ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я считаю, что атеизм – это сопротивление теизму. Миллионы людей верят в Бога; лишь немногие противятся этому и начинают отрицать его существование. Можно проверить это простым способом. Если теисты и теизм вдруг исчезнут с лица Земли, будут ли существовать атеисты? Они появились после теистов как ответ на их взгляды. Когда нет религий, говорящих нам о существовании Бога, какой смысл не верить в него? Вы будете выглядеть глупо. С исчезновением теизма атеизм умрет сам собой. Это значит, что атеизм просто тень, он не существует самостоятельно. Сопротивление – это тень.

Когда я говорю, что Бога нет, я не утверждаю, что не верю в него: ведь чтобы можно было не верить в Бога, Бог должен существовать. Верить или нет – это выбор каждого, но в обоих случаях Бог должен существовать. Он нужен как теистам, так и атеистам. А я говорю, что Бога нет и никогда не было. Ошибаются и теисты, и атеисты. Не правы и те, кто верят, и те, кто не верят.

Я не думаю, что пожилая дама из «Американских атеистов» приедет ко мне. Я бы хотел встретиться с ней, так как за всю свою жизнь она, возможно, ни разу не встречала человека, который не относится ни к теистам, ни к атеистам. Если нет Бога, нет смысла принимать чью-либо сторону. Я думаю, это даже глупо: если нет Бога, зачем человек тратит всю свою жизнь, открывая ассоциации для атеистов по всему миру? Целая жизнь потрачена! Если нет Бога, зачем все это? Но это дело стало всей ее жизнью. Неверие и отрицание само по себе не может сделать человека счастливым.

Мое утверждение, что Бога не существует – это действие, а не сопротивление. Я никому не противоречу; я только говорю то, что проверил на собственном опыте. Я искал Бога внутри себя, но не нашел. Вместо него я нашел благочестие; я открыл внутреннее сознание. Я нашел бессмертие, внутренний свет – но не Бога.

Я не думаю, что эта женщина когда-либо пыталась искать Бога в себе. Она просто борется с теистами. Эти теисты глупы; и борясь с ними, вы тоже становитесь глупцами. Сопротивление не делает вас умнее тех, с кем вы боретесь.

Революционер – это борец. Он против общества, против экономических устоев, против политических правил. Революционер борется со многими вещами – его жизнь состоит из негатива. Он все время сражается с одними, с другими – он сражается с тысячью явлений; в его жизни так много слова «нет». Невозможно жить в счастье и с молитвой, когда вокруг столько отрицаний.

Одно слово «да» имеет бо́льшую силу, чем тысяча «нет». Слово «нет» пустое. Оно демонстрируют вашу злость, жесткость и агрессию, а также неспособность что-либо создавать и приносить пользу жизни.

Действие ни от чего не зависит, оно исходит от самого человека и его душевных порывов. Бунтарь не знает, что такое сопротивление, он действует. Действие – это согласие.

Бунтарь – творец; он сам создает себе новую жизнь. Он становится новым человеком, он зарождает новую эпоху. Он обнаруживает в себе новые возможности и открывает перед собой новые горизонты. Не противоречить – значит расти над собой, как растет розовый куст. Вы думаете, он растет назло горам? Назло всем вокруг? Нет, он растет не вопреки, а потому что так задумала природа. Он растет, чтобы цвести и приносить пользу. Это процесс самореализации.

Действие – это тоже процесс самореализации. Сопротивление – это только ненависть, злость, зависть, жестокость и разрушения. Эти качества не достойны высокой оценки. В моем понимании, у революционера нет ценности, которая есть у бунтаря. Посудите сами… Сократ не революционер, он бунтарь. Гаутама Будда не революционер, а бунтарь. Гераклит тоже не революционер, а бунтарь. Все эти люди достигли наивеличайших высот, которых когда-либо достигало человечество.

Революционеры находятся на той же планке, что и их противники. Они должны быть на одном уровне, чтобы сражаться. Бунтарь ни с кем не борется. Он освобождает себя, чтобы дать себе возможность расти в своем собственном направлении. У бунтаря есть внутренняя красота; революционер же – политический и социальный преступник. Бунтарь – это единственный святой человек, он священный.

