ЛитМир - Электронная Библиотека

Эта компания была номером один на рынке, самой интересной и самой интригующей.

Если я хочу войти в этот рынок, остается покупать только их. Но если я с ними не договорюсь, то шанса больше не будет.

Если кого-то покупать в интернете, нужно было покупать ЛИДЕРА. В интернете побеждает только лидер!

Тут нельзя брать номер 5 или 6. Даже 4-й номер – это сомнительно.

Весь куш берет ЛИДЕР!

Возможно, что-то еще останется обладателям серебра или бронзы. Остальным – ничего.

Так было тогда на американском рынке.

– Так будет и у нас в России! – убеждал меня второй модный интернет-гуру, Тёма Лебедев.

Молодой упитанный кудрявый парень, он был самым юным из всех, с кем я тогда увиделся, чтобы понять поляну русского интернета. Тёма был хоть и самым молодым, но оказался самым толковым. Он не говорил о посещаемости, хитах, хостах или капитализации, он говорил о сути!

– Рамблер – большой старый портал с кучей каких-то ненужных картинок на «морде», как старый чемодан, – стал разъяснять свои мысли Артемий. – Но он большой и самый главный в России. Его можно сделать крутым, но там нужно все менять! Прежде всего нужно поменять картинку! К тому моменту Артемий Лебедев сделал дизайн «морды» Яндекса, его главной страницы. Там внизу гордо красовался его фирменный лейбл в виде штрих-кода.

– Аркадий тоже хотел налепить на свою главную страницу кучу всего, но я настоял, чтоб он все убрал! – продолжал Тема. – Теперь главная страница Яндекса – легкая и современная. И сравните это с Рамблером. От него же веет стариной. В этом – вся суть успеха молодого Яндекса. Но и тут предела нет. Я бы вообще убрал с главной страницы все и оставил одну… поисковую строку!

И Тема заговорщицки открыл мне свой лэптоп, где на пустой белой странице в центре лаконично стояла одинокая поисковая строка и кнопка «Искать»!

– Если Рамблер сделает это, он победит! Но Рамблеру до этого далеко, ему для начала нужно хотя бы поменять логотип. С таким логотипом жить нельзя, у него посреди главного слова русская буква «Ы»!

Я взглянул в свой компьютер и действительно только в этот момент увидел посреди английского слова «Rambler»… русскую букву «Ы»!

– С таким логотипом жить нельзя. Его нужно менять, и я готов это сделать! – заявил мне Тёма Лебедев, как будто я уже владел Рамблером, хотя я с ними еще даже не встречался.

– Мы обсудим это с тобой, – договорился я с Лебедевым.

Осталось дело за малым. Нужно было купить Рамблер.

И я стал наводить о них справки. Кто они такие? Откуда взялись?

Оказалось, что это ребята из научной среды, из какого-то НИИ в Пущино.

Как мы покупали русский интернет - i_005.jpg
Как мы покупали русский интернет - i_006.jpg

Я сам учился на физтехе в Жуковском, работал в ЦАГИ и потому интуитивно таких людей, как мне казалось, чувствовал и понимал. Но ни с одним из них я до того момента ни разу не общался и что они хотят – не знал.

Юлий раздобыл о них первую информацию: поисковый движок Рамблера придумал и написал Дима Крюков – к тому моменту уже легенда Рунета. Он же первым придумал и запустил рейтинговую систему ТОР100 для ранжирования популярности русских сайтов, но главным человеком и директором у них был Сергей Лысаков.

Именно с ним я созвонился и пригласил его в наш офис на Трехпрудном переговорить.

Виктор Хуако

(Осень 1999 года)

Виктор Хуако был одним из многих молодых иностранцев, которые приехали покорять Россию в середине 1990-х.

Я с интересом наблюдал за этими экспатами, которые искали у нас счастья и денег. Это не были седые мужи или дети из богатых семей Лондона или Нью-Йорка. Они были такие же, как и мы, простые ребята лет 30–35. У них было хорошее образование, но по разным причинам перспектив у себя на родине они не видели и отправились сюда.

