ЛитМир - Электронная Библиотека

Свердлов Леонид

Воля богов!

Часть первая. Олимпийское спокойствие

Карлик: Не боюсь я нового шута, ибо новых шуток нет на свете. Есть шутки о желудке, есть намёки на пороки. Есть дерзости насчёт женской мерзости. И всё.

Евгений Шварц. "Дон-Кихот"

Героический век

   В давние времена миром правили могучие и мудрые боги. Дети бога Крона, свергнув отца, поделили между собой мир: Зевсу и его жене Гере досталась суша, Посейдону море, Аиду подземное царство, куда после смерти отправляются души умерших.

   Дети Крона построили дворцы на горе Олимп. Кроме них там жили богиня любви Афродита - мать проказника Эрота, стрелы которого несли любовь не только людям, но и богам, богиня плодородия Деметра, дети Зевса: мудрая воительница Афина, посланец богов Гермес, бесстрашный бог войны Арес, трудолюбивый кузнец Гефест - муж Афродиты, прозорливый красавец Аполлон, прекрасная охотница Артемида, вечно пьяный бог вина Дионис, скромная юная Геба, разливавшая богам вино во время их пирушек.

   Были побеждены и свергнуты в Тартар титаны, разгромлены гиганты, осмелившиеся спорить с богами, подавлен мятеж Прометея, пытавшегося сделать людей равными богам, а сам Прометей был прикован цепями к кавказским горам. Можно было бы и его свергнуть в Тартар, но Прометей знал тайну, неизвестную никому другому - он знал, откуда придёт мститель, который свергнет власть Зевса, ради этой тайны он должен был оставаться где-то под рукой.

   Мир процветал под мудрым руководством олимпийцев. Они всегда были вместе с людьми. В храмах, которые люди им посвящали, боги находились всегда в виде статуй, и если людям что-то было от них надо, они обращались к богам, придя в храм с соответствующими просьбе дарами. Но и сами боги частенько приходили к людям, приняв какой-нибудь образ. После таких посещений рождались герои - полубоги, силой не уступавшие богам.

   Они прославили своё время, которое поэты впоследствии назвали веком героев. Их подвиги были воспеты во многих поэмах. Даже бессмертные боги не могли превзойти их своей славой.

   Но герои, как и все смертные, отжив положенный срок или погибнув в жестокой битве, отправлялись в царство Аида. Если только боги не принимали их к себе. Но такое бывало очень редко, поскольку богов и так было слишком много. Весь мир был ими заселён: леса, горы, реки - везде жили боги, во всяком укромном месте можно было наткнуться на нимфу или сатира. Они были бессмертны, как и положено богам, могли иногда превращаться во что-нибудь, но до могущества олимпийцев им было очень далеко, и на Олимп им без специального приглашения хода не было.

   Но красота открывает все двери, и Олимп заволновался, когда там узнали морскую нимфу Фетиду. Прекрасная нимфа была желанной гостьей везде. Все боги, даже Зевс с Посейдоном сходили по ней с ума, хотя они и были женаты. А богини злились и завидовали.

   Наиболее прозорливые боги поняли, что с появлением Фетиды начинается история, которая разрушит весь сложившийся в мире порядок, но и они не могли ничего поделать, поскольку даже боги не могут противостоять судьбе.

   Героическому веку скоро должен был настать конец.

Зевс и Фетида

   По безоблачному небу, сверкая в лучах солнца как звезда, чаруя изяществом движений, бежала Фетида. За ней, пыхтя и тяжело ступая, гнался громовержец Зевс.

   "Нимфа! Богиня! Ух ты, шустрая какая! Ну, погоди, догоню ж я тебя!" - бормотал он, на ходу подкручивая усы.

   Впереди уже показались вершины Кавказа. Фетида ничуть не устала. Время от времени осторожно оглядываясь, она заметила, что грузный и уже не молодой Зевс начинал выдыхаться, и снизила темп. Расстояние между ними стало уменьшаться, но тут вдруг до Зевса донёсся чей-то бестактный смешок откуда-то снизу. Громовержец недовольно глянул на скалу, откуда на него, усмехаясь, нагло пялился прикованный титан.

   Зевс прервал погоню и плавно опустился на уступ рядом с нахалом.

   "Привет, Прометей! - сказал он, ухмыляясь. - Огня не дашь?"

   Прометей не обиделся на злую шутку и только снова рассмеялся в ответ.

   -- Нет, Зевс. Огонь давать я зарёкся. Придётся тебе потерпеть.

