ЛитМир - Электронная Библиотека

   Тягаться с Зевсом никто не пожелал. Наступившую тишину нарушил только слабенький голосок Афины:

   -- Папа!

   -- Что, доченька?

   -- Если ты грекам запретил помогать, то хотя бы можно внушать им умные мысли?

   -- Конечно можно, доченька. Тебе я ни в чём отказать не могу. Умные мысли это замечательно! Можешь прямо с себя начать. Внуши наконец себе что-нибудь умное - это будет так необычно и оригинально!

   Афина надула губки и отвернулась.

   Зевс закрыл собрание и взошёл на колесницу, которую ему подогнал Гермес. Громовержец отправился поближе к месту событий, на гору Ида, где на вершине Гаргар для него был оборудован наблюдательный пункт.

   Остальные боги разбрелись кто куда по Олимпу. Одни запаслись нектаром и расселись перед ясновизором, другие расположились на склоне горы, откуда тоже можно было издалека наблюдать военные действия, а те, кого война не интересовала, пошли по дворцам или по своим божественным делам.

   Ранним утром троянцы и греки снова сошлись в битве. В неимоверном грохоте слился стук щитов о щиты, копий о копья, победные крики и смертные стоны. Снова по троянской земле потекла кровь.

   Когда солнце достигло зенита, Зевс, до сих пор только наблюдавший за ходом боя, определил шансы обеих сторон на победу таким образом: победа троянцев была неизбежна, а у греков никаких шансов не было. Достав перун, громовержец немедленно довёл это до сведения воюющих: молнии одна за другой посыпались на греческое войско, ломая строй и унося жизни десятков воинов.

   Смысл этого знамения сразу поняли даже самые мужественные и могучие герои. Все греки побежали. Перед наступающими троянцами остался один лишь Нестор, но вовсе не от неуместной смелости или от непонимания воли богов - один из его коней был убит, и колесница не могла двигаться. Старик бросился отпрягать павшего коня, а в это время прямо на него мчалась уже колесница Гектора. Тут бы и закончилась долгая и славная жизнь мудрого Нестора, если бы его не увидел Диомед. "Одиссей! Помоги!" - крикнул он своему другу, но могучий царь Итаки предпочёл его не услышать, со свойственным ему благоразумием рассудив, что лучше быть живым трусом, чем мёртвым героем. "Копьё тебе в зад!" - с досадой подумал Диомед. Ему пришлось спасать Нестора в одиночку. Остановившись рядом со стариком, Диомед крикнул: "Бери вожжи! На Гектора!".

   Нестор вскочил на колесницу и, взяв управление, и поскакал навстречу врагу. Диомед метнул копьё, но в Гектора не попал, убив его возницу.

   Смелость Диомеда заставила многих греков остановиться и обратиться вспять. Ход боя чуть было не повернулся вопреки воле Зевса, но земля рядом с колесницей смельчака содрогнулась от близкого удара молнии. Дым и запах серы застили глаза. Кони встали на дыбы и вырвали вожжи из рук Нестора.

   -- Поворачиваем! - закричал старик. - Не нам с Кронычем спорить! Сегодня он за Гектора, завтра, может, за нас будет, если доживём!

   -- Чтоб Гектор надо мной смеялся?! - вспыхнул Диомед.

   -- И хрен с ним - пусть смеётся, - ответил Нестор, поймав вожжи, повернул колесницу и помчался за убегающими греками.

   "Трус! Баба! Сдохни!" - кричал ему вслед Гектор, уже нашедший нового возницу.

   "Поворачивай!" - заорал Диомед, вырывая вожжи из рук Нестора. Удар молнии в нескольких шагах от колесницы заглушил его крик, но потребовалось ещё два разряда, чтобы храбрец окончательно понял, на что ему намекает громовержец, и отказался от мысли вновь нападать на Гектора.

   "За мной! - кричал Гектор троянцам. - Наша берёт! Зевс с нами!" Он вёл своё войско прямиком на греческий лагерь, на выстроенные накануне стены. Он торопился, как мог подгонял воинов, мысленно умолял коней скакать быстрее, обещая дать им в корм вино и лучшую пшеницу. В воображении он уже владел драгоценными доспехами Диомеда, которые он выменял у Главка, и знаменитым золотым щитом Нестора.

   Олимп содрогнулся от гнева Геры. Она подошла к Посейдону, наблюдавшему битву со склона.