Виктор приехал из Перу. Как-то я спросил его:

– Зачем? Что подтолкнуло тебя покинуть родину и искать счастья где-то далеко?

Он ответил мне примерно так:

– Во-первых, Перу – бедная страна, я не смогу заработать там столько, сколько в Нью-Йорке, Лондоне или Москве. А во-вторых, Россия очень похожа на Перу, мне тут легко и комфортно. Вот, к примеру, ситуация. Если я в Нью-Йорке решу нанять водителя, то должен буду сразу заключить с ним контракт. И там я буду обязан прописать по пунктам все, что он должен делать. С которого часа и по какой. В какой день он работает, а в какой – нет. В России все иначе.

– В России, как и у нас в Перу, есть понятие «барин». Если ты барин, то не нужно все указывать в специальном контракте, ведь всех нюансов взаимоотношений не описать. Водитель же нужен не только, чтобы водить машину, – всегда нужно что-то привезти, выполнить какие-то поручения, задания: и по бизнесу, и по личным делам. В Нью-Йорке это невозможно: там нужно все прописать в контракте. Это не по мне. А в Москве я чувствую себя, как дома! – делился Виктор своими открытиями.

И продолжал:

– Но каждый год в декабре, на Рождество, я улетаю к отцу в Перу. Это святое. У нас большая семья, братья и сестры живут в разных городах и странах, но на Крисмас мы все обязательно съезжаемся домой.

Как мы покупали русский интернет - i_007.jpg

Мы с Виктором познакомились в конце 1990-х, еще когда я работал в МФК. Он торговал российскими ГКО (государственные краткосрочные облигации. – Прим. ред.) и искал новые свежие идеи на российском долговом рынке. Мы продавали ему тогда все, что придумывали: товарные векселя «Лукойла», «Алросы», агробонды. Он неплохо на этом зарабатывал и верил во все, что мы ему приносили.

К тому моменту у Виктора была уже своя компания Orion Capital с небольшим, но шикарным офисом в самом центре Москвы – в недавно отреставрированном старом особняке с видом на церковь. За стеклянной перегородкой в общем зале располагались два ряда столов с компьютерами, за которыми сидели несколько трейдеров, русских ребят, и еще несколько теток-американок, которые вели бухгалтерию фонда.

Тогда я часто приезжал к Виктору – узнать, интересны ли ему те или иные бумаги, да и просто поболтать: чем живет рынок? Что покупают иностранцы, что интересно им в России? Виктор отлично понимал американский рынок, знал многих тамошних банкиров и был с ними в постоянном контакте. За эти годы он прочувствовал и российский рынок, но по-русски не читал и не улавливал нюансов и деталей. Ему не хватало контактов, связей, и наши отношения ему были очень важны.

Именно Виктор был первым человеком со стороны, с которым я поделился своей идеей – купить русский интернет. Я хотел узнать у него, будет ли это интересно иностранцам, готовы ли они нас поддержать – хотя бы в будущем.

Эта неожиданная инвестиционная идея ему сразу понравилась, и вскоре мы с ним совершили первую совместную сделку в Рунете.

P. S.

Виктор поддержал мою идею купить Рамблер, поверил в нее и окунулся в работу с головой. В результате он потратил на эту компанию все деньги, что сумел заработать в России, ему даже пришлось закрыть свою компанию. Он нервничал, переживал, отчаивался от невозможности вернуть вложенное – и в результате, не выдержав испытания временем, с убытком продал свою долю.

Эта продажа от отчаяния и определила в будущем судьбу компании Рамблер.

Сделка

(Декабрь 1999 года)

Деньги для Рунета

В российском Интернете произошла весьма крупная инвестиционная сделка. Ее объектом стал популярный интернет-каталог и поисковая система Rambler. В роли инвесторов выступил консорциум из двух инвестиционных компаний – «Русские фонды» и Orion Capital Advisors, – готовых потратить на эту и последующие сделки в Рунете около $30 млн.[2]

Коммерсант. 27–01–2000
вернуться

2

Полный текст статьи см. в Приложении.

3
{"b":"558884","o":1}