Я даже не знаю, каким ремеслом я занимался.

Сири улыбнулась:

– По-моему, вы были дипломатом или каким-нибудь торговцем. Кем-то, кому надо очень много говорить, но очень мало сказать!

– Да, – тихо согласился он, глядя на жрецов внизу и став совершенно непохожим на себя. – Да, без сомнения, именно так…

Он опять покачал головой и улыбнулся Сири:

– Как бы то ни было, моя дорогая королева, сегодня у меня есть для вас сюрприз!

«Хочу ли я получить сюрприз от Гимна Света?»

Сири нервно огляделась.

Бог рассмеялся:

– Не бойтесь. Мои сюрпризы не кусаются и не вредят прекрасным королевам.

Он махнул рукой, подзывая пожилого человека с удивительно длинной белой бородой.

Сири нахмурилась.

– Это Хойд, – объяснил Гимн. – Мастер-сказитель. Помню, вы хотели задать ряд вопросов…

Сири с облегчением рассмеялась, только теперь вспомнив о собственной просьбе. Она посмотрела вниз на жрецов:

– Разве мы не должны слушать их речи?

Бог равнодушно отмахнулся:

– Слушать речи? Что за нелепость! Это было бы слишком ответственно с нашей стороны. Мы же боги, во имя Цвета. Ну хорошо, я – бог, а вы приближены к богам. Родня бога, можно сказать. В любом случае, вы правда хотите слушать, как компания нудных жрецов рассуждает о канализации?

Сири поморщилась.

– Я так и думал. Кроме того, ни у кого из нас нет права голоса по этому вопросу. Так что давайте мудро распорядимся временем. Мы не знаем, сколько его осталось.

– Времени? – удивилась Сири. – Но вы бессмертны!

– Не времени. – Гимн приподнял тарелку. – Винограда. Ненавижу слушать истории без винограда.

Сири закатила глаза, но продолжала поедать ягоды. Сказитель терпеливо ждал. Взглянув на него поближе, Сири заключила, что он вовсе не так стар, как показалось вначале. Борода может быть отличительным знаком профессии, и хотя она не казалась фальшивой, Сири предположила, что бороду выбелили. На самом деле он гораздо моложе, чем хочет казаться.

Кроме того, она не сомневалась, что Гимн Света выбирает только самых лучших. Она поудобнее устроилась в кресле, явно предназначенном для человека ее размеров.

«Надо быть поосторожнее с вопросами, – подумала она. – Прямо спрашивать о смертях королей-богов нельзя; это будет слишком очевидно».

– Сказитель, – произнесла она. – Что ты знаешь об истории Халландрена?

– Многое, моя королева, – склонил голову он.

– Расскажи о времени до раскола Идриса и Халландрена.

– А, – произнес Хойд и сунул руку в карман. Он извлек пригоршню песка и растер его в пальцах, позволяя ему тонкой струйкой сыпаться вниз и слегка развеиваться на ветру. – Ее величество желает услышать одну из древних историй, из далекого прошлого. О событиях до начала времен?

– Я хочу знать о происхождении королей-богов Халландрена.

– Тогда начнем с событий, которые теряются в дымке времен, – произнес сказитель.

Он поднял другую руку, и с пальцев посыпался мелкий черный песок, смешавшись с песком из первой руки. На глазах у Сири черный песок побелел, и она наклонила голову, улыбаясь представлению.

– Первый король-бог Халландрена жил в древности, – сказал Хойд. – Да, в древности. Задолго до королевств и городов, монархов и религий. Но он не древнее гор, они уже были здесь. Подобно пальцам спящих исполинов они охватывали эту долину, ставшую домом цветам и пантерам.

Мы говорим просто о «долине», о месте, еще не имевшем имени. В те времена над миром господствовал народ чедеш. Они приплыли с востока через Внутреннее море, и именно они открыли эту дивную землю. От них осталось мало записей, их империя давно обратилась в прах, но память сохранилась. Представляете, как их поразило это место? Пляжи с мелким мягким песком, изобилие фруктов и необычный лес?

Хойд порылся в складках одежды, достал маленькие зеленые листочки побегов папоротника и принялся рассыпать их перед собой.

– Они назвали это место раем, – прошептал Хойд. – Раем, что сокрыт меж гор, страной мягких дождей, которые никогда не бывают холодными, землей, где пища в изобилии растет сама по себе.

Он подбросил в воздух пригоршню листьев, и в кружащемся облаке вспыхнула цветная пыль, словно маленький фейерверк без пламени. Темно-красная и синяя пыль смешалась в воздухе и стала оседать вокруг рассказчика.

– Земля красок. Из-за слез Эдгли, изумительных цветов, настолько ярких, что полученная из них краска легко ложилась на любую ткань.

Сири никогда раньше не задумывалась о том, каким видели Халландрен люди, переплывшие Внутреннее море. Она слышала рассказы заходивших в Идрис странников, которые повествовали о далеких странах. В других землях были прерии и степи, горы и пустыни. Но не джунгли. Халландрен был уникален.

– В то время появился Первый возвращенный, – продолжил Хойд, рассыпая перед собой серебряные блестки. – Это случилось на борту корабля, плывущего вдоль побережья. Теперь возвращенные появляются во всем мире, но самый первый – тот, кого вы зовете Во, а мы именуем только по титулу, – родился здесь, на волнах этого залива. Он провозгласил Пять Видений. И умер неделю спустя.

Команда его корабля основала на этих берегах королевство, которое нарекли Ханальдом. До их прибытия в здешних джунглях жили лишь люди Пан-Каля – скорее горсточка рыбацких деревень, чем настоящее королевство.

Блестки кончились, и Хойд рассыпал из другой ладони коричневатый порошок, одновременно роясь в кармане свободной рукой.

– Вы можете спросить, почему я начал издалека. Разве не должен я говорить о Всеобщей войне, о расколотых королевствах, о Пяти ученых или Каладе Узурпаторе и его армии фантомов, которая, как говорят, и по сей день скрывается в джунглях в ожидании своего часа?

Мы больше обращаем внимание на эти события, ибо люди знают их лучше всего. Но говорить только о них – значит, упускать историю тех трехсот лет, что привели к ним. Случилась бы Всеобщая война без знаний о возвращенных? В конце концов, именно возвращенный предсказал войну и побудил Жнеца Раздора напасть на королевства, что лежали за горами.

– Жнеца Раздора? – перебила его Сири.

– Да, ваше величество, – Хойд принялся сыпать черную пыль. – Жнец Раздора. Другое имя Калада Узурпатора.

– Звучит как имя возвращенного.

– Так и есть, – кивнул Хойд. – Калад был возвращенным, как и Даритель Мира, который сверг его и основал Халландрен. До этого рассказ еще не дошел. Мы все еще в ставшем королевством форпосте Ханальде, который возвела команда Первого возвращенного. Именно они выбрали королевой жену Первого возвращенного, стали добывать из слез Эдгли чудесные краски и продавать их по всему миру за немыслимую цену. Вскоре Ханальд стал процветающим центром торговли.

Сказитель извлек цветочные лепестки и начал подбрасывать их перед собой.

– Слезы Эдгли. Источник богатства Халландрена. Такие крошечные, их так легко тут выращивать. И расти они могут только на здешней почве. В других странах очень трудно производить краски. И дорого. Некоторые ученые говорят, что Всеобщая война началась из-за этих лепестков и что капельки краски уничтожили королевства Кут и Хут.

80
{"b":"558864","o":1}