   -- И ты потерпишь это издевательство?! - спросила она. - Неужели у всех богов не хватит духу противостать одному Зевсу?

   -- Думай, что говоришь, сестра, - проворчал в ответ Посейдон и отвернулся.

   А греки бежали. Агамемнон пытался их остановить, обзывал трусами, молил Зевса уже не о победе, а хотя бы о том, чтобы уйти живым. Подняв взгляд к небу, он увидел парящего над греческим лагерем орла, несущего в когтях оленя. Это громовержец, сжалившись над Агамемноном, послал грекам добрый знак. Павшие было духом воины приободрились и снова стали оказывать яростное сопротивление.

   Большой Аякс закрыл щитом своего брата - лучника Тевкра. Каждый раз, когда Аякс отводил щит в сторону, Тевкр выпускал стрелу, без промаха разившую одного из наступавших в первых рядах. Он уложил на землю многих троянских героев. Агамемнон мысленно пообещал после взятия Трои первым наградить именно его.

   Главной целью Тевкра был Гектор, а в него попасть не удавалось, он только убил очередного возницу троянского вождя, а тот, соскочив колесницы, метнул в стрелка камень, как раз когда он высунулся из-за щита для очередного выстрела, и Тевкр тяжело раненый повалился на землю. Аякс снова закрыл брата щитом, и стрелка унесли к кораблям.

   Контратака греков захлебнулась. Они снова бежали к лагерю, троянцы гнались за ними, и впереди скакал Гектор, уже нашедший нового возницу. Он разил копьём отстававших от бегущих греков, заставляя других бежать ещё быстрее.

   Только укрывшись за рвом и валом, греки смогли отдышаться и оценить масштаб потерь. Они взмолились богам, не ведая, насколько это сейчас бесполезно.

   Но боги услышали молитву. Взбешённая Гера вбежала к Афине и не увидела её. С секунду она стояла, озирая пустую комнату, как вдруг её внимание привлекло слабое поскрипывание из угла у неё за спиной. Обернувшись, она увидела свернувшуюся калачиком богиню войны. На ней было домашнее платье, расшитое цветочками. Она сидела, обхватив голову руками, и издавала какие-то неопределённые звуки - то ли скрип, то ли стоны.

   -- Афина! - сказала царица богов, - Неужели мы позволим Гектору перебить сегодня всех греков?

   Богиня войны подняла на неё полные слёз глаза и срывающимся голосом ответила:

   -- Это не Гектор, это всё мой папа. Он меня ненавидит. А я для него жизни не щадила, всё для него делала. Он меня заставил помогать этому недоумку Гераклу. Я ему помогала-помогала, а он на Гебе женился. Да мне всё равно, на ком он женился! Пусть женится на ком хочет!!! Но почему именно на Гебе?! Она же такая дура!

   Гера хладнокровно выслушала эту печальную тираду и сказала:

   -- Там, на улице кони ждут. Убьём Гектора - Зевс ничего не успеет сделать.

   -- Да-да, конечно, - пробормотала Афина, глотая сопли. - Иди, я сейчас выйду.

   Когда Гера ушла, она поспешно сбросила платье с цветочками и облачилась в доспехи.

   Для богов расстояние от Олимпа до Трои было совсем незначительным, они вполне могли преодолеть его пешком, Афина всегда так и делала, но царицы, как известно, пешком не ходят, и Гера, решившись самостоятельно вмешаться в ход битвы, отправилась в бой на колеснице.

   Афина стегнула коней, и они помчались по небу, выбивая копытами хлопья тумана из облаков. Впереди уже замаячили башни Трои, когда богини увидели стоящую на обочине облака с вытянутой рукой фигуру. Это был Гермес.

   -- Проскакать мимо? - спросила Афина.

   -- Останови. Узнаем, что ему надо.

   Колесница резко остановилась. Гермес облокотился на её бортик и игривым тоном сказал:

   -- Привет девчонки! До Тартара не подбросите? Вы же, как я понимаю, именно туда намылились.

   "Спалились!" - сквозь зубы прошипела Афина.

   -- Ага! - Гермес кивнул. - Кстати, Кроныч велел вам передать, чтобы вы коней не очень-то гнали. В Тартаре вовсе не так весело, как вы, очевидно, себе вообразили.

56
{"b":"558865","o":1}