Но в тот момент, когда вы начинаете организовывать бунт, вы меняете его суть и он становится революцией. А это уже совсем другое. Поэтому я повторяю снова и снова… Тенденция организовывать имеет глубокие корни и существует уже миллионы лет. Чтобы быть одному, нужна сила воли.

Быть одному… Но вы можете объединиться с людьми, которые тоже хотят быть одни. Ваше объединение – это дружеский союз двух путешественников. Без каких-либо условий. Это не делает вас христианином, индуистом или буддистом. Вы остаетесь самими собой, а кто-то – самой собой. Это единственная ценность саньясинов: не разрушать индивидуальность другого человека. Ведь другой человек так же важен для существования, как и вы. Не нужно навязывать свои идеи остальным. Кто вы? Какое право имеете навязывать свои идеи? Вы можете поделиться ими, рассказать о них, открыть свое сердце. И если кто-то считает, что ваши мысли на одной ноте с их мыслями, это будет их выбор, а не ваше предпочтение.

Революционеры же пытаются навязать свои идеи. Они делают то же самое, что и древние религии. Я считаю, что коммунизм – это тоже религия; между ними нет разницы. Не имеет значения, что коммунисты не верят в Бога, ведь многие древние религии тоже не верят в него: например, буддизм, джайнизм. Это не является проблемой. Религия – это то, что люди навязывают друг другу. Убеждать людей – это важная задача, это миссия.

Бунтарь не миссионер, он просто друг. Он может пригласить вас в свой внутренний мир, и если вы почувствуете, что вам близки его мысли, если они помогают вам и питают вас и облегчают ваш выбор, возьмите эти мысли себе. Но это будет ваш собственный выбор – никто не будет принуждать вас. Так и должно происходить в коммуне. Что бы я ни говорил вам, вы не обязаны мне верить. Вы должны быть открытыми, чтобы сделать свой выбор. Решение только за вами. И если вы принимаете мои мысли, если они зажигают огонек в вашем сердце, я более не отвечаю за них – этот огонь уже ваш. Но если вы не принимаете мои мысли, моя любовь к вам не угасает, потому что у нее нет цели убедить вас.

Каждый человек действительно уникален. Быть уникальным – это исключительное право человеческого существования. Все религии и политические идеологии пытаются нарушить ваше право. Я же хочу возродить его в вас. Ваша индивидуальность ни от кого не зависит. Ваша свобода – это единое целое, и это самая высокая ценность.

Живи по своим правилам. Что означает истинное бунтарство? - i_006.jpg

Что ты можешь сказать о насилии, ведь это неотъемлемая часть бунта?

Насилие никогда не относилось к бунтарскому духу по той простой причине, что это пережиток прошлого, а бунтарь хочет покончить с прошлым. Жестокость была образом жизни прошлого тысячелетия. Хотели мы этого или нет, но жили в жестокости. Наши армии, полиция, тюрьмы, судьи, войны, наши так называемые религии – все они жили в мире жестокости. А жестокость (даже минимальная) – это неуважение к самой жизни.

Для меня религиозный человек (или религиозное сознание) – не что иное, как глубокое почитание самой жизни, так как за пределами жизни нет Бога, как и нет рая за пределами сознания. Насилие – это принуждение сознания и самой жизни, оно разрушает.

Бунтарь – творец; его философия заключается в созидании. Мы слишком долго жили в разрушениях, и чего мы добились? Вот почему я провел четкую грань между бунтарем и противоборцем, между бунтарем и революционером.

Противоборец – это самая низшая категория. Он никогда не расстанется с прошлым. Прошлое – его цель, он борется с ним. И не важно, боретесь вы за или против, отголоски прошлого будут преследовать вас, связь с ним никогда не порвется.

Революционер стоит на ступеньку выше противоборца. Он не только борется, но и мечтает о будущем, у него есть своя утопия. Но жестокость научила революционера думать, что цель оправдывает средства. Я скажу по-другому: для достижения правильной цели нужны правильные средства. Путем насилия невозможно создать мирное, спокойное и любящее человечество. Насилие будет стоять у истоков, и оно будет отравлять ваше новое общество.

3
{"b":"558869","o":1}