   Зевс усмехнулся.

   -- Шучу. Я некурящий. Это я тебя испытывал.

   -- Знаю. Я тоже шучу, - ответил Прометей и опять засмеялся.

   Титан вёл себя вызывающе, но Зевс был в слишком хорошем настроении, чтобы из-за этого обижаться. Ни одно облачко по-прежнему не омрачало небосвод.

   Он толкнул Прометея локтем и с таинственной улыбкой кивнул в сторону Фетиды, которая зависла в воздухе немного в отдалении и с великолепным изяществом разминала суставы.

   -- Солнышко! Звезда!

   -- Ага, - согласился Прометей, - небесное тело. Какая физическая форма! Какое здоровье! Самка хоть куда.

   -- Физиолог! - фыркнул Зевс.

   -- Я стараюсь во всём видеть главное, а главное - какие дети у неё будут, - Прометей ещё раз внимательно рассмотрел Фетиду, будто сравнивал её с каким-то эталоном. - Так вот, дети у неё будут выдающиеся. Её сын во всём превзойдёт своего отца. Во всём.

   По доселе ясному небу чередой побежали густые облака. Зевс посмотрел на Прометея. Лицо титана в первый раз за весь разговор было совершенно серьёзно. Солнце скрылось за облаками.

   -- Какого ещё отца он превзойдёт? Меня что ли? - сурово спросил громовержец.

   В ответ Прометей снова расхохотался.

   Тучи сгустились, где-то вдалеке сверкнула молния.

   -- Знаешь, Прометей, что меня в тебе больше всего раздражает? Смех этот идиотский. Пока вести себя не научишься, ни на какое снисхождение не рассчитывай.

   Впрочем, тот ни на какое снисхождение, видимо, и не рассчитывал. Он только ещё громче расхохотался. Ему нечего было терять: наказать его ещё больше было невозможно, а настроение Зевсу он своим смехом вконец угробил.

   Не попрощавшись, громовержец оттолкнулся от скалы, одним рывком настиг Фетиду и решительно взял её за плечо.

   -- Ах! - воскликнула она. - Это вы, Зевс Кронович! Как вы меня напугали! А я всё думала, что это за мужчина за мной гонится.

   Зевс окинул её быстрым взглядом и отвёл глаза.

   -- Дело у меня к тебе, Фетида, - сухо сказал он.

   -- Я вас слушаю, Зевс Кронович, - страстно, с придыханием произнесла Фетида, теребя пояс своего спортивного хитона. - Как же здесь жарко! Я, кажется, вся пылаю!

   Солнце выглянуло из-за тучи. В душе Зевса насмерть сражались две его божественные ипостаси: мужчина и политик. Политик победил, и солнце вновь скрылось.

   Конечно, от Прометея можно ждать любой гадости, но врать он никогда не умел. Он сказал правду: сын превзойдёт отца. Зевс знал, к чему это ведёт, он ведь тоже когда-то превзошёл отца, и теперь Крон томится в Тартаре, а Зевс правит Олимпом.

   Он в последний раз взглянул на Фетиду. Она смотрела на него страстно и преданно.

   -- Замуж тебе надо, Фетида. За Пелея.

   Нимфа тихо пискнула от неожиданности.

   -- За смертного? Это вы так шутите? - осторожно спросила она.

   -- Парень он хороший, - продолжал Зевс, глядя куда-то в сторону. - Внук мой, царь. Спортсмен тоже. Счастливо с ним жить будешь.

   -- Не хочу я ни за какого Пелея! Не заставите! - взвизгнула Фетида и вдруг расплакалась. - За что? В чём я провинилась?

   Небо озарилось яркой вспышкой.

   -- Ты с кем споришь, Фетида! За кого скажу, за того и пойдёшь! Не добром, так силой!

   Нимфа резко развернулась, закрыла лицо ладошкой и, громко всхлипывая, побрела обратно в Элладу. Зевс печально смотрел ей вслед.

   Домой он вернулся уже под вечер. Тихонько прикрыл за собой дверь, зашарил в темноте рукой по стенке. Вдруг что-то полыхнуло во мраке прихожей. Комета с шипением пронеслась мимо головы громовержца, он едва успел увернуться от планеты второй звёздной величины, поймал налету звезду, отшвырнул в сторону и затряс обожжённой ладонью. При этом другой рукой он, изловчившись, схватил за запястье свою жену Геру, которая уже собралась ещё чем-то в него запустить.

1
{"b":"558865","o":1}